Тамара Высоцкая
30 июня 2022

«Я ничего против не имею, но...»: колонка о том, почему ненависть — это не мнение

Так вышло, что в рамках июня — месяца прайда (это месяц, в который принято обсуждать проблемы и усиливать видимость представителей ЛГБТК-сообщества) — мы опубликовали несколько текстов, посвященных этой и смежным темам. И, конечно же, так вышло, что каждый текст, хотя бы вскользь затрагивающий тему прав и проблем квир-людей, собирал под собой сотни комментариев, многие из которых заставляют волосы на голове шевелиться.
Иллюстрация Настасьи Железняк
Иллюстрация Настасьи Железняк

И хотя, казалось бы, сколько можно мусолить одну и ту же тему, я не смогла удержаться от желания разобрать самые популярные комментарии, которые под нашими постами на конфликтные темы оставляют самые обычные люди: матери, отцы, жены, мужья, чьи-то дети и чьи-то родители. Зачем? Потому что признание наличия проблемы — первый шаг к ее решению.

И до тех пор, пока мы не признаем, что некоторые «безобидные» комментарии на самом деле являются не «просто мнением», а индикаторами весьма опасной людоедской позиции, спокойнее, безопаснее и приятнее жить в нашем обществе вряд ли станет.

«Пусть делают, что хотят, но за закрытыми дверями»

И прочие вариации: «пусть делают, что хотят, но не афишируют», «пусть делают, что хотят, но я этого видеть и знать не желаю» и так далее. Любопытно, но у меня сложилось впечатление, что подобные комментарии чаще всего оставляют люди, которые искренне считают себя толерантными, понимающими и человечными. Ну и правда, они же не звери какие-то, чтобы открыто призывать к насилию над представителями «нетрадиционной» ориентации или предлагать изолировать их от общества! Они всего лишь не хотят «это» видеть, ну и без пропаганды чтоб — что такого-то?


Если вы и сами хоть раз внутренне соглашались с этой позицией, то я сразу вас расстрою. Фраза «пусть делают, что хотят, но за закрытыми дверями» — это не проявление вашей терпимости и широты взглядов, это такой уютный кухонный фашизм, который предлагает делить людей на «нормальных» и «остальных», и ограничивать вторых в правах.


Во-первых, в мозгу таких «добряков» почему-то до сих пор прочно сидит идея о том, что все, что связано с ЛГБТК-движением, связано исключительно с сексом. С половыми извращениями и всякими там гендерными свободами. Поэтому когда комментаторы призывают квир-людей делать «все, что они хотят» за закрытыми дверями спален, они очевидно представляют себе какие-то разнузданные непотребства, в то время как борьба за права квир-людей подразумевает под собой много других вопросов, например, право вступать в брак, создавать семью, распоряжаться недвижимостью и выкладывать совместные фотографии в соцсети без страха быть затравленными.

Во-вторых, фраза «пусть делают, что хотят, но за закрытыми дверями» скрывает в себе явный дисбаланс власти. Люди, произносящие ее (или оставляющие ее в комментариях) как бы великодушно разрешают тем, кто чем-то отличается от них, существовать в одном мире с ними, но при этом накладывают на их жизнь ограничения.

«Мы не против вас, но знать о вас мы ничего не хотим и видеть вас тоже» — это не проявление толерантности или хотя бы добрососедства, это плохо завуалированная дискриминация, то есть — ограничение в правах определенной группы людей.

«Пусть делают что хотят, лишь бы дети этого не видели»

Эта категория комментариев перекликается с предыдущей, но мне захотелось вынести ее отдельно — если в первом случае комментаторы пекутся о своем собственном благополучии, то здесь они обеспокоены состоянием детской психики.

При этом причина, по которой детям ни в коем случае нельзя видеть отношения между квир-людьми, остается довольно размытой. То ли от вида дяди, держащего за руку дядю, дети тут же станут жертвами педофилов, то ли они тут же захотят так же, потому что наблюдения за тысячей «традиционных» пар им было явно недостаточно для того, чтобы укрепиться в своей гетеросексуальности.

Интересное по теме

«В нашем обществе очень трудно жить, если ты отличаешься от других»: зачем нужна «эта наша толерантность» в журнале для родителей

И этот комментарий вновь возвращает нас к вопросу о том, что почему-то многие люди убеждены, что все, что происходит в ЛГБТК-сообществе — это неистовый извращенный секс, который детям видеть ни в коем случае нельзя.

Открою вам маленькую тайну: совершенно любым сексом лучше заниматься за закрытыми дверями спален и не показывать детям, при этом неважно, что там происходит — масштабная БДСМ-оргия или целомудренный гетеросекс с целью зачатия потомства. Такие вещи лучше всем держать при себе, без исключения.


И раз уж мы заговорили о вещах, которые лучше скрывать от детей, то к родительской нетерпимости это тоже относится.


С ранних лет привыкать к тому, что есть какие-то правильные «мы» и какие-то неправильные «они», очень вредно и приводит к появлению людей, которые не задумываясь готовы ненавидеть всех, кто чем-то отличается от них.

«Пропаганда ЛГБТ — это путь к педофилии»

Вообще удивительно, как эти два понятия срослись в сознании некоторых комментаторов. Мне совершенно понятно, почему так происходит — просто когда надо сравнить что-то с чем-то максимально пугающим, неприятным и табуированным, на арене всегда появляется педофилия, как один из главных родительских кошмаров.

Плюс ко всему, если относить любые «нетрадиционные» отношения к половым извращениям, то логично, что любых квир-персон легким движением руки ставят в один ряд с педофилами, зоофилами, некрофилами и прочими не очень психически здоровыми ребятами.

Интересное по теме

Что делать, если ваш ребенок пострадал от сексуализированного насилия?

Отрицать значимость и серьезность проблемы педофилии я, конечно же, не стану, но позволю себе отметить, что романтические отношения между двумя взрослыми людьми, в которые они вступили по обоюдному согласию и желанию, имеют мало общего с изнасилованиями несовершеннолетних.

Если уж мы хотим сравнивать что-то с педофилией, то давайте сравнивать с ней ранние и обязательные браки, распространенные у некоторых народов. Те самые, в которых девочек-подростков отдают замуж за взрослых мужчин без права на развод, и вообще какую-либо личную свободу, включая репродуктивную.

Странно, но почему-то такие истории вызывают у любителей традиционных ценностей намного меньше возмущения, чем двое взрослых людей одного пола, которые добровольно решили жить вместе и быть семьей.

«А почему не бывает гетеро-парадов, я же не кричу на каждом углу, что у меня есть муж?»

Если вы тоже иногда задаетесь вопросом о существовании такой «несправедливости», то дело вот в чем: вся наша жизнь — это один огромный гетеро-парад. Один из таких вот комментариев, про парады гетеросексуалов, в комментариях под нашим постом написала женщина — как водится, жена и мать.

Интересное по теме

Почему «счастливые жены и матери» пишут самые агрессивные комментарии? Попробовали разобраться

Я не поленилась просмотреть ее ленту: на фотографиях она нередко позирует с мужем, на некоторых фотографиях они даже целуются. Уверена, что когда обиженная несправедливостью комментаторка выкладывала эти фото в свой блог, она ни на секунду не задумывалась, является ли ее совместный с мужем снимок пропагандой гетеросексуальных отношений, не получила ни одного комментария на тему того, что им следует заниматься «этим» за закрытыми дверями, и не рисковала стать жертвой травли в Сети или нападений в реальной жизни.

А еще она наверняка смотрит телевизор, в котором показывают фильмы о романтической любви между мужчиной и женщиной, а в перерывах — рекламу, в которой за столом собирается классическая «традиционная» семья — мама, папа и дети. Я могу продолжать очень долго, ведь как только вы проведете маленький мысленный эксперимент и начнете воспринимать любую репрезентацию гетеросексуальных отношений как «пропаганду», вы поймете, что она буквально повсюду. Ею занята львиная доля любого эфирного времени, рекламных площадей в любом городе и книг в любой библиотеке.

Интересное по теме

Письмо жертвы пропаганды

И именно поэтому не бывает парадов для гетеросексуалов — потому что в мире нет никакой проблемы с их видимостью и признанием. Они буквально повсюду.

«Это всего лишь мое мнение, почему вы его не уважаете?»

Ну и напоследок — золотая классика всех интернет-срачей. Несколькими строками выше человек агитирует изолировать гомосексуальных людей, спрятать их в подземелье, где они смогут заниматься «чем захотят», и относиться к ним как к душевнобольным, а чуть ниже жалостливо вопрошает: «Почему это в поддержку ЛГБТК высказываться можно, а против — нельзя? Это же мое мнение, такое же, как и остальные!». Такое, да не такое.

В наших изданиях и социальных сетях мы и правда всегда стараемся придерживаться принципа минимального вмешательства в обсуждение горячих тем и стараемся создавать ту самую полифонию мнений. В обсуждении родительства без этого никуда, и мы не можем игнорировать женщин, у которых было кесарево, говоря, что вагинальные — это единственно верные роды.

Существует еще миллион подобных расхождений: грудь против смеси, совместный сон против раздельного, многодетность против однодетности и чайлдфри, интенсивное родительство против «ленивого» — перечислять можно долго. И мы считаем, что важно, чтобы каждый родитель имел возможность поделиться своим опытом и высказать свое личное мнение — без страха быть осужденным или осмеянным.

Однако любые «мнения» в основе которых лежит ненависть к определенной категории людей, дискриминация и агрессия, не могут стоять в одном ряду с другими частными мнениями.

Именно поэтому, кстати, мы не используем в своих текстах слова типа «мамочки», «мамаши» или «мамки» — мы здесь собрались не для того, чтобы высмеивать матерей или делить их на «правильных» и «неправильных».

Так что нет, гомофобия и нетолерантность к представителям ЛГБТК-сообщества — это не ваше частное мнение, не ваша личная особенность и не ваша ценность, которая заслуживает уважения и толерантности наряду с прочими мнениями.


Это манифестирующая ненависть, это росток бытового фашизма, это признак узости взглядов, недостаточной информированности и низкой эмпатии.


Предлагаю взять на вооружение небольшой тест: если ваше мнение предполагает разделение людей на «правильных» и «неправильных», при этом «правильные» — это только те, кто очень сильно похож на вас, то это не мнение, это ненависть и дискриминация.

Я понимаю, очень сложно принять этот текст близко к сердцу и прислушаться к моим словам, когда многим нашим комментаторам годами полоскали мозги страшными историями о геях-педофилах, вездесущей пропаганде, вредоносной толерантности и окне Овертона (про него мы, кстати, тоже писали, не проходите мимо). Я понимаю и не жду чудес. Более того, я жду дальнейших комментариев на тему того, как щедро гей-лобби оплатило эту колонку (увы, нет, но если вы знаете, как с ними связаться — расскажите мне, я хочу получить свои гонорары).

Но если хотя бы пара человек после прочтения этого текста осмелится пересмотреть свои взгляды, попробует взглянуть на реальность под новым углом или хотя бы задумается о том, что в современной реальности есть куда более серьезные угрозы родительству и детству, чем целующиеся тети — например, домашнее насилие, общественная толерантность к агрессии или ограничение права на аборт, — то я буду очень рада.

Понравился материал?

Поддержите редакцию!
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе