Анна Кухарева
17 июня 2022

Тело как улика: почему родителям важно знать о деле Юлии Цветковой*

Долгий процесс по делу 29-летней Юлии Цветковой вышел на финишную прямую. Прокуратура просит назначить художнице, обвиняемой в распространении порнографии, три года и два месяца колонии общего режима. Активистка вела паблик в социальной сети ВКонтакте, в котором размещала художественные изображения женских вульв, выполненные ею и другими художниками.
Фото: Юля Цветкова/ВКонтакте
Фото: Юля Цветкова/ВКонтакте

Что случилось?

Художница, активистка, режиссерка и руководительница детской театральной студии Юлия Цветкова 20 ноября 2019 года вернулась в Комсомольск-на-Амуре из поездки в Санкт-Петербург. Прямо на вокзале ее ждали сотрудники полиции, которые забрали женщину в отдел. Там Юлии сообщили, что против нее возбуждено уголовное дело: ее обвинили в распространении порнографии в интернете.

Поводом для возбуждения дела стал паблик «Монологи вагины» в соцсети ВКонтакте, который Юлия администрировала. Художница выкладывала туда рисунки женских вульв, сделанные разными художниками. Картинки активистка находила в основном в Сети.


«Для меня это было личным моментом, мне было важно в какой-то момент высказаться о том, что вагина — это не табу, менструация — не табу. Я, как и многие, лет в 25 узнала, как выглядит женский клитор, и это был шок. Мне кажется, многие проходили этот этап: „Что это правда вот так вот?“ Это какой-то момент освоения своей сексуальности» — рассказывала Юлия в интервью BBC (сайт заблокирован Роскомнадзором).


Свой паблик она позиционировала как бодипозитивный и считала своей главной задачей снять стигму с женского тела и женской физиологии. В группе на момент возбуждения уголовного дела состояло не более 200 человек.

Через несколько дней после визита в ОВД Юлию Цветкову отправили под домашний арест.

 29 ноября в отношении художницы возбудили административное дело по статье о «пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних». «Пропаганду» нашли еще в двух пабликах: «Комсомолка. Феминизм пересечений» и «Тайная вечеря — ЛГБТКИАПП+на-Амуре | 18+». 11 декабря 2019 года Юлию оштрафовали по этому делу на 50 тысяч рублей.

 17 января 2020 года на женщину составили второй протокол по той же статье. На этот раз поводом стало размещение в группе «Цвет» картинки, на которой были изображены однополые семьи с детьми. Рисунок был подписан «Семья — где любят».

 16 марта 2020 года Юлию выпустили из-под домашнего ареста под подписку о невыезде. Летом на нее завели еще два административных дела о «пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних». Активистку оштрафовали еще на 50 тысяч.

 23 сентября 2020 прокуратура не утвердила обвинительное заключение и вернула дело на доследование. В марте 2021 года процесс закрыли от слушателей и журналистов.

По делу было проведено несколько экспертиз, паблик «Монологи вагины» то запрещали, то отменяли запрет, а Цветковой пришлось закрыть детскую театральную студию, которой она несколько лет руководила. Юлия, ее мама Анна, а также юные актеры театра «МЕРАК» столкнулись с травлей в интернете.

 14 июня 2022 года мама Юлии Цветковой выложила на своей странице в Facebook (организация Meta, владеющая соцсетью, признана экстремистской в России) сообщение о том, что прокуратура запросила для художницы три года и два месяца лишения свободы в колонии общего режима.

В родном Комсомольске-на-Амуре к Юлии относились настороженно из-за ее деятельности в области фем- и ЛГБТ-активизма. Так как женщина работала с детьми, ее подозревали в том, что она «насаждает им повестку», хотя свой активизм с подростками Юлия не обсуждала.

Дошло до того, что спектакль «Голубые и розовые» отменили, увидев в его названии «пропаганду гомосексуализма». Хотя в пьесе речь шла всего лишь о гендерных стереотипах, а название придумал одиннадцатилетний мальчик (он имел в виду буквально одеяльца, в которые заворачивают мальчиков и девочек при выписке из роддома).

Интересное по теме

От двух до шести лет за детский спектакль: за что судят Юлию Цветкову*

Почему об этом деле важно знать родителям?

Суд над Юлией Цветковой поначалу вызвал большой резонанс: проходили акции в ее поддержку, СМИ пристально следили за процессом. Затем судебное заседание сделали закрытым. Процесс затянулся сверх всякой меры — он длится почти три года.


От него устали все: Юлия и ее мать истощены, защитники Юлии теряют запал, сама художница обрастает крупными административными штрафами за выражение собственной позиции, а публика переключилась на другие темы.


Недостатка в мрачных и шокирующих новостях в последнее время не наблюдается — что на этом фоне приговор художнице, которая постила в своем паблике рисунки вульв? Родительская аудитория и вовсе далека от того, чтобы следить за «делом Юлии Цветковой» — и очень зря. Решение суда отразится на всех, у кого есть дети. И вот почему:

 Приговор наложит запрет на дискуссию о женском теле

Юлия признается, что «Монологи вагины» вела без какого-то фанатизма, это был просто один из ее многочисленных проектов, которым она занималась просто для души. Своих рисунков в этот паблик она не выкладывала. Изображения старалась отбирать не фотореалистичные, избегала картинок с каким-либо намеком на пенетрацию.


Для Юлии было важно показать, что художественные высказывания на тему женской физиологии существуют, что иметь вульву — это не табу, и что женское тело имеет право быть разным.


Что характерно, к изображениям вульвы закон относится строже, чем к изображениям пениса. Если мы посмотрим на произведения искусства разных стран и эпох, мы найдем на них достаточное количество мужских половых органов. В музеях мира статуи обнаженных мужчин и картины, на которых у модели отчетливо виден пенис, экспонируются без каких-либо купюр. Инициативные граждане, конечно, любят предложить закрыть все фиговыми листиками, но, чаще всего, терпят неудачу.

Первый мужской половой член на картинке я увидела в пять лет именно в детской энциклопедии по искусству. И долгое время лучше представляла, как выглядит пенис, чем вульва — просто потому, что свою вульву рассматривать с зеркалом ребенку обычно не позволяют, а ее художественных изображений в открытом доступе нет. Никаких изображений нет. Девочки беспокоятся: как там у них все устроено? Все ли так? Все ли правильно? Что там у других?

И единственное, на что может ориентироваться девочка-подросток, желающая узнать о своем теле побольше, — это на порно или какую-нибудь книгу типа «Камасутры», которые не показывают и сотой доли разнообразия нормы. При этом мальчик может смотреть на какого-нибудь Давида или Геракла и радоваться: «А вот у меня больше!»

Интересное по теме

Статуи не виноваты в том, что кто-то из нас не может сказать вслух слово «пенис‎»: колонка о развратной коллекции Эрмитажа

Более того, если мы соберем паблик с голыми мужчинами и прочими фаллическими символами, снабдим его напоминанием, что в группе встречаются материалы 18+ (а «Монологи вагины» были таким предупреждением снабжены!) и даже где-то наберем несколько тысяч подписчиков, включая несовершеннолетних, — вот за все это, скорее всего, ничего не будет.

Потому что мужской половой орган в искусстве — тема не табуированная. Ну пенис и пенис: если снять одежду, его сразу видно. Вагину же можно разглядеть только при определенных обстоятельствах, например, если обнаженная женщина лежит или сидит с раздвинутыми ногами. А подобные позы считаются неприличными и носят сексуализированную окраску в глазах обывателей.

В результате «Происхождение мира» Гюстава Курбе до сих пор проходит по разряду «скандальных картин», хотя было написано аж в 1866 году.

 Приговор ограничит дискуссию о бодипозитиве

Поначалу в деле фигурировали не только изображения вульвы, а еще и серия рисунков «Женщина не кукла». В них художница развенчивала стереотипы о женском теле. Например, дополняла рисунки неидеальных обнаженных женщин подписями: «У живых женщин не идеальная кожа. И это нормально!», «У живых женщин есть волосы на теле. И это нормально!» и так далее.

Эту серию работ, посвященную бодипозитиву, тоже пытались объявить порнографией, но экспертиза эти рисунки таковыми не признала.

Проблема в том, что любое изображение обнаженного женского тела воспринимается как неприличное, потому что на протяжение очень долгого времени все картины с дамами без одежды рисовались исключительно с одной целью — услаждать взор мужчин и возбуждать их. И иногда эпатировать: тот же Пикассо явно не планировал вызывать эрекцию у публики, созерцающей «Авиньонских девиц».

Юлия Цветкова в своей серии рисунков тоже явно не преследовала цели возбудить зрителей, напротив, она хотела показать, что объективация женщин — это плохо. Нереалистичные стандарты красоты — это отстой. Но люди увидели в достаточно схематичных голых женщинах вовсе не тот посыл, который вкладывала художница.

После вынесения приговора никто не будет думать, что из материалов дела признали порнографией, а что — нет. А говорить о бодипозитиве и не показывать разные тела (в том числе, обнаженные) будет как минимум странно. Если даже это могут счесть неприличной картинкой, не лучше ли перестраховаться?

 Приговор — это не борьба с порно

ВКонтакте с переменным успехом борется с порнографией: даже сейчас при достаточном желании в соцсети можно найти ролики с любыми видами секса. Эти ролики не возмущают борцов с «пропагандой», потому что в них женское тело выполняет привычную им «обслуживающую» роль.


Но схематичные женщины без одежды и акварельные рисунки вульв вдруг вызвали такой протест — почему?


Ответ прост: Юлия Цветкова не просто выкладывала рисунки, а занималась активизмом. Она боролась как раз за то, чтобы привлечь внимание к гендерному неравенству и отсутствию гражданских прав у ЛГБТК+. Любых «привлекателей внимания» у нас очень не любят, даже если они говорят просто о ямах на дорогах. Здесь же покусились на святое: на общественное доминировние мужчин и гетеросексуалов.

 Приговор — это борьба с альтернативными мнениями

Главное в этой истории — это вовсе не обвинение по «порнографической» статье, а несколько административных дел за распространение «гей-пропаганды» среди несовершеннолетних. Юлию травят в Сети именно за ее позицию по вопросу ЛГБТК+ и за то, что она с такой позицией посмела работать режиссеркой детского театра. При том, что дети себя упорно не признают потерпевшими, активистку раз за разом пытаются обвинить в том, что она навязывала свое мнение несовершеннолетним.

Актеры театра говорят, что Юлия с ними никак не обсуждала свой активизм. Они беседовали о неравенстве полов, о гендерных стереотипах, о войне и мире, о сталинских репрессиях, о других культурах, о ксенофобии, но никогда — о ЛГБТК+. Тем не менее наличие у Юлии мнения о социальном равенстве однополых и разнополых семей уже признали пропагандой среди несовершеннолетних.

Это мнение она транслировала в группах, где детей вообще не должно было быть — на них стоит пометка 18+, которая вроде бы должна защищать от преследования по статье о «гей-пропаганде». Но на практике — не защищает.

 Приговор лишает подростков возможности открыто обсуждать свой гендер и сексуальную ориентацию

Власти, раз за разом штрафующие женщину по нелепой статье, посылают сигнал: рядом с детьми должны находится исключительно гомофобы. Дети должны быть исключительно гомофобами. Те, кто чувствуют, что их привлекает собственный пол, должны молчать и стыдиться, потому что это предписывается законом.

Подросток не может узнавать о ЛГБТК+ и делиться своим опытом в специализированных группах — это теперь опасно и для подростка, и для группы. Для подростка это увеличивает риск травли, потому что в подобных пабликах обязательно присутствуют «гееборцы». Для администратора группы обнаружение в ее рядах подростка грозит крупным штрафом и той же травлей.


Даже родители, говорящие своему ЛГБТК+-ребенку, что он нормальный, оказываются под ударом. Психологи давно потеряли возможность помогать таким детям, потому что за грамотную помощь им грозит административное преследование. Теперь и чисто бытовое признание себя ЛГБТ-френдли опасно.


В ситуации, когда сексуальную ориентацию повсеместно объявляют делом выбора, а не врожденным качеством, подростки, обнаружившие свое отличие от других, впадают в отчаяние. Многие доходят до попыток суицида из-за своей «неправильности». Если план состоит в том, чтобы все геи убили себя еще в детстве, то он, конечно, не сработает. Но кто-то действительно может свести счеты с жизнью на фоне тотального молчания о гомосексуальности и трансгендерности.

Реальный срок для женщины, рисовавшей женское тело и высказывавшейся за инклюзивность и разнообразие — это не просто пощечина здравому смыслу, а сообщение: даже за самый невинный активизм можно получить наказание, ломающее жизнь.

* — Юлия Цветкова внесена Минюстом РФ в «реестр СМИ, выполняющих функцию иностранного агента».

Понравился материал?

Поддержите редакцию!
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе