Нет, это нормально
«Ребенок считает, что мама такой и должна быть»
Мнения

«Ребенок считает, что мама такой и должна быть»

Недавно мне попался на глаза текст, в котором многодетный отец признавался в том, что жалеет о своих татуировках, сделанных в юности. Еще несколькими месяцами ранее я видела программу, в которой молодая мама решилась на удаление татуировки с изображением капкейка на грудной клетке. По ее словам, рисунок мешал ей вести серьезную материнскую жизнь, а другие женщины постоянно ее стыдили. Обе эти истории меня задели и расстроили – у меня есть ребенок, много татуировок, но мне никогда не приходила в голову мысль о том, чтобы избавиться от них или чувствовать себя неловко из-за них. И я решила позвать татуированных мам, чтобы они рассказали, как им живется.

Алена, 28 лет, дочери Мила, 2 года и 7 месяцев, Варвара, 6 месяцев

Первую татуировку я сделала лет в 19-20, это была формула кофеина. Очень простая, прямые линии, не самого лучшего качества, поэтому сейчас она перекрыта девочкой с этикетки «Аленки».

Зная свою маму, я всегда ставила ее перед фактом. Приезжала и обрушивала новость практически с порога. Да, она, как и многие ее возраста с трудом принимала такие веянья как татуировка и пирсинг. Она как ребенок повторяла: «Зачем? Да, хорошо, я поняла, но зачем?». Спорить и пытаться донести свою мысль было бесполезно. А папа просто вздыхал: «Ну и дура» и полвечера сверлил недоумевающим взглядом. Иногда я слышала, что вообще-то будущие мамы так не выглядят, но такое мнение не выдерживало критики.

И вот, когда я сделала третью татуировку, мама, опять же, как и многие такие родители, начала долбить меня: «Вот сначала роди, а потом хоть на лбу себе делай». На ее счастье, я через пару лет вышла замуж и родила дочь. Поэтому ровно после того момента, как она увидела Милу, ей стало плевать, что я там себе набила, на какой части тела, буду ли еще. Папа тоже потерял интерес к спорам «красиво-не красиво». Так что спасибо дочке, избавила меня от лишних дискуссий и теперь я могу хоть замочную скважину на лбу нарисовать.

Так как на время этой беременности и родов я уже жила в Санкт-Петербурге, то смогла испытать адекватное отношение врачей к разного рода татуировкам и бодимодификациям. Мне есть с чем сравнить. В одном поволжском городе я регулярно сталкивалась с брезгливым взглядом, бывало даже, что называли наркоманкой. Медицинский персонал делал свои выводы на основании пирсинга и тату. Не буду их винить, у каждого свой порог допустимого.

Поэтому я была в глубочайшем шоке, когда мой гинеколог в женской консультации увидела на моем бедре тату в виде гравюры Альбрехта Дюрера и одобрительно улыбнулась. Мол, какой красивый рисунок, хотела бы посмотреть другие работы этого художника. Запишу его имя.

На протяжении всей беременности я думала, что мне просто попался такой уникальный человек, и уж в роддоме я услышу пару ласковых. Это же роддом! Там все строго, там девушка становится мамой. Нормы, стандарты, люди с каноничным пониманием здорового человека. Но нет, на осмотре замечательный акушер с искренним интересом попросил показать татуировки. И ведь он даже не спрашивал про «сакральный смысл» и что я буду делать с ними в старости. Сказать, что я была в шоке, значит ничего не сказать.

К моменту беременности второй дочкой у меня появилось несколько новых татуировок. Вроде прошло два года, я думала, что с такой текучкой в роддоме меня уже и не помнит никто. Но вот оказалось, что меня там запомнили именно благодаря татуировкам. Медсестра позвала того самого акушера, чтобы продемонстрировать ему мою новую красочную Василису по иллюстрациям Билибина.

Никто ни разу не сказал мне ничего из серии «зачем ты себя испортила? Это же опасно, это вредно, я врач, я знаю. А ты подумала, как они будут смотреться на обвисшей коже? А как ты объяснишь детям?» Одна санитарочка даже спросила пару советов про тату, пока упаковывала дочь на выписку. Я благодарна тому роддому и женской консультации еще и за человеческое и адекватное отношение к тому, как я украшаю свое тело.

Если честно, я не заметила особой разницы в перенесении болевых ощущений после родов. Как и раньше, где-то терпимо, где-то, например, по подключичной артерии, адская боль и муки. Но я в целом такой человек: надо потерпеть – потерпим. Что схватки, что нанесение тату. Тем более, после вторых родов у мастера появилась новая машинка, которая ощущалась гораздо легче, чем остальные. Да, кстати, я не делала татуировки во время беременности или пока кормила. Хоть и прочитала много материала на тему тату и кормление, но решила воздержаться.

У меня пока нет тату на тему материнства. Мне не очень они нравятся в виде портрета, «слепков» ножки или ручки, даты рождения. Я визуально не «вижу» их на себе. Поэтому я запланировала, что обязательно набью по первому забавному рисунку каждой из дочерей. Не палка-палка-огуречик, а что-то цельное и с их, детским, смыслом. Семья, или наш любимый рыжий кот, к примеру.

А вот мой муж, который закрашен процентов на 40, при рождении младшей дочки Варвары набил на фалангах пальцев «Мила» и «Варя». Посвятил отцовству одни из самых заметных мест на теле. Мама его была в шоке, да. Но у него татуировок много, поэтому в глаза не бросается. Вот только что он будет делать, если вдруг, ну, чисто теоретически, родится третий ребенок?

После появления детей отношение к уже нанесенным тату не изменилось. Единственное, я довольна, что подхожу к выбору татуировок достаточно серьезно, не бросаюсь к мастерам при первой мысли: «Может мне набить вот этот рисуночек непонятной штуки из интернета?», и поэтому у меня нет таких, которые я не хотела бы показывать своим детям. Все безобидно, где-то даже мило, никаких там ужасов и мерзости.

Сейчас мы живем в небольшом поселке городского типа под Петербургом, помимо меня тут есть люди с тату, но все равно летом я чувствую на себе много взглядов. Естественно, больше всего, когда гуляю с ребенком. Но, повторюсь, люди здесь вежливые, даже если и осуждают, то молча. Я вижу, что родители из группы детского сада рассматривают, бывает даже, что закатят глаза и вздохнут, но это никак не сказывается на нашем с ними общении. В поликлиниках, магазинах и в прочих местах все так же. Ну мама, ну татуированная, но кого сейчас этим шокируешь. К счастью, все реже встречается мнение, что татуировки наносят только маргинальные личности. Это не может не радовать.

Мила еще пока слишком маленькая, чтобы понимать, что такое тату. Но пару раз рисовала себе что-то на руках и гордо показывала нам. Она с огромным интересом рассматривает наши с мужем татуировки. Может кому-то покажется глупым, но с их помощью можно так же изучать цвета, формы и другие полезные вещи. Иногда мы с Милой считаем мои леопардовые пятна на плече. Или ищем пингвинов на папиной руке, повторяем цвета. Или она может даже дорисовывать что-то фломастером на свой вкус. Потом и Варю будем обучать таким методом, я считаю, что это круто. Такое полное взаимодействие мамы и дочки. Обучающие книжки и программы это хорошо, но такая игра очень сближает.

Татуировки для нашей семьи имеют важное значение. Мы фиксируем в них какие-то особенные события или ценные повороты нашей жизни. На первый совместный День всех влюбленных просто пошли и сделали парную тату. Вместо букета и шампанского. Такое было ощущение, что так надо. Наше хобби, интересы, работа, все имеет какую-то свою иллюстрацию на теле.

Поэтому я понимаю, что выступать против татуировок, когда у тебя их больше двух да еще и на видных местах, – это как минимум не честно. С определенного возраста я начну объяснять детям, что к чему. Какие опасности и проблемы могут быть от безответственного выбора мастера или салона. Что крайне важно грамотно ухаживать за свежей татуировкой. На каком месте лучше пока ничего не набивать. Что лучше подождать пару лет и выносить в себе идею. Необдуманные решения в выборе татуировки влекут за собой руки, залитые сплошным черным цветом.

Если уж мои дочери захотят быть как мама, то я запишу их к тому мастеру, которому доверяю. Чтобы им не пришлось делать это в неизвестных мне условиях. Но, конечно, я против такого желания, например, в 12 лет. Хотя лично для себя я определила, что не буду закатывать истерики от маленькой тату не на открытом месте в 16-17 лет. Да, вот такая я демократичная, потому что по себе знаю, если запретить под страхом самого сурового наказания, ребенок просто пойдёт и сделает это. Возможно, будет какое-то время скрывать, но все равно сделает как хочет. А это ведь мои дети, значит есть риск, что они будут точно такими же. Лучше я буду контролировать процесс, где-то направлять и советовать, и все будут довольны.

А вообще, я не могу быть уверена, какое общество и его нормы будут через 10-15 лет. Может, все изменится таким образом, что даже мы, родители, будем спокойно относиться к полным рукавам лет в 15. А может и вообще наоборот, тату совсем выйдет из моды и будет как тот пирсинг в пупке – уже скучно и неинтересно.

И может это и хорошо, но на замену обязательно придет что-то, от чего мы будем ощущать шевеление волос на голове. Как наши мамы и бабушки в свое время.

Анастасия, 32 года, дочь София, 1 год и 3 месяца

Татуировку – сову на верхнюю часть спины – я сделала примерно за год до беременности. Вообще, обожаю татуировки, с детства мечтала об этом, очень рада, что решилась.

Во время беременности основной реакцией многих людей, видевших мою татуировку, было удивление. Все так удивлялись, словно девушка с татуировкой не может быть одновременно с огромным животом, месяце на девятом, в женской консультации. Ей следует находиться на рок-концерте, а не вот это вот все. Как правило, врачи интересовались, больно ли было в процессе. Когда я снимала майку, говорили: «Ого». Один раз, уже в роддоме, медсестра спросила, зачем мне тату, а когда я ответила «для красоты», пожала плечами. Вероятно, у нас с ней разные эстетические предпочтения.

Родственники привыкли к моей татуировке, ничего не говорят по этому поводу. После рождения дочери, новых пока не появлялось, а к старой они уже привыкли. Однако я подумываю о рукаве! Посмотрим, что они тогда запоют!

Я считаю татуировки отличным способом проявить свою индивидуальность. Пока никто из незнакомцев на улице не делал мне замечаний. Если сделают, ну что ж… Я объясню Соне, что произошло. Она еще слишком маленькая, пока еще не знает, что рисунки на теле люди делают специально. Для нее сова – просто часть мамы.

Мне нравится идея сделать тату, посвященную грудному вскармливанию. Кормление дает мне ощущение собственной силы: вот что я могу – растить целого нового человека. Я могла бы запечатлеть это для себя, как какой-нибудь десантник, только не «За ВДВ», а «за ГВ».

Если в будущем Соня решит, что ей нужна татуировка, то я не буду против. Единственное, тут стоит рассказать о всех последствиях, о внимательном подходе к выбору мастера… Ну и я бы хотела, чтобы это произошло после восемнадцати. Если в 13 лет Соня объявит, что хочет дракона на плечо, я уж постараюсь ее отговорить, все-таки это рановато.

Алена, 24 года, 28-я неделя беременности

Как ни странно, я такая наполовину мать, потому что до появления сына у меня еще прилично времени, но при этом я старшая сестра со стажем. Так получилось, что моей сестре вот только исполнится 12 лет, а братцу моему 16. Моя мама не торопилась делать нас подряд, даже не знаю правильное ли это решение, но мы принимаем это как факт.

У меня забита спина наполовину, есть татуировка на руке. С родителями я не согласовывала этот процесс, они всегда были против, мама до сих пор в бане берет мочалку в надежде, что у нее получиться стереть мою татуировку. Она считает, что я испортила ее чистую маленькую девочку. Раньше говорила мне, что с татуировками я буду никому не нужна. Но раз я беременна, то можно догадаться, что я смогла пригодиться.

Мой брат водил одноклассников домой, просил меня показать им тату, и те трогали и потом что-то обсуждали, задавали вопросы. Я всегда говорила им, что это ответственный шаг, я сделала это в 20 и никому не советую делать это раньше. Они задавали вопросы, ответы на которые не могли получить у родителей, про то, как это происходит, про степень боли, про стоимость и так далее. Брат испытывал гордость, что я его сестра, это было прям видно, для него я была смелым бунтарем, который мог делать все что вздумается.

С младшей сестрой были другие проблемы (я это не считала проблемой, но такого мнения придерживалась я одна). Ей было восемь, и она начала активно рисовать на руках ручкой, клеить переводные тату. Родители били тревогу о том, что я плохо влияю на сестру. От незнания и страха они решили кричать и бороться с рисунками вафельным полотенцем, что я сейчас считаю неправильным и стрессовым для сестры. Чтобы разобрать эту гору негатива, я говорила с сестрой и пообещала ей в 20 лет отвести и оплатить любую тату какую она захочет, чтобы сейчас она перестала. Я поговорила с ней и предложила пойти в ИЗО-школу, и если ей это все интересно, то она легко в будущем может зарабатывать на эскизах. Мы поняли друг друга, и она до сих пор учиться рисовать, я до сих пор ей помогаю, а мои новые тату вызывают у нее интерес, но родители больше не замечали за ней страсти к переводным тату. А кепки с широкими козырьками, чокеры и часовой просмотр ютуба, они считают нормальным.

Врачи постоянно меня осуждают. Сейчас, будучи беременной, я сдаю кровь часто, на что медики жалуются: мол, мои «художества» мешают брать кровь. На ЭКГ или у терапевта я постоянно слышу что-то в духе: «Я надеюсь, что вы это не во время беременности набили». Про то что у меня может быть куча болезней из-за татуировки, про вред и про то «как ты сыну это объяснишь» я слышу с первого дня беременности.

Когда я летом выхожу в майке на улицу, я попадаю на сеанс ясновидения – местные бабушки в курсе, что ты, с кем ты и как долго, потому что считывают твою жизнь по рисункам на коже. Друзья родителей осуждают их за меня и говорят, что они «недосмотрели».

Своему ребенку я постараюсь все рассказать максимально честно. Если он захочет сделать тату, я попрошу его распечатать эскиз, повесить в комнате, и если через два месяца он его не будет его бесить, тогда мы это обсудим. Дети слишком непостоянны, чтобы делать татуировку, но при этом импульсивны, и ему в 15 может казаться, что набить на лбу «ДОТА» это хорошая идея.

Я сомневаюсь, что даже самая татуирована мама в истории поддержит своего ребенка, если он захочет набить Диану Шурыгину или имя девочки из параллельного класса. Я считаю, что в традиции семьи должны быть не татуировки или их полное и тотальное отсутствие, а способность родителей воспитать ребенка с пониманием того, что у него есть выбор, с тем чтобы он знал, что родители на его стороне и не будут стирать ему кожу пемзой для пяток. Но самое главное – надо умудриться воспитать человека так, чтобы, принимая самостоятельное решение, у него хватало смелости прожить с ним и его последствиями, всю жизнь.

Тася, 23 года, сыновья Паша, 1 год и 7 месяцев, Миша, 4 месяца

Первую татуировку я сделала в 18 лет, за три года до рождения первого ребенка. Это была маленькая петличка на большом пальце левой руки. Вторая и третья (носорог и лошадка на нижней части икр), четвертая (ворона на левом запястье) татуировки были сделаны в 19 и 20 лет.

Во время беременности и родов непосредственно, внимание на них, обращали все, причем, как плохое, так и хорошее. И если девочки, которые лежали со мной, реагировали в основном, с интересом, то врачи, особенно старой закалки, комментировали однообразно и негативно. К примеру: «Это что это у тебя там за мазня? Наколки? Не стыдно тебе так рожать? Думаешь это красиво? Потом все орете тут, а накалывать не больно было?» и все в этом духе.

Если рассматривать татуировки в именно в контексте материнства, то никто не связывает их наличие с моим отношением к детям, но бывают случаи, когда бабушки или дамы бальзаковского возраста цокают за спиной языками и качают головой. Кто посмелее, так может и чего обидного (на их взгляд) крикнуть в спину. Из моих близких против выступают папа и свекр, они оба считают, что «наколки» не для нормальных людей, не говоря уже о девушках. Мама же, как и свекровь, просто промолчали (закатили глаза) и лишний раз эту тему не поднимают, понимая, что от их мнения по сути ничего не изменится.

Через три месяца после первых родов, я набила большого льва с полумесяцем на правом бедре. Ощущения были не из приятных, что обуславливалось размером тату. Но по моему мнению, боль после родов переносилась куда легче, чем до них. Этот лев для меня – мой первенец. По знаку зодиака и даже по цвету волос. А молодой месяц это знак рождения новой жизни, которой еще все предстоит.

После рождения детей я стала еще больше любить и себя, и свои тату. Как и раньше, я считаю, что они делают меня сильнее, где-то защищают, а где-то помогают распознавать истинную натуру окружающих меня людей. Ведь так много можно сказать о человеке по его реакции на такую, казалось бы, банальную вещь, как рисунок на теле.

Несмотря ни на что, в повседневной жизни тату мне не мешают, в общественных местах типа поликлиник или площадок, внимание, бесспорно, на нашей стороне, но в основном это недоумение и интерес, в разных пропорциях. Из-за них, люди часто подходят знакомиться с нами. Мамы спрашивают, как решилась и что сказал муж. По большей части, 90 процентов говоривших со мной мам, сами мечтают о татуировке, в основном связанной с ребенком, но боятся осуждения, или того, что это на всю жизнь. Но разве ваши дети, это что-то иное?

Старший сын еще не говорит, но иногда гладит ноги с тату руками, обводит пальчиками, хотя явного интереса не проявляет, да и с чего бы? Ведь он считает, что мама такой и должна быть.

Никогда не буду против, если мои сыновья решат набить себе татуировку. Все, что я со своей стороны сделаю, так это попрошу их потерпеть до 18. И постараюсь в полной мере убедиться, что они на самом деле этого хотят и осознают все последствия своих действий.

Буду ли я делать еще? Конечно! Ведь, что есть наша жизнь без воплощения наших желаний? Как растут мои дети, так расту вместе с ними и я, и мои татуировки. Для кого-то история – это альбом с фотографиями, я же ношу свои воспоминания рисунками на теле.

Настя, 22 года, дочь Алиса, 6 месяцев

Первую татуировку сделала в марте, два года назад, это был, скажем так, подарок мужа на день рождения.  Я решила сделать это традицией, и собиралась набить следующую тату через год. Но за четыре месяца до дня рождения забеременела. Мы планировали ребенка… Но одно дело думать о нем как о планах на «относительно недалекое будущее», и совсем другое – сидеть с положительным тестом в руках. Помню эту вереницу мыслей в голове: зря в бар на той неделе ходили (и явно не скоро туда пойду опять), а я ведь только пару недель как уволилась с официальной работы, но как же, я ведь так хотела тату на день рождения…

Когда я подумала о всех ограничениях, с которыми придется столкнуться во время беременности и после нее, я поняла, что свои «хотелки» придется отложить в очень долгий ящик. Поэтому пока срок был небольшой, в конце января-начале февраля я набила вторую татуировку. И несмотря на то, что татуировка расположена на ноге и никак с животом не связана, потом мне пришлось услышать много комментариев на эту тему.

Когда я сказала своей маме, что набила тату на ноге, она расстроилась: «Как же ты теперь мини-юбки носить будешь?» Собственно, это был единственный повод для переживаний. В том, что татуировка сделана во время беременности, она трагедии никакой не увидела: «Пф, где нога, а где живот! Да и ты не на седьмом месяце». Родственники мужа были не столь лояльны в этом плане. Они переживали, что краска повредит ребеночку, что он все чувствовал и ему было больно. Да и, в конце концов, Настя, ты же будущая мать!

Мой гинеколог, кстати, кажется, даже не заметила, что на первых приемах у меня ноги были чистые, а потом на них появился рисунок. Врач же, которая принимала роды, обратила внимание на мои татуировки и тату мужа, сказала что-то вроде: «Эх, молодежь!»

Отношение к татуировкам после рождения ребенка не поменялось, они мне все так же нравятся, я все так же слежу за развитием моих любимых мастеров в соцсетях. Правда, теперь лента очень сильно разбавлена аккаунтами других молодых мам и их детей, консультантами по грудному вскармливанию и детскому сну.

Я планирую и дальше забиваться. Но сейчас, если честно, голова занята больше не выбором эскизов, а выбором между многоразовыми подгузниками и обычными, чем накормить ребенка и как одеть. Да и у нас с мужем есть договоренность, что тату делаем по очереди, а он все никак не может закончить свой рукав.

Еще будучи беременной, когда не знала пол ребенка, я решила, что следующая тату будет связана с моим малышом. Дочку назвали Алиса, поэтому хочу обыграть как-то двух замечательных одноименных литературных персонажей — Алису Селезневу и, конечно, Алису Льюса Кэрролла.

Алиса недавно научилась ползать на четвереньках и была торжественно спущена на пол квартиры. Теперь, когда я хожу в шортах дома, она подползает ко мне и вцепляется ручками в ногу с татуировкой. Когда она играет с папой, то пытается вырвать волосы именно на забитой руке.

Если честно, мне все равно, будет ли Алиса красить волосы в зеленый, растягивать тоннели и бить рукав, или ей больше придется по вкусу образ «серой мышки». Конечно, не хотелось бы, чтобы она испортила кожу партаком или модным узором, который появится у каждой пятой девочки. Но я точно не дам на это денег и буду против, если она соберется это делать в несознательном возрасте. Человек должен понимать, что это «больно, дорого, навсегда».

Ирина, 33 года, сын Марк, 3 месяца

Свою первую татуировку я сделала примерно 7 лет назад. Как и большинство людей с татуировками, начинала с иероглифов, в дальнейшем их перекрыла. Последние сеансы были в начале прошлого года, незадолго до беременности. Сейчас мое тело украшают две татуировки: правая нога забита полностью и на бедре левой ноги.

Во время беременности внимание на них обращали все: и врач, которая меня наблюдала, и акушерка, и все остальные. В роддоме тоже без внимания не осталась. Мнения разделились по стандартной схеме: более старшее поколение реагировало негативно, молодые врачи и специалисты наоборот, рассматривали, интересовались, комментировали.

Моя семья (родители, сестры), как и семья мужа, относится к татуировкам негативно. Наличие тату на теле для них что-то плохое, а-ля уголовщина или древняя цивилизация. Поэтому, несмотря на довольно объемные татуировки, об их существовании никто из моей семьи не знает (за исключением младшей сестры).

Татуировок после родов пока не делала, так как ребенок находится на грудном вскармливании, при котором делать татуировки нежелательно. После завершения ГВ планирую сделать еще пару тату: на ребрах и спине. Поэтому пока татуировок, посвященных материнству, нет, но есть изображение двух журавлей, которых я ассоциирую с моими родителями. Может быть, в будущем сделаю какое-нибудь изображение в честь сына, но это точно будет не имя и не его портрет. Скорее рисунок, с ним ассоциирующийся, значение которого будет понятно только мне и мужу.

Материнской жизни тату не мешают, потому что я особо ими не «свечу» и стараюсь не обращать внимание на косые взгляды.

Мелкий еще совсем маленький, но вопросы у него, я думаю, будут, отвечу на все, ничего не скрою.  

Но семейной традицией татуировки делать не планирую, потому что отношение к ним у каждого свое, и любовь к ним насильно не привьешь. Если сын захочет сделать тату, сама отведу его в салон, чтоб его первая татуировка не была партаком, который в дальнейшем придется перекрывать. Скорее всего, сяду на соседнее кресло и набью себе что-нибудь еще.

Поделись статьей с друзьями