Редакция
23 August 2019

​Женщины, у которых мужья отобрали детей, запустили флешмоб «На коленях»

В Instagram была запущена новая социальная акция «На коленях» — ее организовали матери, чьих детей отобрали мужья, несмотря на решение суда. Женщины со всей страны выкладывают свои фотографии с хештегом #я_имею_право_обнимать_своего_ребенка, чтобы привлечь внимание властей к проблеме родительских споров и похищения детей — на фото они стоят на коленях перед различными ведомствами (МВД, районные суды, управления судебных приставов, дома правосудия и так далее) и умоляют обратить внимание на ситуацию.


Многие участницы акции сталкиваются с классической (к сожалению) проблемой: суд решает оставить ребенка с матерью, но несмотря на это, отец забирает его и скрывается. В итоге матери подолгу не видятся с детьми, не знают, где они находятся и часто даже не могут поговорить с ними по телефону, а правоохранительные органы не помогают решить проблему.

Одна из организаторов акции — Марина Воронцова — сама пережила разлуку с сыном, но сумела пройти все тяжбы, связанные с этим, и вернуть ребенка себе. Сейчас она помогает другим родителям, столкнувшимся с такой ситуациям. По словам женщины, за последние полгода она и ее коллеги получили более 500 обращений со всей России. Воронцова также уточнила, что сегодня, по Уголовному кодексу России, похищением не считается ситуация, когда один родитель забирает ребенка у второго и не сообщает о его местонахождении.




View this post on Instagram
A post shared by Марина Воронцова (@abuse.russia) on


«Я была в разлуке со своим сыном более 10 месяцев. Потому что его отец так решил. Потому что его отец не считал нужным исполнять решение суда. Потому что его отец плевал на законы нашей страны. Этот человек не понес никакого наказания за нанесенные мне побои, а также за травмы моей матери. Ему сошло с рук неисполнение решения суда», — написала в своем посте Воронцова.

«Закон разрешает отцу отбирать ребенка у матери. И неважно, каким способом — даже путем насилия и нарушения прав ребенка. И плевать, что ребенок находился на грудном вскармливании, что ребенок перенес нервное и эмоциональное потрясение, испуг, шок, а это — прямая угроза жизни и здоровью маленькой девочки!» — пишет Анастасия Разумова в своем инстаграме.

«В 2018 году я решила развестись со своим мужем, решив что нет причин терпеть домашнее насилие. Мне так хотелось, чтобы после развода у нашей маленькой дочки Машеньки были и мама, и папа. Но мой муж решил по-другому. После того, как я съехала с дочкой от мужа и беспрепятственно дала ему забрать дочку на выходные, он самовольно решил разлучить меня с моей четырехлетней дочкой Машей: на следующей неделе забрал ее из детского сада, увез в неизвестном направлении и несколько месяцев скрывал, не давая видеть и общаться. Всё это время он убеждал всех, что я не давала ему общаться с Машей, что психически нездорова, не заботилась о дочке, купил заключение психолога, что дочке находиться со мной опасно, начал давать дочке лекарства, чтобы она начала забывать меня. А ввиду того, что я все свободное время искала свою дочь, он обратился в полицию с просьбой завести на меня уголовное дело, что я якобы преследую его с целью убить», — такую историю рассказала еще одна участница флешмоба Анна Пархоменко.




View this post on Instagram
A post shared by @razumovanastusha on


Директор Благотворительного фонда профилактики социального сиротства Александра Марова, в свою очередь, объяснила, что единственная мера ответственности в российском законодательстве в случаях похищения ребенка — административная (по статьям 5.35.2 и 5.35.2). Наказание — либо штраф до пяти тысяч рублей, либо административный арест, который практически не применяется. Часто, добавила эксперт, сложно добиться даже решения о штрафе.

Еще одна проблема, продолжила Марова, заключается в том, что родитель, в попытке отобрать ребенка несмотря на решение суда, часто настраивает его против второго родителя, выдумывая про него истории, которые пугают.

«Были случаи, когда ребенку говорили, что мама убила его любимую собаку. В результате, когда приставы приходили исполнять решение, ребенок говорит, что не хочет идти к маме, и приставы пишут в документах о невозможности исполнения судебного решения», — говорит директор фонда.

По мнению Маровой, принимать решения о психологическом состоянии ребенка должен специалист, а не пристав. Последний же должен исполнять решение суда. И чтобы изменить ситуацию, нужно начать с изменения законодательства.




View this post on Instagram
A post shared by Ирина (@irina.8.irina) on

Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе