Нет, это нормально
Если хочешь, станешь мальчиком, дочка
Мнения

Если хочешь, станешь мальчиком, дочка

Наша колумнистка Леля Власенко, которая любит и умеет писать на спорные темы, высказалась о гендерных мифах и перекосах в воспитании современных детей. По ее мнению, мы слишком увлекаемся тем, что указываем мальчикам на необходимость быть мужественными и сдерживать эмоции, а девочкам внушаем мысль о ценности бытия маленькими леди. Пора с этим разобраться (и выбрать новую стратегию поведения и гендерного воспитания).

Вы считаете себя хорошим родителем. Водите пупсика в несколько кружков, гуляете в парках и бываете в музеях. Следите за базаром – никаких гнусных слов, никаких шлепков. Периодически включаете Моцарта и регулярно читаете детские книжки. Но вы готовы к тому, что через несколько лет ваша дочь скажет: «Я мальчик»? Или сын потребует тунику и куклы? Если нет – предстоит большая работа над собой.

Сколько таких ситуаций и людей было – не счесть. У вас будет мальчик. Нет, девочка. Нет, у меня дар определять, муж не даст соврать – мальчик! Но УЗИ показало, что девочка. Нет-нет, по форме живота видно: мальчик, поздравляем!

Наследника родишь! А-а-а, ну ладно, ничего (!), значит, помощница будет.

А ваша девочка где машинку взяла? А это что за робот – девочки не играют в роботов. А-а-а, любит мальчиковые игрушки.

Это мальчиковые сапожки, для девочек вот в том отделе – розовые.

Цисгендерный цинизм застает нас врасплох еще на стадии беременности. Нам предлагают поделить мир на розовое и голубое. Единственное отступление – это желтый, для дерзких, кто не хочет знать пол ребенка до рождения, но это лишь отсрочка наказания. А наказание – это навязываемая общественным мнением необходимость публичной гендерной идентификации маленького человека, который нескоро слова-то такие сможет произнести. Розовые и голубые ленты. Самолетики и кошечки. Бантики и боди с галстуками. Девочкам – девичье, мальчикам – мужское. Срочно. Или что? Сама решит? Ах, вы из этих, гей-парадных...

Зигмунд Фрейд посвятил огромное количество своих исследований тому, насколько губительны для формирующейся личности гендерные предрассудки. Его ученики и последователи неоднократно пытались показать, сколько семей и судеб может быть разрушено тезисами «Мальчики не плачут» или «Девочки должны быть леди». Плачут и не должны. Бесхитростные уловки цисгендерных коммерсантов отзываются в нас, всплывая наружу нелепыми и невежественными установками. Они ранят детскую психику, блокируя выражение эмоций и свободу выбирать, навязывая роли и вызывая чувство вины за сомнение в желании их исполнять.

Кому тут тяжелее – рожденным мальчиками или рожденным девочками – большой вопрос. Одинаково нелегко всем родителям, кто обо всем этом задумывается.

Девочек общество нам прощает. Постсоветский мир не очень далеко в этом смысле ушел от Индии, где рождение девочки – зачастую трагедия для семьи. В постсоветском мире не так, казалось бы, жестко реагируют на появление девочки, но между строк, во взглядах, в оговорках читается: вам не повезло. Мне, например, даже отец написал: ну да, не может быть сразу две хороших новости – и что я стану дедушкой, и что будет мальчик. Я не могла заставить себя общаться с ним несколько месяцев. А бабушка сказала задумчиво: да, наш род, кажется, вымирает. Это не самый большой ад по сравнению с тем, что испытывали и испытывают мои знакомые и друзья. Им прямо или косвенно выражают сочувствие, утешают и подбадривают, если они ждут девочку. Сомнение в результатах УЗИ – одна из самых популярных форм такой мнимой поддержки.

Мальчиков общество приветствует: наследник, кормилец, продолжатель рода, мужчина. И начинается: плакать – нельзя. Куклы – нельзя. Только техника. Только динозавры. Девочек не обижать, всех остальных – можно. Однажды я слышала, как мама ругала сына: «У тебя что между ног? А ну-ка перестань плакать». Как круги на воде, ширились в будущее комплексы этого ребенка от брошенного в его подсознание словесного камня невежества.

Само ожидание пола, этот вопрос – «Кого хотите?» – это, как правило, симптом предвзятости. Нет, ну как можно кого-то хотеть – природа, наука вам в помощь, – это не выбор, не получится зачать девочку или мальчика, даже если положить под подушку топор, лечь головой к востоку, намазаться медовым настоем и принять позу лотоса вверх тормашками после полового акта. Если всерьез задаваться этим вопросом, следует задать себе другой – о чем это говорит? А говорит это о том, что вирус сексизма сильнее захватывает организм, чем желание родить ребенка, а значит, стоит подождать – почитать, посмотреть и подготовиться. Потому что лучшее в планировании беременности – не покупка дома, диета, отказ от алкоголя и курения, а торжество свободы: родится ребенок, а потом он будет решать, какого пола ему быть, и если вы не готовы это принять, вы не готовы быть хорошим родителем.

Общество потребления – а оно еще шире постсоветского – требует от нас не только определиться с розовыми и голубыми товарами на стадии беременности, но и потом жестко придерживаться заданного сценария. Розовые и голубые ленты на выписку уступают место жесткому гендерному разделению в детских магазинах и на детских сайтах с мультфильмами. Огромное количество одежды для своих дочерей я покупала в мальчиковых отделах, потому что там здорово. Там есть драконы, лисята, супермены и синий цвет в целом. А «мультфильмы для девочек» продолжают традицию дискриминации. София и Динь-динь – это здорово, но когда они навязаны по половому признаку, феминизм захватывает все твое существо – что тоже крайность.

Лет до двух дочка любила больше всего мультфильмы про тачки, монстров и роботов. А потом она вдруг сказала – я хочу для девочек, и мы начали говорить о гендерной свободе. Несвобода и предрассудки прокрались к ней в мозг через знакомых и псевдоморальные лунтикообразные мультфильмы. Один мой маленький друг двух лет отроду в гостях у меня хотел играть с пони, но ее вынимали из его рук, вставляя туда машинку. Потом он перестал интересоваться лошадками, и как знать, сколько сценариев – ярких и счастливых – его жизни отпало в связи с этим событием.

А все эти наборы кружков для «благородных девиц» или «настоящих мужчин»? «Мамочки, моя дочка ходит на бальные танцы и верховую езду, что еще выбрать для маленькой леди?»

«Отдали пацана на футбол и борьбу, мужик растет, мужииииик!»

Я обнимаю каждого, кто отдал девочку в секцию футбола или мальчика в балетную труппу – не из-за борьбы с вселенской несправедливостью, а из-за чуткости к желаниям ребенка. Танцы, езда, борьба – пусть будет что угодно, но не из-за того, что так положено (или не положено), а из-за того, что это интересно ребенку. Элегантно балансировать между крайностями – смирением с гендерными мифами и оголтелым (мстительным то есть) феминизмом – это сложный и лучший путь к гармоничной между ними середине.

А середина выглядит примерно так: если мой ребенок захочет стать трансгендером (и еще, может быть, дворником) – я буду счастлива, если счастлив будет он. Или она.

Поделись статьей с друзьями