Нет, это нормально
Картинки

Обстоятельства тела

Около недели назад мама двоих детей Александра Килмюррей выложила в инстаграм фотографию своего живота со следами двух беременностей – растяжками, рыхлостью, неровностями. В общем, всем тем, чем, как считают многие, не стоило бы гордиться.

Well, I know a lot of you guys are probably thinking ‘why would she post this picture’, but, it took me 18 months to get here, 18 months to not cry when I look in the mirror, 18 months to finally feel beautiful in my own skin again! No one warns you about the dark sides of motherhood and pregnancy.. no one gives you a heads up on how much you change physically and mentally after you become a mother. It’s been a long and hard postpartum ride for me.. 18 months after my first son and 5 months after my second son I feel like I can finally see the light ✨ and it genuinely feels amazing? cheers to you mamas who are battling postpartum depression and still getting up everyday for your children! Cheers to you mamas who still cry about the marks on your skin from birthing your perfect babies! Cheer to motherhood, cheers to knowing that this too shall pass! And things will get better? #motherhood #breastmilk #breastfeeding #normalizebreastfeeding #mommyandme #tigerstripes #postpartum #postpartumdepression #babies #mombod #proud #inlove

Фото опубликовано Alexandra Kilmurray (@alexandrabrea_)

Но для Александры эта публикация стала частью большого пути к себе – в посте к снимку она призналась, что боролась с послеродовой депрессией, полтора года не могла принять себя и свое изменившееся тело, рыдала и не хотела подходить к зеркалу. Чувство, знакомое многим мамам.

Портрет матери в послеродовых трусах
Так получилось
Портрет матери в послеродовых трусах

Килмюррей назвала произошедшие с ее телом изменения «темной стороной материнства» и посетовала на то, что об этом никто и никогда не говорит – такая фигня может случиться с кем угодно и без предупреждения.

Насчет «с кем угодно» – это абсолютная правда. У профессиональной бегуньи Стефани Ротстйен Брюс после двух беременностей случился диастаз (то есть расхождение) мышц живота, но для нее это крайне неприятное последствие рождения двух подряд детей (разница в возрасте у малышей – 15 месяцев) стало своеобразным вызовом.

Через шесть недель после вторых родов она запостила в своем инстаграме эту фотографию и вернулась к тренировкам.

6 weeks post partum, got my 6 pack abs back.. Right on schedule:) sorry to those who find this pic gross but this shit is #keepitreal. I have a very bad case of diastasis recti and stretch marks from 2 babies born 15 months apart. I am partly self conscious but you’ll still see me rocking my stomach in my sports bra and race kit when my body is ready. Lots of work to do to get these abs back together and rebuild my core. Please feel confident to post your PP bodies and tag #journeywithsteph

Фото опубликовано Stephanie Rothstein Bruce (@stephrothstein)


Весь путь восстановления и возвращения к спортивной карьере она запечатлела на фото – вот так она выглядит теперь.

Here to break barriers and molds. Here to build respect, support, and a long lasting footprint. #DestroyCreate is coming soon.

Фото опубликовано Stephanie Rothstein Bruce (@stephrothstein)

Своей историей отношений с обвисшей кожей на животе с подписчиками также делилась Кендра Уилкинсон, модель, участница реалити-шоу и мать двоих детей.

Весной 2016-го она выложила в инстаграм селфи, на котором хорошо виден живот, и написала: «Гляньте-ка, что со мной сделали дети. Они сделали меня счастливой». С чувством юмора у Кендры вообще все отлично, она не стесняется своего тела и запросто показывает двум миллионам подписчиками, какими бывают будни материнства.

Ну а что касается слов Килмюррей о том, что «никто не говорит» о подобных изменениях во внешности после беременности и родов, то тут она, конечно, немножечко лукавит. Но смысл ее заявления понятен: всякий раз, когда кто-нибудь заявляет, что не для всех «самые счастливые в жизни девять месяцев» проходят бесследно, и что стыдиться тут нечего, начинаются дискуссии. Воистину: беременность и роды – неисчерпаемые темы для споров до посинения.

Их-то все той же весной 2016-го попыталась пресечь австралийка (мы в НЭН любим австралийских мам, очень они задорные) Оливия Уайт, блогерша и мама двух дочек. Она разместила у себя в Фейсбуке фотографию, на которой она запечатлена почти полностью обнаженной – на ней только черные трусы.

Под снимком Оливия написала, что не понимает, какой смысл в том, чтобы из кожи вон лезть ради возвращения к своему прежнему телу. «Знаете что? Да насрать. Я больше не тот человек, которым я была до рождения детей. Так почему я должна хотеть вернуться в тело, которое никак со мной не связано и не отражает того, что со мной произошло?» – говорилось в ее посте. Но, судя по тому, что нынче запись больше не доступна, положить конец спорам о том, можно ли и нужно ли выносить в публичное пространство тему послеродовых трансформаций, ей не удалось.

Обсуждение того, что может ждать женское тело после родов нужно вовсе не для того, чтобы развести очередную войну на форумах, выгулять свои идеальные формы в белом пальто по Сети, а для того, чтобы тем, кто ненавидит себя за то, на что в большинстве случаев никак нельзя повлиять, почувствовал поддержку. С этим, кстати, хорошо справляется очень крутой и нужный российский проект My lines, my life.

Пост о кесаревом сечении набрал пять тысяч лайков – и вот почему
Так получилось
Пост о кесаревом сечении набрал пять тысяч лайков – и вот почему

На черно-белый инстаграм, который анонимно размещает фотографии и истории женщин – с растяжками, диастазами, «съеденной» лактацией грудью, шрамами от кесарева, linea negra посреди живота, – подписаны сто тысяч человек. Каждый день там появляются посты самого разного содержания – кто-то смог полюбить себя заново, кто-то не смог смириться со всеми новыми обстоятельствами, кто-то пытается бодриться.

Меня зовут Света, мне 26 лет, я lana_lichko и мне больше не страшно. Провожаю уходящий год с грустью и смотрю в будущий с большой надеждой и сильным настроем. Мои роды были месяц назад. 12 часов без вод, экстренное кесарево и в итоге мой ангел прожил всего сутки… не описать словами что я пережила… Но скажу с уверенностью, что несмотря ни на что, мы должны идти дальше, должны прожить свою жизнь достойно и выдержать все испытания, оставаясь при этом настоящими людьми. Вот мои линии — линии, которые перечеркнули главное счастье моей жизни, но и линии, которые заставляют верить в себя и напоминают о моей внутренней силе. Мамочкой смогу стать только через два года. А пока лишь спорт спасёт меня и любовь к близким. Берегите себя и родных??

Фото опубликовано #моилинии (@mylinesmylife)

Так или иначе, материнство – это не только рождение, но и перерождение.

Поделись статьей с друзьями