Андрей Бородкин
25 June 2019

От обыденной процедуры до запрета: как менялось отношение общества к абортам

Теория относительности Эйнштейна в том числе учит нас такому правилу: время не может пойти вспять. Но знаменитый физик явно недооценил силу дискуссий вокруг родительства, особенно материнства. НЭН изучил историю общественного отношения к абортам и пришел к выводу, что в этом вопросе мы успешно сражаемся с логикой.

Все решают родители: как к абортам относились в древности

На протяжении большей части западной истории аборты считались абсолютно легальной процедурой. Законы, которые полностью запрещают практику абортов, — относительно новое явление.

Например, древние греки и римляне совсем не заботились о нравственной стороне вопроса. Когда они возражали против аборта, зачастую это происходило только из-за того, что отец не хотел, чтобы его лишали ребенка, на которого, по его мнению, он имел право. Ведь ребенок был продолжателем рода и гарантией помощи в делах (многие в этот момент узнали в себе древнего грека?).

А когда детей становилось достаточно, по нравам того времени, аборт не возбранялся. Причем законность и уместность методов устанавливали сами родители. Вот что писал об этом Аристотель в своем труде «Политика»:

«... когда пары имеют детей в избытке, пусть аборт будет сделан до того, как начнутся смысл и жизнь; что может или не может быть законно в этих случаях, зависит от вопроса жизни и ощущения».

«Смысл и жизнь», по мнению врачей, для мальчиков наступали в первые 40 дней беременности, а для девочек — в первые 80-90 дней (тогда считалось, что девочки развиваются в утробе медленнее мальчиков, зато после рождения, наоборот, быстрее).

Аборт на этих сроках был полностью разрешен даже ранней римско-католической церковью вплоть до середины XVI века.


Церковь теряет активы: как к абортам относились в Средневековье

Только в 1588 году религиозные деятели начали бороться за мораль, нравственность и права нерожденных детей. Папа Сикст V объявил, что любой аборт, вне зависимости от причин, — это убийство, заслуживающее отлучения от церкви. Но медицина тогда оставалась на низком уровне, количество абортов было большим, и церковь таким образом активно теряла прихожан и влияние. И уже через три года новый Папа вновь объявил эту процедуру легальной.

Аборты были признаны законными в новом и быстро развивающемся государстве — США. С момента прибытия самых ранних поселенцев на континент об аморальности этой процедуры никто не задумывался. Во время принятия Конституции аборты до так называемого «оживления» открыто рекламировались и выполнялись.

«Оживление», по мнению врачей, наступало в период между 18-й и 20-й неделями беременности. До этого времени общество считало плод частью матери, поэтому аборт не представлял большей этической проблемы и находился на одном уровне с любым другим хирургическим вмешательством. Но все резко изменилось в XIX веке.


Боязнь мигрантов и жадность: как к абортам относились в XIX веке

С середины 1800-х годов в Соединенных Штатах и странах Европы начали принимать законы, полностью запрещающие аборты. И здесь мы сталкиваемся с предрассудками и попытками общества повернуть время вспять. Например, одной из причин принятия таких законов были опасения, что страны наводнят дети вновь прибывших иммигрантов, уровень рождаемости которых был выше, чем у «коренных» англосаксов.

Другой причиной стало развитие медицины. И в этом заключается еще один парадокс: аборты были разрешены во времена, когда хирургия находилась в зачаточном положении, но чем дальше шел медицинский прогресс, тем ниже были шансы женщины безопасно пройти процедуру прерывания беременности.

В начале XIX века врачи имели посредственное образование, антисептики к тому моменту еще не открыли. В результате аборты оказались крайне опасной процедурой, а показатели младенческой и материнской смертности — чрезвычайно высоки.

К середине XIX века положение улучшилось: разработали препараты для предотвращения инфекций, совершенствовалось образование. Но к этому моменту аборты были либо запрещены, либо большинство женщин не могли себе позволить делать их у профессионалов. В результате женщины, вынашивающие нежелательную беременность, были вынуждены обращаться к специалистам вовсе без образования; появился термин «аборт в переулке». Таким образом, когда достижения медицины вышли на новый уровень, женщины не могли ими воспользоваться.

