Нет, это нормально
«Посидите лучше со мной, мне так одиноко»: как волонтеры помогают уставшим мамам
Интервью

«Посидите лучше со мной, мне так одиноко»: как волонтеры помогают уставшим мамам

НЭН уже рассказывал вам о «Помощи уставшим мамам», благотворительном проекте, который в Петербурге запустила психолог Мария Будылина. Недавно вместе с фондом «Аист на крыше» «Помощь уставшим мамам» открыла бесплатную горячую линию для беременных и матерей. Позвонить на нее можно в любых сложных случаях: когда надо решить вопрос о сохранении беременности, когда нет сил справляться с отрицательными эмоциями по подношению к ребенку, когда чувствуешь всепоглощающую усталость и вину. Мы поговорили с Марией о ее работе, принципах и опыте, который помог ей воплотить в жизни «Помощь уставшим мамам».

НЭН: Как вы придумали проект помощи уставшим мамам? За его созданием стоит личная история?

Мария Будылина: Проект изначально и вовсе не собиралась делать, вышло неожиданно. У меня на консультации была беременная третьим ребенком девушка и она брала направление на прерывание беременности, так как с каждым из детей лежала по месяцу на сохранении и в слезах объясняла мне, что если она третий раз так ляжет, то первых двух детей ей не с кем оставить. Муж не справится, так как работает по 12-14 часов. Я стала звонить в разные благотворительные организации города и узнавать, не могут ли выделить патронаж или волонтеров, чтобы посидеть с ее детьми. Ни в одной организации мне не ответили согласием — такого не предусмотрено.

Через два дня я написала пост у себя на странице в ВК, мол, предлагаю людям стать волонтерами для мам, а самим мамам предложила обращаться за помощью. Я думала, откликнется два-три человека, но посыпались десятки писем и уже через неделю я стала использовать слово «проект», придумала название и завела группу проекта в ВК (на ФБ до сих пор нет группы, нет и отдельного сайта — нет денег сделать это качественно).

Личная история стоит за этим: я разошлась с мужем, когда дочке было пять месяцев, так как он поменял работу и констатировал, что в ближайшие десть лет карьера будет у него на первом месте, семья на втором, а его карьера связана с длительными командировками, поэтому наши отношения сначала превратились в сплошное ожидание его из поездок, а потом он эмигрировал. В результате мне пришлось выйти на работу, когда дочке было полгодика и я полностью столкнулось с понятием «уставшая мама».

Сколько времени прошло от задумки до ее воплощения в жизнь? Кто вам помогал в процессе реализации?

В процессе реализации проекта мне помогали активные волонтеры. До сих пор у меня нет второго человека в проекте, на кого могу переложить часть организационных вопросов, но я надеюсь, что такой человек будет. Это ведь упирается в то, что надежно можно переложить дела в руки человека, если платишь ему зарплату. Но пока у проекта нет зарплатного бюджета, поэтому я не могу спрашивать с кого-то из волонтеров за какие-то части работы, полагаюсь на их добрую волю.

Это было заложено в концепцию, что «Помощь уставшим мамам» будет работать бесплатно? Почему?

Я очень тесно сотрудничаю с благотворительным центром «Каритас» — именно там пять лет назад столкнулась с бесплатной помощью людям, с бесплатными приемами психологов, бесплатными лекциями и так далее.

Сама как практикующий психолог/психоаналитик я привыкла брать деньги за свои услуги, но открылась и другая грань — есть люди, которые никогда не смогут найти две-три тысячи на прием психолога, и они будут страдать молча, будут мучиться сами и мучить близких.

Мне захотелось помогать не только тем, кто может заплатить, но и тем, кто не может. А в помощи нуждаются все. Поэтому я уже пять лет работаю в обычной поликлинике, куда ко мне приходят на прием по полису ОМС мамы — и я вижу, какое огромное количество мам стеснены в средствах и при этом нуждаются в помощи психолога. У горячей линии сейчас есть спонсор — проект«Аист на крыше», они оплачивают техническую часть (чтобы звонок был бесплатным для мам) плюс каждый психолог получает пусть и небольшое, но вознаграждение за смену в 12 часов. У «Помощи уставшим мамам» спонсора нет.

Сколько сейчас человек у вас в команде?

На горячей линии работают шесть психологов, включая меня. В «Помощи уставшим мамам» у нас сейчас 12 волонтеров, но это очень мало, нужно собраться с силами и осуществить новый набор, обучение и адаптацию новых волонетров.

Как стать волонтером программы и начать помогать мамам? Кто они, ваши волонтеры?

Чтобы стать волонтером, нужно оставить свою заявку у нас в группе или написать мне в ЛС. Но там есть ожидание — мы не каждую неделю и даже не каждый месяц можем обучать новых людей. После того, как человек оставил заявку, он встречается со мной, я провожу собеседование, потом сдает анализы, посещает четыре-пять занятий по детскому развитию и первой помощи и отправляется на первый визит к одной из мам в сопровождении меня или кого-то из «старых» волонтеров.

Какие в основном просьбы у уставших мам к волонтерам?

Мамы просят побыть с малышом, пока они приготовят еду или удаленно поработают (ребенок не дает сидеть за компьютером). Часто просят прислать им не того, кто будет сидеть с малышом, а психолога, чтобы с ним поговорить. Я говорю: «Мы можем посидеть с вашими детьми», но часто в ответ слышу от мамы: «Посидите лучше со мной, мне так одиноко».

Бывали ли случаи, чтобы к вам за помощью обращались отцы? Вообще мужчины как-то участвуют в проекте?

Отцы не обращались, но несколько раз писали мне в ЛС или в комментариях, что им очень тяжело с детьми и что они понимают нас, женщин. Мы готовы помогать и семьям, где папам тяжело, но тут важно обдумать вопрос безопасности девушек-волонтеров, не каждая решится вечером поехать по адресу, где в квартире будет только мужчина.

Вы работаете только в Петербурге? Есть планы по расширению географии?

Да, именно мамам в их домах мы помогаем только в Петербурге, очень хотела расшириться на Москву и Казань, но это это сразу упирается в финансирование. Решили сначала довести проект до ума в одном городе и потом пробовать получать гранты на развитие.

На днях вы запустили горячую линю по поддержке материнства. Она изначально была у вас в планах или вы поняли в процессе работы, что она необходима?

Идея горячей линии родилась из-за огромного числа девушек, которые в группе проекта «Помощь уставшим мамам» записались на бесплатную консультацию психолога по скайпу. У нас эта запись сразу забуксовала, психологи готовы принимать в рамках благотворительности не больше часа в неделю, а там 40-50 заявок. Я не знала, что делать со всем этим. Более того, некоторые мамы стали писать недовольные письма, что вот помощь нужна была месяц назад, а не теперь, когда дошла очередь. И правда, ведь бывают экстренные ситуации.

Придумала линию, но спонсора искали под нее несколько месяцев, на линии чистое волонерство уже не прокатит, там жесткий график по часам, нужно было хоть что-то людям платить. Сейчас на линию уже пошли звонки, это здорово, я боялась, что будет долгий период недоверия к ней.

Вы согласны с мнением о том, что современные мамы колоссально беспрецедентно морально загружены? Какие еще моральные трудности вы считаете основными вызовами современного материнства?

Да, современные мамы очень перегружены ответственностью. В своих статьях я стараюсь избегать слов «мама должна» и прочих подобных установок. Сотни долженствований, чтоб вырастить самого здорового и умного, взорвали мозг современным матерям. Главные моральные вызовы современного материнства в том, что ребенку надо привить представление о границах, но (!) его нельзя притеснять, ругать, заставлять, травмировать, игнорировать, расстраивать и прочее, прочее. То есть у мамы совершенно нет инструментария, чтобы устанавливать границы, потому что любое действие мамы подпадает под обвинения «заставляет», «кричит», «не чувствует потребности ребенка» и так далее.

Заметили ли вы тенденцию к тому, что все больше женщин находят в себе силы признаться в том, что родительство дается им тяжело? Как думаете, чем объясняется этот сдвиг в отношении к материнству? 

В интернете действительно все больше женщин могут признаться в том, что им тяжело в материнстве. Я думаю, это объясняется удаленностью их от аудитории. Лично кому-то это сказать по-прежнему стыдно. У меня на очных приемах мамы очень стыдятся таких признаний. В этом смысле интернет очень полезен, мамы отвечают откровенностью на чужую откровенность, раскрываются, находят поддержку.

Я думаю, ванильность и показушность в социальных сетях привели к противодействию в виде откровенности и описаний без прикрас. Вот так забалансировались два социальных тренда: на выпендреж и на правдивость.

Есть ли у вас какой-то лайфхак по борьбе с собственным эмоциональным выгоранием?

Если я испытываю сильное выгорание (а это правда случается нередко, ведь кроме проекта, линии, у меня ежедневные консультации пациентов и дочка), я иногда просто не вылезаю из постели. Просыпаюсь, в кровати ем, в кровати печатаю, в кровати общаюсь с дочкой — чтобы вернуть себе ощущение безопасности и уюта. Второй способ — прошу мужа играть на барабанах, это переключает мозг в другой режим.

Накладывает ли направление вашей деятельности отпечаток на ваши отношения с детьми, с семьей?

Да, профдеформация имеет место. От дочки я не требую соответствия никаким идеалам, все они кажутся бутафорией, даю ей очень много свободы. А к мужу (сейчас я во втором браке), наоборот, требования излишне высокие, хочу и эмпатии, и нежности, и страсти, и чтоб работал много и все подряд и сразу, забываю, что он не сверхчеловек.

Видимо, к мужу я отношусь как к себе, а дочка в этом смысле в безопасности, и ей можно быть любой. В целом в семье приветствую выражение эмоций, самых разных, желаний вслух, порывистость, и меня и дочку может обуять какая-то идея, которую надо прям срочно воплотить, дома мы немного шумные, ночью можем начать что-то рисовать, украшать, играть на инструментах.

Поделись статьей с друзьями