Редакция
30 мая 2022

«Мужа и моего парня мы называем — „папа один“ и „папа два“». Интервью фемактивистки Залины Маршенкуловой

Блогерша Залина Маршенкулова не первый год рассказывает о феминизме и считает своим лозунгом фразу: «Ни бога, ни мужа, ни господина!». Сейчас Залина Маршенкулова состоит в полиаморных отношениях и вместе со своим мужем и молодым человеком воспитывает двухлетнего сына. НЭН поговорил с Залиной о материнстве, послеродовой депрессии и отношениях.
Фото: @mayachok_antihrista
Фото: @mayachok_antihrista

Фемактивистка Залина Маршенкулова ведет Telegram-канала «Женская власть» и выпустила одноименную книгу о отношении к женщинам в России. Также Залина основала сайт Breaking Mad, на котором публикуются абсурдные новости. В 2015 году The Guardian включил Маршенкулову в список 30 наиболее влиятельных москвичей младше 30 лет.

«Я согласилась родить, раз муж хочет с ребенком ходить в лес»

Как вы решились на ребенка?

Мы в браке уже 14 лет и довольно счастливо и гармонично живем. Долгое время мы не говорили о детях, потому что, во-первых, нам и так было хорошо, во-вторых, потому что я долго не была готова это обсуждать. Муж никогда на меня не давил, хотя хотел ребенка. Он говорил: «не родим и не родим, мы и так счастливы».

Я чувствовала, что с моим психическим состоянием что-то не так, а как можно в таком случае рожать ребенка? Как-то со мной произошел сильный депрессивный эпизод, после которого я начала ходить на терапию и мне диагностировали биполярное расстройство. Мне было 27 или 28 лет.

Вспоминаю эту групповую терапию как лучшие дни моей жизни. Я возвращалась оттуда как со свиданий, сияющая, веселая.


Ты идешь туда и думаешь, какая же я поехавшая, а приходишь и видишь, что там есть еще более поехавшие.


На терапии я поняла, что всю жизнь ходила в простреленными коленями, что из меня текла кровь, но я на них ходила через силу. Я вошла в ремиссию и сильно удивилась, когда осознала, что можно жить без постоянной боли. Я приходила домой и говорила мужу: вот, оказывается, как ощущают мир нормальные люди — у них просто все в порядке? У биполярщика нет ощущения, что все нормально, у него есть ощущение, что все или очень плохо или он пребывает в эйфории.

Когда я полечилась, научилась практикам осознанности, ближе к тридцати годам мы заговорили о ребенке. Муж сказал: «я сегодня видел малыша в резиновых цветных сапожках с рисунками и подумал, что нам тоже нужно завести ребенка, чтобы покупать ему такие резиновые сапожки».

Он очень любит ходить в лес за грибами и мечтах ходить туда с ребенком. И я согласилась родить, раз он хочет с кем-то ходить в лес. Мы приняли это решение, и сразу я забеременела.

Интересное по теме

«Я чувствую, что не похожа на большинство мам, особенно в кризисные периоды отмены лекарств»: как живут матери с ментальными расстройствами

«Когда родился ребенок, я не испытала ни восторга, ни счастья»

Столкнулись ли вы с послеродовой депрессией?

Да. Во время беременности я чувствовала себя очень хорошо, но после рождения ребенка наступил депрессивный эпизод. Это было связано и с травлей, и с биполярным расстройством, которое мне диагностировали. Я начала пить лекарства.

Для меня появление ребенка стало испытанием. Когда родился сын, я не испытала ни восторга, ни счастья. Я хотела убить себя. Я испытывала огромное чувство вины из-за того, что не соответствую образу идеальной жены и матери.


Хорошо, что я общаюсь с фем-сообществом, с которым я могла поделиться этими ощущениями и услышать в ответ: это нормально, ты не должна плакать от счастья, становится счастливой женщиной и мамочкой, просто найми няню.


Сейчас я очень люблю своего ребенка. Но первые два года после его рождения были очень тяжелыми. Мне пришлось справляться со многими вещами внутри себя.

Интересное по теме

«Депрессия — опасное заболевание, которое может приводить к смерти»: большое интервью психолога Веры Якуповой о ПРД

Чему научил этот опыт? Что было самым сложным?

Первые два года с ребенком — это хаос. Нам с мужем пришлось тренировать толерантность к неопределенности. Еще с помощью детей очень хорошо практиковать радикальное принятие.

Вообще самое невыносимое для меня ощущение — это несвобода, мысль о том, что я мать и теперь всю жизнь должна отвечать за ребенка. Я не воспринимаю это как праздник.

Это связано с моим довольно травматичном детством. Так вышло, что в 14 лет я начала обеспечивать себя и маму, потому что она пила и лечилась в центре наркологии, который нужно было оплачивать. У меня не было детства и я всю жизнь несла ответственность за маму, когда она развелась с отцом.

Как муж реагировал на ваши переживания?

Мне повезло, что у меня идеальный муж. Мы с ним заранее договорились, что ребенок — это не моя история. Муж сам сидит с ребенком — моет его, кормит, играет с ним. Я скорее специалист по зарабатыванию денег, а он хозяюшка. Мне комфортнее работать на трех работах, у него тоже есть работа, но она у него одна и он работает удаленно. Сейчас мы еще наняли няню.

Сейчас у меня появилась убежденность, что я хорошая мама, а у ребенка хороший папа, что тоже моя заслуга, потому что я умею выбирать хороших людей. У меня все окружение — хорошие люди, а ребенок растет в этом окружении. Он все время залюбленный и зацелованный у нас, деловой, растет любимчиком публики. Я думаю, что я хорошая, заботливая мама и это не мешает мне реализовываться. Я установила баланс, как мне кажется.

«Еще до знакомства мой муж передавал моему парню вкусную еду»

Как вы договорились о полиаморных отношениях?

Когда мы с мужем только начали встречаться, то сразу договорились, что мы вместе, но свободны и, если хотим завести какие-то еще связи, то открыто говорим об этом друг другу. В итоге, первые девять лет брака ни у кого из нас не было ничего на стороне.

Потом у меня появились вторые отношения. Я не искала эти отношения специально, все произошло само. В моем окружении появился человек, с которым мы сначала общались на тусовках, потом наедине и у нас получилось что-то большее, чем секс и дружба. С моим парнем мы знакомы семь лет, а отношения у нас длятся четыре года.

У мужа вторых отношений нет, ему достаточно меня. Мой муж и парень знали друг о друге. Еще до личного знакомства мой муж передавал ему вкусную еду, делал селедку под шубой ему и сердечко на ней рисовал.

Как ваш молодой человек отнесся к рождению ребенка?

Два года мы просто встречались, а потом я ему рассказала, что собираюсь рожать от мужа. Мой партнер чайлдфри, поэтому я сказала ему, что если он не хочет участвовать в этой истории, то мы можем расстаться. Он сказал, что хочет и поддержал меня в решении рожать. В результате он больше всех готовился к рождению сына — присылал мне фотографии колясок и говорил: смотри, как мы будем гулять с Ваней.

Сейчас он принимает активное участие в его воспитании, очень любит и считает своим. У нас есть чат на троих, который называется «Семья», куда он пишет: «если ребенок заболеет, то я убью вас обоих».


Я шучу, что из нас троих самая бешеная мамаша — это мой парень.


В какой-то момент я ездила к своему парню с ребенком, а муж уезжал на дачу делать ремонт. Мой парень кормил ребенка из бутылочки. Таким образом у меня получалось высыпаться, потому что ребенком занимался то один, то второй, а на меня выпадало меньше всего дежурства. Я могла закрыться в своей комнате и смотреть Нетфликс.

Сейчас мы все вместе живем в Тбилиси. Мой парень потом съедет от нас, но сейчас все очень гармонично. Мужа и парня мы так и называем — «папа один» и «папа два». Я счастливый человек — со мной много радостного происходит.

«Когда мне угрожали убийством и изнасилованием, я была на восьмом или девятом месяце беременности»

Как ваши родственники относятся к тому, что вы занимаетесь фемактивизмом?

Моя мама — женщина простая, очень добрая, может зимой притащить с остановки домой какого-нибудь потерявшегося человека. Она знает, что я в каком-то смысле стала известной, но это ей не очень интересно.

Когда меня травили из-за того, что я заступилась за девушек, снявшихся в порноклипе вокалиста группы Rammstein Тилля Линдеманна, мама позвонила мне и сказала: «Жуля (она меня так называет), зачем ты заступаешься за этих женщин, ты же не такая как они?». Я ей ответила, что я такая же, как они. Она посоветовала мне не заступаться и сидеть тихо. Я могу это с юмором воспринимать относительно активизма.

Как вы перенесли травлю?

Я была к этому готова, но нельзя сказать, что пережила травлю с легкостью. Когда мне угрожали убийством и изнасилованием, я была на восьмом или девятом месяце беременности. Когда я лежала в роддоме после рождения ребенка, случилась спам-атака — мне приходили сразу сотни агрессивных сообщений. Те, кто это устраивал, знали, что я только родила и нахожусь в уязвимом положении. На фоне этого у меня началось кровотечение и пропало молоко.

«Все мои мужчины даже большие профеминисты, чем я, скорее это они меня чему-то учат»

В своей книге «Женская власть» вы говорите об абьюзивных отношениях. Был ли у вас такой опыт?

Нет. Моими партнерами никогда не были абьюзеры. Вообще мужчин у меня было немного, потому что из 35 лет я 14 лет в браке. Но те, которые были, были добрыми и очень классными. Поэтому, когда мне говорят, что мужчина, с которым ты в отношениях, обвиняет тебя в том, что ты толстая и страшная и всячески обесценивает твои достижения, меня это удивляет. Я с такими просто не общалась, мне такие и не понравятся.

Я выбираю ценностно близких мне людей. Все мои мужчины даже большие профеминисты, чем я, скорее это они меня чему-то учат. У моих мужчин есть качество, которого у меня нет, — они не умеют кого-то осуждать. Я восхищаюсь этим качеством. Они всегда готовы поставить себя на место другого человека, а не рассуждать, каким он должен быть.

Мои мужья абсолютно самодостаточные, со своими границами, у них нет потребности кому-то что-то доказывать или требовать у кого-то любовь или внимание. И мне есть чему у них поучиться. У них эти качества просто есть, а мне приходится работать над ними, пахать. Потому что я травмированная, изуродованная, искуроченная, поломанная обстоятельствами в жизни.

Вы сами были абьюзеркой?

Бывало, что это я со своим биполярным расстройством кого-то неосознанно абьюзила. В силу своих травм я не понимала, что у меня это есть. Я много с этим работала.

Муж мне говорит, что я не человек, а кто-то с другой планеты и те качества, которых у меня нет, я просто могу скопировать у других и вживить в себя. Например, так копируешь умение человека уважать личное пространство другого. Просто повторяешь за ним и постепенно начинаешь уважать чужое пространство, а не обижаться и болезненно реагировать на то, что другой человек не хочет спать с тобой десна в десна.

Абьюзеры думают, что все люди живут вокруг него и для него, а если что-то не так, то это делается ему назло. Пообщавшись с нормальными людьми, понимаешь, что у каждого есть своя жизнь и ты просто не должен мешать этой жизни. Я всегда стараюсь общаться с людьми, которые психологически устойчивее и лучше меня, чтобы было чему учиться и брать пример. И это дает хорошие результаты.

«Муж сказал, что ребенку два года, может, не будешь садиться на 15 лет?»

Почему вы решили уехать из России?

Моя война началась не вчера и не несколько месяцев назад. Я получала угрозы с тех пор, как начала заниматься фемактивизмом. Но сейчас мы оперативно уехали в Грузию, потому что теперь шансов сесть стало больше. Я отказалась удалять антивоенные посты и решила, что для меня это последняя капля. Муж сказал, что ребенку два года, может, не будешь садиться на 15 лет? И мы уехали.

А какие на вас писали доносы?

На меня писали заявления в прокуратуру, подавали в суд из-за рекламы Reebok и из-за того, что я разрушаю семейные ценности.

Я понимаю, что меня тут никто не защитит и никто за меня не заступится. Классическая трагедия русского революционера — революционер без революции. Революционер есть, а революции нет.

Понравился материал?

Поддержите редакцию!
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе