Нет, это нормально
«Появление ребенка не создает новых причин для ссор»
Ликбез

«Появление ребенка не создает новых причин для ссор»

Отрывок из книги «Испытание ребенком»

НЭН продолжает развивать литературную рубрику и пополнять свою библиотеку. Сегодня мы представим вам отрывок из книги Джона Готтмана и Джули Шварц-Готтман «Испытание ребенком», которую на русском языке выпустило издательство «Манн, Иванов и Фарбер». В книге 15 глав, мы выбрали фрагменты из двух: один фрагмент посвящен конфликтам, а второй – разбору семейной ссоры. Мы решили, что эти части книги будут интересны не только родителям, но и супругам без детей – ведь ссоры и споры возникают во всех семьях, вне зависимости от их состава.

Гасите конфликты

Мы видим молодую пару, которая уютно устроилась на диване в гостиной вместе со своим новорожденным малышом. Телевизор включен, пульт в руках у мужа. Жена мягко говорит ему: «Милый, не мог бы ты перестать переключать каналы?»  Он спрашивает: «Почему? Я просто хочу посмотреть, что там идет. Может, где-то есть хороший фильм». Она отвечает, все еще мягко: «Но, милый, это слишком возбуждает малыша. Давай остановимся на какой-нибудь передаче, а?» — «Но мне не нравится ни одна. Хочу поискать еще». — «Это что, так важно?» Потом она не выдерживает: «Все, давай оставь вот это». В воздухе повисает напряжение. Давайте посмотрим, что будет дальше.

Он: Ладно. Все-все, ладно.

Она: Ты говоришь «ладно» таким тоном, как будто хочешь сказать «заткнись».

Он: Я не сказал «заткнись». Ты просто слишком нервная.

Она: Я не нервная. Просто знаю этот твой тон. Ты кричишь На меня, как будто я — один из твоих подчиненных. Мне не нравится, когда со мной так говорят.

Он: Мне тоже не нравится, когда меня пилят. Отстань от меня.

Она: Да пошел ты! Если бы я тебя не пилила, ты бы вообще мое мнение не учитывал!

Он: Хватит орать! Еще про нервы говорит! Не можешь держать себя в руках?

Она: Не могу — с таким кретином, как ты!

Ребенок начинает возиться.

Он: Вот, смотри, что ты наделала.

Она: Это ты всегда начинаешь. Я сижу спокойно, а ты взрываешься.

Он: Нет, это ты как гадюка. Одно неверное движение — и все, кусаешь.

Она: А как мне не кусать того, кто пытается меня раздавить?

Ребенок морщит личико, напрягается и громким воплем сообщает об охватившей его панике.

Эти двое вступили в схватку и бьются, как боксеры на ринге. Ни один из них не желает брать на себя ответственность. Удар, блок, ответный хук слева.  Ни один из них не видит своей вины и считает, что причина льющегося из партнера негатива —  он сам.  Со временем они начинают использовать все более грязные приемы, и вот уже в перчатках появляются кастеты. Это означает, что начинаются серьезные неприятности. Такие стычки не редкость, когда вы измотаны и подавлены. Они начинаются ни с того ни с сего. И вредят всем, особенно когда ваши дети становятся свидетелями того, как вы выходите из себя. Они наблюдают за вами, вбирая все, как губка.

Появление ребенка не создает новых причин для ссор. На самом деле большинство поводов сцепиться остаются неизменными — и в двадцать лет, и в восемьдесят. К примеру, ссора этой пары очень похожа на то, что мы видели в своей лаборатории. Как и 21 процент участвовавших в исследовании пар, эти муж и жена озабочены тем, как они ссорятся, а не почему. Такое знакомо большинству из нас.

Речь идет о форме, а не о содержании. Причина ссоры вытеснена нашим негодованием по поводу отношения к нам. Мы обвиняем друг друга в том, что вечно раздуваем конфликты, что мучаем друг друга нападками, что превратились во врагов, а не союзников. Сетуем на то, что нас перестали замечать, что нас подавляют или вовсе ни во что не ставят. Иными словами, спорим о том, как танцевать, а не о том, какую музыку выбрать.

Итак, в своей лаборатории мы определили в качестве проблемы номер один процесс ссоры. Но главное, что нас интересовало, —  это то, как управляют конфликтами пары мастера перехода в статус родителей. Они тоже ссорятся, и по тем же самым причинам, но как-то по-другому. Мягче, веселее и добрее. Даже раскалившись от гнева, они подбирают слова, которые не столько ранят, сколько помогают заявить о своих правах.

Давайте представим, как мог бы выглядеть разговор предыдущей пары, если бы они были мастерами.

Она: Милый, не мог бы ты перестать переключать каналы? У меня от этого голова начинает кружиться.

Он: Брось, любимая…  Ты же знаешь, что я люблю пощелкать пультом. Да и проверить осталось всего 128 каналов.

Она: Ладно. Пожалуй, я тогда пойду помою пол на кухне.

Он: Пытаешься поймать меня в старую добрую ловушку вины, да?

Она: Это не работает.

Он: Ты правда так ненавидишь, когда я переключаю каналы?

Она: Правда. У меня голова и так идет кругом. А это мелькание слишком возбуждает. И, наконец, вредно для моих глаз.

Он: Не знал этого. Ладно, что если остановимся на футболе?

Она: Дорогой!

Он: Просто подумал, что стоит попробовать. Ладно. Так что ты хочешь посмотреть?

Она: Как насчет канала со старыми фильмами? Мне нравятся

мелодрамы.

Он: Фу-у-у.

Она: Ладно, ладно. Что тогда?

Он: Знаю. Тот фильм с Клинтом Иствудом на 44-м.

Она: Ради тебя — все что угодно.

Этот диалог почти не содержит острых углов. Они жалуются, но на этот раз без взаимных упреков, критики и оскорблений. Никто не занимает оборонительную позицию, никто не наносит ударов. Все проходит легче и проще.

Она заявляет о том, чего хочет, он отвечает тем,  что  хочет  сам, она  настаивает,  но в шутливой  форме.  Он упорствует,  хотя  и начинает  прислушиваться,  она  снова  повторяет,  чего бы  ей  хотелось,  на этот  раз  более  прямо.  Он  слышит, смягчается и делает слабую попытку достичь компромисса. Она стоит на своем и не сдается. Он немного расстроен, но все же уступает ей инициативу.  Она  пытается  положить мяч в корзину.  Но это  не устраивает  его.

В конечном счете они приходят к соглашению, и эпизод оказывается исчерпанным. Ситуацию спасает Клинт Иствуд. Хотя на самом деле все дело в их мягкости и готовности услышать друг друга, готовности станцевать свое танго красиво. И победить месте. Вам кажется, что это невозможно? Еще как возможно! Мы пересматривали записи разговоров пар мастеров, анализировали то, что они делали, — секунда за секундой, — и тайна их танца постепенно раскрывалась.  Все  они  делали  одни  и те  же  шаги.  Даже  если  кто-то был  очень  рассержен  и оступался,  то  быстро  исправлял  ситуацию, и танец продолжался.

Давайте  благодаря  нашим  микрофонам  камерам  снова  вернемся  к парам  вроде  этой.  Мы обобщили  то,  что  они  делают,  и получили  несложный  рецепт.  У него  простые  ингредиенты.  Каждый из нас может ему следовать. Мы поговорим о нем чуть позже, а сейчас нужно сделать одно отступление.  Очень  важно,  чтобы  дети  не становились  свидетелями  наших  стычек.  Мы  видели,  что  детей глубоко  ранят  ссоры,  происходящие на их  глазах, особенно сильные ссоры. А последнее, чего мы хотим, это  ранить  наших детей.  Поэтому  мы  предлагаем  следующий  выход.

Установите время, отведенное для обсуждения проблем. Вне этого времени не следует затрагивать вопросы, которые могут привести к Третьей мировой войне. Говорить о них лучше наедине. Некоторые из пар мастеров  договариваются обсуждать  свои  жалобы  и серьезные  темы  раз  в неделю,  на специальных  встречах.  Причем  лучше, если  каждый  из вас  придет  на такую  встречу  с одной  претензией, а не с целым списком.

Не обсуждайте проблемы за едой.

Ссоры за едой ведут к нарушению вашего пищеварения и способны впоследствии стать причиной расстройства пищевого поведения у ваших детей. О небольших разногласиях можно говорить при детях, когда им не меньше  четырех  лет.  Но и в  этом  случае  они  должны  видеть,  что вы эти разногласия преодолели. В возрасте от четырех до восьми они любят,  когда,  помирившись,  мы  обнимаемся  или  целуемся.  Остальные  финалы  стычки  не производят на них  такого  сильного  впечатления. Еще можно сказать пару слов, чтобы объяснить, что только что произошло.

Например: «Бобби,  сказать,  что  сейчас  случилось?  Мы  рассердились  друг на друга,  но потом  решили  это  обсудить.  Я выслушал  маму,  она —  меня.  Поэтому  мы  смогли  понять  друг друга.  Проблема  исчерпана, мы опять помирились».

Если  сдержаться  не удалось  и на  глазах  ребенка  произошла крупная  ссора,  потребуется  больше  усилий.  ребенка  следует  взять на руки  и успокоить.  Если возможно,  держать  его  лучше  между  собой —  но только  в том случае,  когда  между  вами  уже  установился мир.  Если напряжение  сохраняется,  тогда  ребенка  лучше  держать сбоку, на некотором расстоянии от второго партнера. Подробнее мы поговорим об этом в следующих главах.

Когда   дети   становятся   старше,   возникают   другие   проблемы. У них появляется страх, что их родители собираются развестись. Нужно  сказать  им,  что  это  не так  (если,  конечно,  вы  не планируете  развод на самом деле — но это тема для отдельной книги). Второй страх связан с тем,  что  они —  причина  вашей  ссоры.  Маленькие  дети  считают,  что они — центр Вселенной. Их мозг еще не развит настолько, чтобы пони мать:  мир  состоит  из множества небесных  тел,  вращающихся  по своим  собственным  орбитам.  Они  думают,  что  все  происходящее  вокруг них  должно  быть  как то  с ними  связано.  Мы,  взрослые,  знаем,  что  это не так, а они — нет. Поэтому вам нужно сказать им о том, что ваша ссора не имеет к ним отношения и что вы их любите. Объяснить, что все родители время от времени спорят, потому что у них разные точки зрения на разные вещи, и что это нормально. И заверить, что вы устраните разногласия, и извиниться, что расстроили их. После чего обнять и сделать  все,  чтобы  следующий  разговор  состоялся  не в их  присутствии.

Теперь,  имея  в виду  все  вышесказанное,  давайте продолжим. Мы говорили о рецепте, которому следуют наши пары мастера, чтобы стычки приносили плоды, а не опустошение. Вот основные ингредиенты успешного управления конфликтами.

Разбор ссоры: размышляем о ее причинах

Я и Джули проводим совместные семинары для семейных пар, на которых собирается по триста-четыреста человек. Каждый такой семинар мы начинаем с разбора ссоры, которая недавно у нас произошла — да, мы с Джули тоже не святые. Да, мы находимся с аудиторией в одной лодке. И временами наше море начинает штормить! Вот пример.

Как-то утром вскоре после рождения нашей дочери я умывался и думал: «Похоже, хороший будет денек». Вошла еще не вполне проснувшаяся Джули и заявила: «Мне приснился плохой сон». Я сказал: «Я тороплюсь, но ты все же скажи, что тебе приснилось?» Джули сказала, что во сне она была по-прежнему беременна, что я держался с ней холодно и сердито, да еще и флиртовал с другой женщиной.

«Ох, сон правда ужасный. Прости меня», — сказал я. Я постарался ее успокоить, но когда Джули вышла из ванной, начал думать о ее сне. И потихоньку закипать. Я понял, что решил успокоить Джули, извинившись за то, что делал в ее сне. «Ну что я за идиот, —  думал я. —  Я не веду себя так.  Не флиртую.  Проблема в ее воображении, а не во мне. Причем она возникла после рождения ребенка. Разве у нас мало реальных забот днем, чтобы еще придумывать их ночью?  Может, этот сон говорит о том, что она на самом деле обо мне думает?  После всего, что я делаю? Какая наглость!»

К тому моменту, когда Джули вернулась в ванную, я был вне себя. И действительно держался холодно и сердито. Я сообщил ей о том, что думал, и почувствовал себя значительно лучше… а потом услышал, как Джули рыдает в душе. Я открыл дверь кабинки и попытался обнять ее. Она сказала: «Не трогай меня. Оставь меня в покое. Ты говорил точно так же, как в моем сне». Я вспылил, выскочил из ванной, переоделся в сухую одежду и подумал: «Сдается мне, что день не такой уж и хороший». Не проронив ни слова, мы проглотили завтрак и отправились на работу.

Вечером Джули поймала мой взгляд и пробормотала: «Хочешь поговорить?» Я напрягся и проворчал: «А ты?» — «Думаю, лучше поговорить». «Хорошо», — нехотя согласился я.

К счастью, мы видели множество пар мастеров, обсуждавших свои ссоры, и в общем представляли себе, как это делать правильно. Мы называем этот метод «разбор ссоры».

Мы сварили кофе и сели за стол. А затем по очереди описали свои чувства и точку зрения на утреннюю стычку. Признали свою долю вины в том, что произошло. И сформулировали то, что каждый должен сделать в следующий раз, когда Джули приснится плохой сон, чтобы избежать военных действий. А потом признались в том, что за ставило нас открыть огонь этим утром. Вот что у нас получилось.

Услышав про сон Джули, я решил, что меня несправедливо   обвинили, и почувствовал праведное негодование и злость.  После моих слов Джули почувствовала подавленность, враждебность и одиночество, ей хотелось убежать куда-нибудь. Ей казалось, что она некрасивая и никому не нравится.

При обсуждении мы не говорили о том, были ли наши чувства обоснованы. Просто признали, что они стали нашей естественной реакцией.

Джули объяснила, что ее сон был символичным по своей природе и что его не нужно было принимать на свой счет.  Снова проявилось ощущение ненадежности, а поскольку больше всего в жизни ей нужна была моя любовь, именно мне пришлось предстать в ее сне человеком, отталкивающим ее. Но вместо того чтобы попытаться понять ее сон (как и положено психологу), я воспринял его на свой счет и занял оборонительную позицию, рассердился и напал на нее. К несчастью, в результате я повел себя как человек, которого в этот момент Джули и боялась больше всего.

С другой стороны, я решил, что этот сон показывает подсознательное отношение Джули ко мне. Я испугался, что Джули считает меня ненадежным. И это меня по-настоящему рассердило. Я не заслуживал такого образа, особенно учитывая то, каким добрым и любящим я был в последнее время. Притом что я не ощущал особой благодарности за то, что выполнял много работы по дому. В этот момент мы просто «оправдали» друг друга, согласившись, что ощущения партнера имеют для нас определенный смысл.

Каждый из нас согласился с тем, что он — не ангел. Вначале Джули. Она призналась, что воспринимала то, что я делал в последнее время, как само собой разумеющееся и забывала благодарить меня за работу по дому.  Выступление перед большими аудиториями противоречило ее натуре интроверта, поэтому необходимость быть в центре внимания всколыхнула старые страхи. Из-за этого она, скорее всего, просто стремилась обрести поддержку и не думала о том, какие чувства вызовет у меня ее рассказ о том, что в ее сне мне досталась роль главного злодея.

Я признался, что в последнее время чувствовал себя подавленным — я не смог найти финансирование для нескольких своих проектов и очень переживал из-за этого. Возможно, именно поэтому я воспринял рассказ Джули так обостренно. И превратился из доктора Джекила в мистера Хайда.

Джули сказала, что когда я приснюсь ей в виде плохого парня, она сразу скажет, что так обо мне не думает. Что это просто снова всколыхнулись ее тревоги. И что она вспомнит о чем-то хорошем, что я сделал в по­следнее время, и поблагодарит меня за это. На что я с усмешкой заметил, что это будет длинное вступление перед тем, как я узнаю, каким негодяем предстал в ее сне.

Я хотел бы в следующий раз лучше утешить Джули после подобного сна, впрочем, не очень представляя, что ей может потребоваться — было лишь ясно, что не мой гнев. Джули тоже не могла сказать этого заранее. И предложила вернуться к этому вопросу тогда, когда возникнет такая ситуация. Я согласно кивнул.

Но мы бы хотели быть честны перед вами. Обсуждение этой ссоры не сделало менее острой нашу следующую стычку. Впрочем, иного мы и не ждали. Она вспыхнула из-за каких то слов моей матери, то есть по другому поводу. Нас снова «занесло», мы признались в своей вине и принялись разбирать новую ссору.

Ехать по этой ухабистой дороге, то и дело пробивая шины, обречено большинство супружеских пар. Но постепенно, разбирая свои ссоры, супруги начинают все лучше понимать, что происходит в душе их партнеров, и яснее видеть острые камни на пути. Зная точку зрения своих партнеров по конкретным вопросам, вы сможете избежать прокола шин, снова оказавшись на опасном участке.

Одно уточнение: блестящий психолог Дэн Уайл считал: чтобы оставить ссору позади, ее нужно закончить, прежде чем разбирать. Это означает, что неправильно возвращаться на ринг и начинать двенадцатый раунд бесконечного боксерского поединка. Надо успокоиться и оставаться вне ринга. Только в этом случае можно обеспечить себе определенную эмоциональную дистанцию со ссорой и посмотреть на нее более объективно. И желательно снять перчатки, превратившись в миротворцев.

Представьте, что вы используете замедленный просмотр. В этом случае вы сможете спокойно проанализировать, что пошло не так, и понять, как лучше себя вести в следующий раз.

Сначала идентифицируйте восприятие, чувства и мысли, которые возникают у вас во время ссоры. И вы уже знаете, что каждый раз точек зрения будет две. Очень важно, чтобы вы принимали чужую точку зрения, пытались понять ее и говорили об этом партнеру.

А теперь отложите в сторону боксерские перчатки и мягко обсудите произошедшее. Теперь трудная часть. Каждому из вас нужно принять на себя свою долю ответственности за ссору. Это никому не нравится делать.

Но когда вы справитесь с этой задачей, проблема станет вашей проблемой коммуникации, а не дьявольскими кознями Лекса Лютора, в роли которого, конечно же, выступает ваш партнер, а не вы.

Вина за ссору почти никогда не лежит на одном человеке. Мы говорим сейчас о спорах и ссорах, а не о физическом насилии.  Если агрессор не соглашается меняться, его партнер должен уйти.  Ваша главная задача —  обеспечить безопасность себе и своим детям.

Поделись статьей с друзьями