Нет, это нормально
Роды под Rammstein: как ведут беременность в Германии
Мнения

Роды под Rammstein: как ведут беременность в Германии

НЭН продолжает географический цикл публикаций, рассказывающих о том, как родительство и подготовка к нему происходят в разных уголках нашей классной круглой планеты. Сегодня своим опытом делится Катя Статкус, с которой вы знакомы по публикациям про рожающее Средневековье, советские поделки и малышей в искусстве.

Я живу в Германии пять лет. Но ни у кого из моих здешних друзей еще нет детей, поэтому со всеми местными особенностями ведения беременности мне пришлось разбираться самой. Сразу могу сказать, открытий было немало. Например, оказалось, что то, что по-немецки дословно называется «роддомом», совсем не похоже на наш роддом. В немецком «роддоме» нет врачей и почти нет никакой медицинской техники, а есть только акушерки, поэтому атмосфера приближена к домашней. А на роддом в нашем понимании похожи отделения гинекологии и акушерства в клиниках. Правда, они, как правило, размещены не в отдельных зданиях, а занимают лишь часть этажа больницы, и по пути в родблок можно вполне пройти хирургию или кардиологию. Но обо всем по порядку.

Я планировала беременность, и после того, как тест показал две полоски, радостно пошла к гинекологу. У меня взяли кровь на определение гормона ХГЧ в динамике, сделали УЗИ, на котором все было слишком расплывчато, и сказали приходить через неделю. Когда через неделю на УЗИ уже было видно не только плодное яйцо, но и эмбрион, меня официально признали беременной и выдали мне муттерпасс (паспорт матери). Это местный аналог обменной медкарты, в которой проставляется ПДР, заносятся все данные о ваших анализах, отметки о появлении у врача и так далее. Я бы, честно говоря, предпочла, чтобы этот документ в 2016 году был электронным, а не бумажным, – но, видимо, это такая дань традиции: муттерпас был введен в обращение в 1961 году, беременные его очень любят, а некоторые даже шьют для него специальные самодельные обложки.

Крамзорг в помощь: как проходят беременность и роды в Нидерландах
Мнения
Крамзорг в помощь: как проходят беременность и роды в Нидерландах

С муттерпасом в кармане я стала ходить к врачу на регулярные осмотры, которые проходили до 32-ой недели раз в месяц. Мне мерили давление, брали экспресс-анализ мочи, иногда брали кровь на гемоглобин (всего за время беременности кровь брали не более пяти раз, что меня тоже немного удивило). Смотрели, как изменяется мой вес и скорее, хвалили, если он прибавлялся. А в те месяцы, когда он не прибавлялся, говорили, что можно есть и побольше. Есть, кстати, разрешали почти все – кроме сырого мяса, сырой рыбы и сыров из непастеризованного молока. Кофе и чай сказали ограничить до трех чашек в день, ну и алкоголь, понятно, подвергся полному запрету.

Если следовать официальной линии, беременные в Германии должны сделать три плановых УЗИ: первое – с 8-й по 12-ю неделю, второе – с 18-й по 22-ю, третье – с 28-й по 32-ю. Как я уже писала, мой врач делала два УЗИ в самом начале, для того, чтобы исключить внематочную, еще одно по нашей просьбе для определения пола ребенка и последнее, контрольное, ближе к концу срока. О том, что у меня будет мальчик, мне сказали на 16-й неделе. Оказалось, врачи не имеют права выдавать эту информацию до 12-ой недели, так как до этого времени в Германии разрешается делать аборт. И были прецеденты, когда на аборт шли, потому что родителям «не подходил» пол ребенка.

Обычная, обязательная в Германии медицинская страховка покрывает все эти консультации, УЗИ и базовые анализы. Стоимость самой страховки высчитывается, исходя из вашей зарплаты, но самая минимальная — например, для студентов или тех, кто мало зарабатывает, составляет примерно 80 евро в месяц. По желанию в специальных пренатальных центрах можно пройти дополнительные исследования, за которые придется платить отдельно (иногда врач может дать вам направление для получения так называемого «второго экспертного мнения», и тогда за какие-то из этих процедур может все-таки заплатить страховая компания). Обычная страховка в большинстве случаев не покрывает также рекомендуемый здесь тест на токсполазмоз и анализ на стрептококки. За все остальное, в том числе и за роды, платить отдельно не нужно.

На 32-й неделе мне в первый раз сделали КТГ, которое показало достаточно высокое сердцебиение у моего сына, и после этого мне пришлось ходить на осмотры раз в неделю. Возможно, ребенок тогда просто разнервничался от датчиков и шумов, но врач сказала, что лучше мы будем мониторить ситуацию почаще. Тогда же она сказала, что в случае перенашивания, мне нужно будет ездить на осмотры уже в родильное отделение, потому что моя врач не ведет беременности после 40-й недели (есть гинекологи, которые это делают). Поэтому в ПДР у меня был назначен прием в клинике, а когда мы с мужем туда приехали, то начались схватки, и через 20 часов родился наш сын.

Выбор клиники

Поскольку домашние роды и роды в роддоме немецкого типа без врачей – это, к сожалению, варианты не для моих нервов, мы стали искать клинику. Клиники в Германии, как выяснилось, тоже бывают разных типов. Вначале мой глаз пал на уютную, небольшую, сертифицированную как «особо поддерживающая ГВ». Но когда мы с мужем сходили туда на день открытых дверей, то узнали, что там нет реанимации для новорожденных, и все сложные случаи они перекидывают в другую клинику, побольше. Тот факт, что нас теоретически могут куда-то перекинуть по ходу родов, не очень меня обрадовал. Поэтому мы решили отказаться от уюта и записались в большую клинику (по размеру она действительно напоминала аэропорт). Прикрепиться к ней нужно было в промежуток между 28-й и 32-й неделей. Когда мы приехали оформлять документы, нам дали специальный номер сервиса «такси для рожениц». Мне не удалось воспользоваться этой услугой, но если бы у меня начались сильные схватки, а муж был бы на работе, по идее, меня бы мог бесплатно отвезти в больницу водитель этого такси.

За что мы любим немецких мам
Мнения
За что мы любим немецких мам

Во время контрольного осмотра в день ПДР схватки стали резко усиливаться, хотя и не было раскрытия. Нас с мужем не отпустили домой, а провели в подготовительную комнату — это была обычная маленькая палата с двумя кроватями и маленькой перегородкой. Нам разрешали выходить на улицу погулять и каждые полтора-два часа делали новое КТГ. Примерно через 15 часов у меня отошли воды, и тогда наконец нас перевели в родильный блок. В нем можно было менять цветовую тональность освещения специальным пультом, но, честно говоря, в тот момент мне уже было так лихо, что цветовое оформление комнаты могло быть хоть фиолетовым. Еще из атмосферных деталей — с собой разрешалось приносить расслабляющую музыку. Я тщательно отбирала ее: записала на диск любимые итальянские арии. Но когда мы попали в родблок, мне стало уже как-то совсем не до классики, а куда более подходящим саундтреком для всех моих мучений могла бы в этот момент стать группа Раммштайн (на дне открытых дверей говорили, что акушерок ничем не удивить и можно действительно приносить с собой все — от Вагнера до техно).

Я очень плохо помню последний этап схваток. В итоге мне сделали эпизиотомию — у ребенка стало ухудшаться сердцебиение, и акушерка сказала, что нужно действовать быстро. Я немного расстроилась в тот момент, но через несколько минут мы с мужем уже рыдали от счастья, когда увидели нашего сына. А еще через пару мгновений он уже успел на меня накакать, и тут уже заржали даже врачи.

Еще из интересных моментов той ночи я помню, как врач и акушерка с невероятным интересом вертели и рассматривали мою плаценту. Она, кажется, заинтриговала их гораздо больше, чем мой ребенок. Так что ради приличия и мне пришлось окинуть этот кусок мяса благодарным взглядом.

После родов

После естественных родов в клинике оставляют, как правило, на три дня. После КС — на пять (в Германии, кстати, КС — это примерно 30 процентов всех родов).

В первый день все семейные комнаты были заняты, поэтому я была в обычной палате с еще одной женщиной. Гости могли приходить к нам до позднего вечера, без сменки. Четырехлетняя дочь моей соседки вообще не снимая сапог лихо запрыгнула в кровать к маме с новорожденным братиком.

На второй день нам с мужем удалось переехать в семейную комнату (за нее нужно было платить 60 евро в день, но это было совершенно бесценное время). Несмотря на полное отсутствие сил и послеродовую боль, я вспоминаю эти два дня в клинике как самые прекрасные в моей жизни. Если бы на ужин еще давали что-то, кроме бутербродиков с сыром, можно было бы вообще остаться там жить.

Но если говорить серьезно и взять за скобки особенности больничного меню, то единственное, что по-крупному мне не понравилось в клинике — это то, что у персонала не было единой линии в отношении ГВ. Да, мне дали приложить ребенка сразу после рождения, он ел молозиво, и нас все эти дни с ним никто не разлучал. Но один медбрат настоятельно рекомендовал мне использовать силиконовые насадки, чтобы ребенку было легче сосать. В то время как другая медсестра говорила, что главное — пить много чая из фенхеля и все само собой наладится. Третья пыталась уговорить, что после родов вообще надо отдыхать и не обязательно прикладывать ребенка, и принесла бутылочку со смесью. Так что если бы у меня не была выработана четкая стратегия, что я буду прикладывать ребенка каждые три часа и не буду соглашаться на всякие вспомогательные средства до официального прихода молока, мои мозги бы могли взорваться от противоречивой информации. Впрочем, стало понятно, почему эта клиника не была сертифицирована как «поддерживающая ГВ».

К моей огромной радости, в день выписки молоко действительно пришло. И после контрольного осмотра ребенка, мы собрали вещи, показали медсестре, что у нас есть автолюлька для новорожденного, и пошли садиться в машину («поплелись» — вернее будет сказать в моем случае).

 Патронажная акушерка

На следующий день после выписки к нам домой стала приходить акушерка. Она называется здесь акушеркой, но, скорее, это микс из патронажной сестры и акушерки. С одной стороны, в ее задачи входит контроль за новорожденным: она регулярно взвешивает его, обрабатывает пуповину, осматривает состояние  кожи малыша и оценивает консистенцию его какашек. Но с другой стороны, она смотрит и за состоянием молодой матери: проверяет, как заживают швы, помогает наладить ГВ и просто отвечает на все вопросы новоиспеченных родителей. Суммарно период ее патронажа длится два месяца: первую неделю она приходит каждый день на сорок минут, а со временем количество ее визитов уменьшается до одного-двух в неделю.

Чтобы организовать себе такой патронаж, который полностью покрывается страховкой, нужно вовремя найти акушерку. По немецким стандартам я спохватилась довольно поздно — начала поиски только на четвертом месяце беременности. Мне очень повезло, и в итоге я нашла молодую, веселую, совершенно прекрасную Йозефину. Начиная со второго триместра я приходила раз в месяц в ее бюро. Обычно у нас было где-то сорок минут, в течение которых я могла задать ей все волнующие меня вопросы о родах, попросить ее помочь разобраться в закорючках моего врача или обсудить с ней состав аптечки для новорожденного. Если меня накрывало, могла пожаловаться на то, что коллеги по работе не понимают, почему я больше не могу пахать 24/7. Я всегда чувствовала, что Йозефина — человек, который стопроцентно на моей стороне, и это было огромной поддержкой во время беременности и в первые месяцы материнства. Вместе с ней мы первый раз купали нашего малыша, вместе с ней разделили огромное количество классных моментов. Не представляю, что бы я без нее делала!

Восстановление после родов

Примерно через два-три месяца после родов всем молодым мамам в Германии советуют пройти восстановительный курс гимнастики. Как правило, это восемь занятий по полтора часа, посещение которых покрывается обычной страховкой. Считается, что выполняемые в курсе упражнения помогают недавно родившим женщинам привести органы малого таза в порядок и берегут их от проблем с недержанием. Ведут эти занятия все те же свободные акушерки. Некоторые курсы бывают медитативными, но мой, скорее, напоминал веселую аэробику с вкраплениями упражнений Кегеля. А на последнем занятии мы вообще использовали ребенка как гирю (я была рада, что на тот момент мой малыш весил пять килограммов, а не девять, как сейчас).

Обычно курсы восстановительной гимнастики бывают двух видов: вечерние, на которые ты приходишь одна, и утренние, на которые можно брать ребенка с собой. Я ходила на утренние — пока мамы занимались фитнесом, десять малышей лежали на ковриках в центре зала и махали ручками и ножками, как маленькие пчелки. Первый урок был немного нервным, но с каждым занятием дети все больше привыкали к новой атмосфере и становились спокойнее. Для меня этот курс вообще был абсолютным счастьем, и после нескольких месяцев тюленьего состояния дал толчок наконец вернуться к спорту.

Поделись статьей с друзьями