Нет, это нормально
Толстая корова: как я полюбила свое родившее тело
Мнения

Толстая корова: как я полюбила свое родившее тело

Автор книги «Мама дорогая! 9 мифов и материнстве» и колумнистка НЭН Елена Безсудова написала текст на одну из наших любимых тем – она поделилась опытом принятия своего тела после родов. В этом материале есть все – кусочки пиццы, растяжки, восхищение возможностями своего организма и борьба за привычную телесную оболочку, нарушенную беременностью и родами.

Когда у меня не было ребенка, я замечала в парках и скверах новоявленных матерей, которые уныло катили свои коляски, и удивлялась, почему они, ну почти все, такие сдобные. «Как же так, – недоумевали мое пятьдесят два килограмма красоты, выпестованные L-карнитином и фитнес-инструктором, – вот жила-была стройная бабенка, питалась божьей росой или зернами укропа, постила в соцсетях фотки, на которых держала в тощей девичьей ручке солнышко, а потом бац – родила и стала коровяком!»

Я была уверена, что раскритикованные мною мамаши питаются исключительно чебуреками и кока-колой. Пока не родила сама и не выписалась из роддома с пятимесячным на вид животом, про который благоверный нежно шутил: «Ты уверена, что там никого больше нет?», и не стала перед сном поедать пончики, потому что час ночи – это единственное время, когда мать может нормально поесть. В идеале пончики, потому что это быстро и сытно.

Обстоятельства тела
Картинки
Обстоятельства тела

Нет, я не растолстела до размеров вечно расширяющейся Вселенной, но мое тело бесповоротно и навсегда стало другим. Я полюбила его.

И пусть мой некогда идеальный живот теперь всегда вываливается, если я сажусь. Или плотно поем. Или просто дома. Знаете, за что?

За то, что это тело выносило и родило моего сына. Стало творцом невообразимых чудес: только представьте, девять месяцев назад младенец, спящий в кроватке, был зиготой, которую можно было рассмотреть разве что под микроскопом. Матка увеличилась в тысячу раз. Образовался новый орган – плацента. К циркулирующей крови добавился еще один литр. Уровень окситоцина во время родов и после зашкаливал. Грудь, обнажив голубые вены, кормила ребенка два года. Согласитесь, как-то нечестно изволить быть недовольной телом, которое способно на подобные штуки!

Тут напрашивается к рефлексии такое модное и заклеванное адептами культа худобы и ЗОЖ явление, как бодипозитив. Казалось бы, как хорошо: посмотрела инстаграм какой-нибудь Милли Смит, наелась бургеров, выпятила пузцо перед зеркалом в ванной, натянула на жирненькие ляхи шорты с дырами, живи и радуйся. Люби себя такой, какая есть. Плюй на мышиный шепот ходячих мощей о собственном несовершенстве. Заведи личный блог и глумись в нем над прозрачными девами вместе со всеми их сахарозаменителями. Но, черт возьми, и растянувшаяся кожа на животе, и целлюлитные окорочка, и руки как у белки-летяги – нет, я никогда не смогу уговорить себя, что это красиво.

Любовь к телу, подарившему миру человека, и зачатки бодипозитивной веры в коровистую красоту – это все же разные вещи. Я могу лихо ставить лайки умильным статьям про толстух, искренне восторгаться известной моделью, которая не постеснялась выложить в сеть фото реального, обезображенного беременностью живота, но украдкой думаю о том, что пора бы подкачать пресс. И да, я уверена, что упомянутая смелая модель, пока подписчики причитывают над родовыми разрушениями, потеет себе в спортзале. Потому что слишком прочно в мозгу отпечатались все эти поджарые икры, выпирающие ключицы, обтянутые кожей колени, острые детские лопатки и студенческий 42-ой, которые некогда был впору. К тому же нам комфортно в том теле, к которому мы привыкли. Лично я привыкла к себе-дрищу.

И не только я. Помните проект американского фотографа Джейд Билл «Тела матерей»? Она снимал женщин вскоре после родов, не ретушируя на получившихся фото все эти прекрасные сдувшиеся животы, растяжки и складки. Джейд всего-то хотела позволить нам с любовью и уважением относится к телу, которое прошло колоссальную трансформацию и потому выглядит не так, как прежде. Почитайте комментарии и вы увидите, что самые гадкие из них принадлежат женщинам… Проект, правда, классный, но красивым назвать его сложно. Правда, – давайте не будем себя обманывать.

Я убеждена, что надо жить в том теле, которое тебе действительно нравится. Ну, или по крайней мере стремиться к этому. И если ты хорошо чувствуешь себя, когда можешь легко спрятаться за канат, почему бы не попробовать вернуться в свой «добеременный» вид? Спорт и правильное питание действительно могут приносить удовольствие, сравнимое с углеводным оргазмом от пасты с пармезаном в тандеме с треугольником пепперони. Сегодня зал, завра паста – почему бы нет? Но, увы, в первые месяцы жизни ребенка на тренировки не у всех есть время. У меня, например, не было.

Поэтому в отношениях с собственным родившим телом, важно не только быть ему благодарной за то, что оно дает жизнь нашим детям и позволяет ловить кайф от всякой ерунды (а как вы еще собираетесь наслаждаться едой, закатами, сексом, близостью хорошего человека?), но и дать этому телу время прийти в себя после того, как оно выносило четырехкилограммового младенца. Десятки раз умерло в каждой схватке. Вытолкнуло чудом этого гиганта из такого места, которое почему-то называется «половая щель». Болит. Не спит ночами и беспрестанно кормит. Хочет отдыха. Посмотреть на него глазами любящей матери, а не соседки-стриптизерши. Я сказала себе, что обязательно займусь спортом, когда у меня действительно появится возможность, но это произошло года через три после родов. Свободное от материнства время я предпочитала проводить в ресторане с мужем, вином и стейком, потому что убеждена, что совместное поедание ужинов гораздо полезнее для брака, нежели безупречный пресс.

Раз уж я вспомнила про мужа, позволю себе заметить, что только инфантильный идиот может придираться к экстерьеру матери своего ребенка после родов. Но, слава Богу, мы живем в эпоху гиперинформации, изменения системы воспитания, повышенного внимания к теме родительства, и современные папаши начали, наконец, узнавать и понимать, что же есть беременность, роды и месячный младенец. Ура, отцы принимают все больше участия в жизни женщины и ребенка, и вполне себе представляют, как выглядят послеродовые трусы и молокоотсос. Что бы там ни кудахтали ведические женщины про мужские и женские энергии, это очень и очень хорошо. Нормальный здоровый мужчина испытывает гордость, что его вторая половина родила ему пухлого младенца и даже не вспоминает про какие-то там лишнее килограммы. Это мы про них думаем.

И да, мое тело, несмотря на все тренировки, не стало прежним. Оно красивое, но другое, новое. Вернуться в прошлое не получилось. Да и так ли это нужно, ведь там не было моего ребенка.

Поделись статьей с друзьями