Еще одной причиной запрета абортов стала банальная жадность. Дело в том, что прежде аборты могли проводить врачи, аптекари, акушеры и даже гомеопаты. Но врачи захотели присвоить себе монополию на эту процедуру, а следовательно и деньги за нее. В том числе используя правительственное лобби. В США, например, была создана Американская медицинская ассоциация (АМА), которая повсеместно утверждала, что аборты аморальны и опасны. В итоге к 1910 году практически все государства криминализировали аборты, за исключением случаев, когда это необходимо для спасения жизни женщины — по мнению врача. Так аборт стал стал монополией докторов.


Горький опыт СССР: как к абортам относились в XX веке

Такая практика привела к тому, что вплоть до второй половины XX века только в США число нелегальных абортов превышало один миллион ежегодно. Тысячи женщин по всему миру умерли или столкнулись с серьезными проблемами со здоровьем после попыток самостоятельно прервать беременность или обратиться к некомпетентным специалистам, которые делали аборты примитивными методами в антисанитарных условиях.

Показателен пример СССР. До революции 1917 года законы России запрещали аборт и приравнивали процедуру к убийству с наказанием тюрьмой сроком до пяти лет. Но уже в 1920 году СССР стал первым в мире государством на тот момент, которое узаконило аборты и передало женщине право решать судьбу ребенка. Причина — женщин надо было срочно вовлекать в трудовую и социальную деятельность.

Однако с наступлением репрессий изменилось и отношение к абортам. Уже в 1936 году процедуру снова запретили, кроме исключительных случаев, с формулировкой «нам нужны люди». Как итог — около 90 процентов абортов делались нелегально. Историки говорят о том, что в 1936 году среди привлеченных к уголовной ответственности за проведение абортов только 23 процента были врачами, остальные не имели отношения к медицине. Так, 21 процент представляли рабочие, 16 процентов — служащие и домохозяйки.

Уголовное наказание за аборт толкало родителей совершать страшные поступки. В конце 1930-х годов детоубийства составляли до 25 процентов от общего количества совершенных по стране убийств.

Только в 1955 году аборты перестали быть преступлением и больше никогда таковыми не признавались (пока). Главная причина вовсе не в изменении общественного мнения, просто страны Запада выдвинули это одним из условий налаживания отношений с СССР после смерти Сталина. В 1964 году число легальных абортов достигло почти шести миллионов в год.

В 1967 году аборты декриминализировали в Великобритании. Для США революционным стал процесс «Роу против Уэйда», когда 21-летняя беременная женщина отстояла право на аборт в Верховном суде. Во Франции процедуру сделали законной лишь в 1979 году.


Попытка обмануть историю: как к абортам относятся в наши дни

Казалось бы, все исторические примеры говорят о том, что если просто запретить аборты, проблема нежелательных беременностей не только не исчезнет, но станет еще острее. Тем не менее история любит повторяться, и вот уже вновь в разных странах звучат призывы к запрету абортов. В США только с 2006 по 2017 год ограничения на аборты ввели 29 штатов, а в 2019 году запреты на практически любые аборты, в том числе в случае инцеста или изнасилования, продолжаются. В России регулярно звучат подобные предложения, в том числе по выводу абортов из системы ОМС. В некоторых регионах вводят временные запреты на аборты.

Возможно, здесь прослеживается такой же парадокс, как и в XIX веке, а причина таких настроений кроется в наших знаниях. Наука и технологии шагнули далеко вперед, а представление людей о морали - нет. Например, мы узнали, что ребенок до 24-й недели не способен испытывать боль из-за несформировавшихся еще нервных окончаний коры головного мозга. Но сторонники запрета абортов рассматривают этот факт как оправдание убийства.

Или мы узнали о том, что сегодня с медицинской точки зрения аборт зачастую безопаснее родов. Но всегда найдутся мнения, что новая жизнь — единственная цель существования женщины, не подлежащая сомнению.

Развитие образования, технологий и расширение прав женщин вступили в противоречие с конформизмом общества. И решить это разногласие, сделав вид, что проблемы не существует, не получится, как показывают уроки истории. Исследования со всего мира отрезвляют: ограничительные законы на самом деле не снижают уровень абортов. Вместо этого они увеличивают число небезопасных абортов, которые подвергают женщин риску серьезных проблем со здоровьем и повышают смертность.

Статистика по России показывает, что суммарное число абортов с 1960 по 2008 годы составило 185 миллионов, что почти в семь раз больше общих демографических потерь СССР в Великой Отечественной войне и почти в полтора раза превышает численность населения современной России. Настолько массовое явление нельзя снизить запретами.

В некоторых странах общественное мнение уже влияет на решения властей. В прошлом году в Ирландии был отменен запрет на аборты, который в разных формах действовал с 1861 года. В результате чего тысячи женщин ежегодно выезжали для проведения процедуры в другие страны Великобритании. В Польше массовые протесты в 2016 и 2018 годах привели к тому, что власти отказались от полного запрета абортов. Хотя до сих пор в этой стране действуют одни из самых жестких ограничений в Европе — аборт разрешен только в случаях насилия, угрозы жизни женщине или при серьезных пороках развития плода.

Несомненно, в некоторых случаях при проведении аборта существуют риски для здоровья матери: от заражения матки до проблем с психическим состоянием. Но как часто политики и эксперты обращаются к морали, когда речь идет о воспитании детей после нежелательной беременности?

Даже если вы планировали детей, после их рождения вы испытаете колоссальные нагрузки, скорее всего, подвергнете свой брак опасности, столкнетесь с новыми вызовами. Все эти проблемы усугубляются после решения продолжить нежелательную беременность.

Как часто политики и эксперты говорят об условиях, в которых родителям придется растить детей?

Во всем мире насчитывается 168 миллионов работающих детей, что составляет почти 11 процентов от общего количества детей на планете. В беднейших странах мира примерно каждый четвертый ребенок занят детским трудом. Около 85 миллионов детей в возрасте до пяти лет растут в 32 странах в ненадлежащих санитарных условиях, в результате чего 155 миллионов детей в возрасте до пяти лет отстают в росте. Только в 15 странах мира есть три основные национальные стратегии поддержки семей с маленькими детьми.


Как нам найти правильное решение

Некоторые организации, политики и исследователи предлагают усыновление как альтернативу абортам. То есть логика такова: даже если беременность нежелательная, женщина может выносить ребенка и отдать его в приемную семью. Но последние исследования в США показывают, что такая идея возможна только на бумаге. Например, в Штатах в 2014 году только 18 000 детей в возрасте до двух лет были помещены в агентства по усыновлению. А число абортов ежегодно превышает один миллион.

Причина, по которой женщины не выбирают усыновление, состоит в том, что матери чувствуют привязанность к плоду и не могут решиться на то, чтобы отдать ребенка другим людям. В такой ситуации аборт для них менее болезненный выход. И это еще раз доказывает, насколько вопрос абортов многосторонний, и подтверждает, что он не может быть решен простым запретом.

Если уровень нежелательных беременностей остается постоянным, а ограничения на аборты ужесточаются, то совсем не обязательно, что в стране произойдет всплеск усыновлений. Вместо этого, вероятно, будет больше родителей, которые изначально не хотели детей, но все же решили их воспитать. И так порочный круг никогда не будет разорван.

Намного эффективнее работает практика по повышению уровня сексуального образования и информирования граждан с целью не доводить ситуацию до аборта. В некоторых странах уже есть успешные примеры. Например, в Голландии удалось добиться снижения уровня абортов: в пределах от пяти до семи случаев на 1000 беременных женщин, это самый низкий показатель в мире. И помогли здесь не запреты, а изменение общественного мнения путем повышения уровня сексуального образования, в том числе среди детей, распространения средств контрацепции, большой кампании в СМИ по признанию за родителями права решать, делать ли аборт.


Несмотря на новые ограничения, США здесь тоже являются примером. Количество абортов в 2017 году там было самым низким, начиная с 1973 года, когда Верховный суд узаконил процедуру. А подростковая беременность находится на самом низком уровне за всю историю сбора таких данных. Этого удалось добиться благодаря многочисленным государственным, общественным и волонтерским проектам по распространению средств контрацепции, повышению сексуальной просвещенности.

Одна из главных проблем здесь заключается в том, что, рассказывая о контрацепции и о том, как говорить с детьми о сексе, трудно заработать такой же политический капитал, как спекулируя темой детоубийства.

Вам может показаться, что отношение к абортам— личное дело каждого человека. Но это не так. Из тысяч таких «личных дел» складывается общественная повестка, ориентируясь на которую правительства по всему миру вершат судьбы родительства. Возможно, сегодня у нас есть максимальное число инструментов, чтобы повлиять на эти решения. И как показывает история, такой возможностью пренебрегать нельзя.

Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе