Анна Кухарева
7 июня 2022

Если о тебе не говорят, значит, тебя не существует: почему «всякие извращенцы» хотят открыто рассказывать о своей жизни (а мы их в этом поддерживаем)

Если вы читаете не только наши материалы, но и комментарии к ним в социальных сетях, значит, вы уже наверняка заметили: стоит написать о ЛГБТК+ или полиаморах, как сразу появляется множество комментаторов, которые требуют не выносить «всякие извращения» за пределы спальни и не рассказывать о них на публике. Мол, все к вам нормально и толерантно относятся, успокойтесь уже, нечего лезть на экраны и страницы прессы. Личная жизнь на то и личная, чтобы не рассказывать о ней всем подряд.
Иллюстрация Настасьи Железняк
Иллюстрация Настасьи Железняк

Если хотите подробнее ознакомиться с дискурсом, почитайте интервью Залины Маршенкуловой и комментарии к нему. Это дико, но интересно.

А вообще, всякий раз, как заходит речь об ЛГБТК+, слишком многие начинают недоумевать: зачем они требуют присутствия в медийном поле? Им же не запрещают быть теми, кто они есть, так зачем же высовываться? Некоторые даже видят в желании не скрываться «гей-пропаганду» и принимают всякие драконовские законы, пытаясь воспрепятствовать абсолютно естественному процессу «выхода из шкафов». Да, я сказала «естественному». Да, я сказала «абсолютно».


Почему люди хотят рассказывать о своем опыте и своей идентичности публично? Короткий ответ: потому что они хотят не выживать, а жить.


А теперь давайте послушаем длинный ответ.

Страх неизвестности

Люди не любят неизвестность. Вспомните своих тоддлеров: они считают подозрительной любую еду, кроме той, что им привычна. Если ребенок раньше не видел ничего подобного тому, что вы ему предложили, жди скандала. Иногда это целая битва — накормить малыша зеленым болгарским перцем или дать ему тарелку супа из чечевицы. В запале он может и бульонницу со стола сбросить, и родителя стукнуть, и с воплями убежать в закат.

Дети боятся темноты, потому что темнота может прятать в себе нечто ужасное: чудовищ, клоунов, зомби, Морру из сказок про «Муми-троллей» или стоматологов. И ты не узнаешь, есть они там или нет, пока не включишь свет.


Люди боятся переезжать на новое место, менять работу, расставаться с плохим, но привычным партнером, потому что думают, что может стать еще хуже. Некоторые способны закатить истерику даже из-за внеплановой перестановки мебели (привет, это я).


Неизвестность пробуждает у человека одновременно и любопытство, и опасение. Ему хочется узнать, что там, за завесой тайны, но, поскольку настоящих данных нет или они слишком скудны, он начинает строить предположения. И, как правило, предполагает самое худшее.

Серьезно, никто не воображает, что в темноте скрывается хорошенький вельш-корги, два кило шоколадного мороженного, билет на концерт Princesse Angine и любовь всей твоей жизни. Если бы наши далекие дикие предки были слишком оптимистичны, их бы съели саблезубые тигры, которые охотились как раз таки по ночам. Предполагать худшее при встрече с неизвестностью — вполне разумная для выживания стратегия.

Однако насколько полезной эта осторожность была для сохранения целостности шкуры в дикой среде, настолько вредной она оказалась для существования в обществе. Благодаря ей человечество долгое время оставалось атомизированным и безо всяких сомнений истребляло само себя.

История сохранила память о чудовищных актах насилия в отношении представителей закрытых немногочисленных сообществ, о которых у большинства не было никакой информации. Христиане в Риме, евреи в Европе, религиозные и национальные меньшинства по всему миру — все они становились жертвами толпы, не имеющей представления об их обычаях и культуре и строящей самые худшие гипотезы на этот счет.

Интересное по теме

Почему необходимо говорить с детьми о расизме? Инструкция для родителей

Ксенофобия и лекарство от нее

Для этого явления даже есть соответствующее определение — ксенофобия. Слово происходит от греческих слов «чужой» + «страх», и означает нетерпимость к кому-либо или чему-либо чужому, незнакомому, непривычному; восприятие чужого как неприятного и опасного.

Именно для того, чтобы уменьшить уровень ксенофобии, проводятся всяческие дни национальных культур, на экранах в качестве ведущих все чаще появляются представители нетитульных наций, а трэвел-блогеры разъезжают по миру, рассказывая о чужих обычаях.


За всеми этими телодвижениями читается простое послание: «Смотрите, это такие же люди, как вы. У них есть семьи и дети, как у вас, у них такая же красная кровь и они так же горюют, когда теряют любимых. Будьте терпимее друг к другу».


Говорят, что если тебя нет в телевизоре, то ты не существуешь, и именно поэтому представители ЛГБТК+-сообщества хотят быть представленными в медийном пространстве. Но это не вся правда.

Если о тебе нет никакой информации, если ты что-то скрываешь (пусть и не по своей воле), если создается ощущение, что ты — редчайшее исключение из правил, то к тебе будут относиться с подозрением. И это будет подозрение, беременное агрессией.

От невежества до погрома один шаг. Поэтому ЛГБТК+ крайне важно показать, что они не драконы о семью головах, что они не заняты разложением общества или разрушением института семьи, а просто живут свою обычную жизнь: растят детей, ходят за покупками, выгуливают собак, берут кредиты, читают книги и ищут работу. Своим присутствием в инфопространстве они сообщают, что, в сущности, мы все одинаковые.

Когда представитель ЛГБТК+ говорит: «Я гей, у меня есть любимый муж, ребенок и две кошки» — он хочет сообщить не о своих сексуальных предпочтениях, а о том, что он — не худшая часть большого и разнообразного мира. Точно такая же часть, как его сосед-гетеросексуал.

Что такое «Месяц гордости»?

В июне по всему миру проходят фестивали, парады, мероприятия, призванные привлечь внимание общественности к проблемам ЛГБТК+-сообщества. Многие компании поддерживают «Месяц гордости» выпуском специализированных товаров, а СМИ проявляют больше внимания к теме интеграции ЛГБТК+ в обществе.

Искусство кройки и шитья

Возможно, это не всякому очевидно, но информация и знания понемногу «чинят» разбитый на части и разобщенный мир. Когда-то люди верили, что на другом конце света живут люди с песьими головами, а у китаянок вагина расположена поперек.


Когда-то люди, боящиеся неизвестности, были готовы убить ближайшего соседа, заподозренного в колдовстве. Когда-то ненавидеть евреев и геев за то, что они не такие, как все, было нормально. Когда-то, но не сейчас.


Повсеместное распространение школьного образования, изучение иностранных языков, глобализация науки, развитие интернета, искоренение предрассудков — все это стежок за стежком «сшивает» человечество в причудливое, но красивое полотно в стиле «пэчворк».

Подросток из Франции мало чем отличается от подростка из Британии. Их сверстник из Южной Кореи, конечно, имеет свои особенности, но вполне понимает своих товарищей из Европы, и они всей компанией способны дружить и свободно общаться онлайн.

Интересное по теме

Ты такой, а я другой! Подборка книг о многообразии мира для детей и родителей

Глобальный мир, пронизанный связями, кажется свежей выдумкой. Но даже в глубокой древности люди ощущали, что культурная разобщенность — это неправильно.

Вспомните миф о Вавилонской башне: люди говорили на одном языке, потом бог их наказал за гордыню, и появились разные наречия. Из-за этого люди перестали понимать друг друга и больше не могли делать общее дело. И хотя в Библии это подается как история о справедливом возмездии, в этом мифе явно чувствуется мысль: «Раньше было лучше, раньше мы не ссорились, были едины и способны на великие дела».

Информация и знания становятся тем самым общим языком, который помогает сгладить различия и объединиться со своими соседями в борьбе за лучшее будущее. Но для того, чтобы это объединение было возможно, право на высказывание должны получить все, кто не нарушает закон.


Предлагая людям скрывать свою идентичность, вы одновременно предлагаете им ее стыдиться.


Логика тут такова: прячут обычно что-то не очень приличное, а может и вовсе — преступное. Есть поговорка: все тайное становится явным — и она как бы намекает на необходимость открытости и честности.

Помните, сколько в 90-е годы в наших и западных СМИ было спекуляций на тему гомосексуальности тех или иных политиков, или актеров? Люди были вынуждены оправдываться, называть статьи в газетах грязными сплетнями, как-то доказывать, что они спят исключительно с противоположным полом. Они теряли популярность, роли, голоса электората…

Сейчас многие люди открыто говорят о своей ориентации.

Интересное по теме

«Семья — это безопасное место, где можно научиться жить»: 11 семейных фотопортретов со всего мира

Постепенно становятся видимыми все те группы населения, которые раньше тихо сидели «под метлой» и не отсвечивали. Конечно, это может кого-то раздражать. Однако помимо геев, полиаморов и прочих бодипозитивщиков, свою долю информационного «пирога» получают: родители, дети, люди с инвалидностью, чайлдфри, защитники окружающей среды, представители субкультур, атеисты, религиозные и национальные меньшинства, люди редких профессий и все те, кто раньше не имел либо права, либо возможности открыто высказываться о себе и своей жизни.

Почему репрезентация ЛГБТК+ в медиа так важна?

Американская некоммерческая организация The Trevor Project занимается предотвращением суицидов среди ЛГБТК+. Ежегодно они публикуют отчеты о состоянии психического здоровья ЛГБТК+-молодежи. В своем последнем отчете они указали, что 45 процентов опрошенных молодых ЛГБТК+ задумывались о суициде, а 14 процентов предприняли попытку расстаться с жизнью за отчетный период. Реже совершали попытки самоубийства те, кто встретил поддержку и принятие своей идентичности в семье и школе. 89 процентов опрошенных заявили, что присутствие ЛГБТК+ в кино и на телевидении помогло им почувствовать себя лучше.

А при чем здесь мы?

«Ну, ладно, — скажете вы, — А зачем эта информация в журнале для родителей?»

Не мы ли призываем сделать материнство видимым, публично кормить детей грудью и ходить с ними в музеи и рестораны? Не мы ли говорим, что чайлдхейт и мамшейминг проистекают из крайней социальной изолированности женщин с детьми и чудовищной мифологизированности материнства? Не мы ли неоднократно высказывались за принятие себя: своего тела, своего родительского опыта, своей неидеальности и уязвимости?

Сказала «А», говори и «Б». Полиаморы, гомосексуалы, трансперсоны тоже становятся родителями. Мы не можем игнорировать их опыт. Они сталкиваются с социальной изоляцией, как и миллионы матерей, которым общество диктует сидеть дома со своими младенцами, пока тем не стукнет 18 лет, — и кому, как не нам, знать, насколько это жестоко и несправедливо!

Интересное по теме

«Это ровно такие же семьи, где есть те же проблемы, где люди так же общаются, поддерживают друг друга. Но за аббревиатурой ЛГБТК этого не видно»: что такое ЛГБТК-родительство и как оно устроено

В конце концов, тот ребенок, которого мы предлагаем не бить, контейнировать его чувства, воспитывать в здоровой атмосфере без криков и унижений, может однажды прийти к родителям и сказать: «Мам, пап, я, кажется, бисексуал-полиамор».

Рассказывая на страницах издания для родителей об иных моделях построения семьи, сексуальности, жизни ЛГБТК+, мы преследуем простую цель: чтобы этого ребенка не прокляли, не отлупили и не потащили лечить (и, конечно, чтобы сами родители не слегли от инфаркта). А еще мы хотим, чтобы отцы и матери знали, что воспитание тут ни при чем, и не считали, что могли бы что-то изменить, относясь к ребенку строже.

Интересное по теме

Могут ли родители, врачи или общество повлиять на сексуальную ориентацию ребенка

Кстати, из мира удивительного: все мы сообщаем о сексуальной ориентации, когда рассказываем о своей жизни и говорим: «У меня есть муж, я мама двоих детей».

В принципе, после этого догадаться о том, что женщина гетеросексуальна (или бисексуальна, но в конце концов выбрала в партнеры мужчину) несложно. Варианты могут быть, но не об этом сейчас речь.


Ну так вот. Когда мы слышим про мужа и детей, мы же не орем: «Фу, извращенка, это должно оставаться за порогом спальни!»


Трудно представить, что творится в голове у человека, если он после сообщения о том, что герой материала — гей, начинает представлять себе всякие непотребства и требовать, чтобы человек срочно убирался из инфополя.

Если вам неприятно что-то видеть — не смотрите. Если не нравится читать — не читайте. Но не надо видеть заговор геев там, где есть обычное следование мировому культурному курсу на толерантность и предоставление слова всем слоям общества.

Понравился материал?

Поддержите редакцию!
Теги
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе