Редакция
6 June 2021

«Радуюсь, что ты не брюхата»: каким было отцовство Александра Пушкина

Сегодня исполняется 222 года со дня рождения А. С. Пушкина.
Портрет А. С. Пушкина 1827 г., О. А. Кипренский.
Портрет А. С. Пушкина 1827 г., О. А. Кипренский.

У Александра Сергеевича Пушкина в браке с Натальей Николаевной Гончаровой родилось четверо детей. Дочка Маша — в 1832 году, через год появился сын Саша, за ним в 1835 году — Гриша, и последней, еще через год, родилась Наташа.

Считается, что Пушкин тяжело переживал выкидыш жены, который случился у него на глазах в 1834 году, после чего боялся родов и всегда стремился уезжать на время родоразрешения жены из дома. Впрочем, он вообще бывал дома не так уж часто: как раз после рождения первой дочери он собирал в поездках материал для своей книги о Пугачеве, а потом на долгие месяцы уезжал в Болдино, чтобы иметь возможность спокойно работать.

Обо всем этом свидетельствуют письма писателя жене, родственникам и друзьям — и сегодня, в день рождения Александра Сергеевича, мы публикуем для вас отрывки этих писем: о прорезывании зубов, отлучении от груди, кормилице-пьянице и долгах.

2 декабря 1832 года, П. В. Нащокину

Мою статую я еще не продал, но продам во что бы то ни стало. К лету будут у меня хлопоты. Наталья Николаевна брюхата опять, и носит довольно тяжело.

25 февраля 1833 года, П. В. Нащокину

Жизнь моя в Петербурге ни то ни се. Заботы о жизни мешают мне скучать. Но нет у меня досуга, вольной холостой жизни, необходимой для писателя. Кружусь в свете, жена моя в большой моде — все это требует денег, деньги достаются мне через труды, а труды требуют уединения.

Весна 1833 года, Д. Н. Гончарову.

Дорогой Дмитрий Николаевич!

Ваше письмо пришло как раз в то время, когда я собирался Вам писать, чтобы поговорить с Вами о моих затруднениях в связи с предстоящими родами Наташи и о деньгах, которые будут мне крайне нужны. Таким образом наши с Вами просьбы скрестились.

26 августа 1833 года, Н. Н. Пушкиной

Ты видишь, моя женка, что слава распространилась по всем уездам. Довольна ли ты? Будьте здоровы все. Помнит ли меня Маша и нет ли у ней новых занятий? Прощай моя плотненькая брюнетка (что ли?). Я веду себя хорошо и тебе не за что на меня дуться.

27 августа 1833 года Н. Н. Пушкиной

По своему обыкновению бродил я по книжным лавкам и ничего путного не нашел. Книги, взятые мною в дорогу, перебились и перетерлись в сундуке. От этого я так сердит сегодня, что не советую Машке капризничать и воевать с нянею: прибью. Целую тебя. Кланяюсь тетке — благословляю Машку с Сашкой.

2 сентября 1833 года, Н. Н. Пушкиной

Мой ангел, кажется, я глупо сделал, что оставил тебя и начал опять кочевую жизнь. Живо воображаю первое число. Тебя теребят за долги. Параша, повар, извозчик, аптекарь, M-me Sichler etс., у тебя не хватает денег, Смирдин перед тобой извиняется, ты беспокоишься — сердишься на меня — и поделом. А это еще хорошая сторона картины — что, если у тебя опять нарывы, что, если Машка больна? А другие, непредвиденные случаи… Пугачев не стоит этого. Того и гляди, я на него плюну — и явлюсь к тебе.

8 сентября 1833 года, Н. Н. Пушкиной

Здорова ли ты? Здоровы ли все? Дорогой я видел годовую девочку, которая бегает на карачках и у которой уже два зубка. Скажи это Машке.

21 октября 1833 года, Н. Н. Пушкиной

В прошлое воскресенье не получил от тебя письма и имел глупость на тебя надуться; а вчера такое горе взяло, что и не запомню чтоб на меня находила такая хандра. Радуюсь, что ты не брюхата и что ничто не помешает тебе отличаться на нынешних балах. Что там моя беззубая Пускина? Уж эти мне зубы! А каков Сашка рыжий? Да в кого-то он рыж? Не ожидал я этого от него.

8 октября 1833 года, Н. Н. Пушкиной

Женка, женка! Я езжу по большим дорогам, живу по три месяца в степной глуши останавливаюсь в пакостной Москве, которую ненавижу — для чего? Для тебя, женка: чтобы ты была спокойна и блистала себе на здоровье как прилично в твои лета и с твоею красотою. Побереги же и ты меня. К хлопотам неразлучным с жизнью мужчины не прибавляй беспокойств семейственных, ревности etc etc.

Март 1834 года, П. В. Нащокину

Вообрази, что жена моя на днях чуть не умерла. Нынешняя зима была ужасно изобильна балами. На масленице танцевали уж два раза в день. Наконец настало последнее воскресение перед великим постом. Думаю: слава богу! балы с плеч долой. Жена во дворце.

Вдруг, смотрю — с нею делается дурно — я увожу ее, и она, приехав домой, — выкидывает. Теперь она (чтоб не сглазить), слава богу, здорова и едет на днях в калужскую деревню к сестрам, которые ужасно страдают от капризов моей тещи.

22 апреля 1834 года, Н. Н. Пушкиной

Не дай бог ему [сыну Александру] идти по моим следам, писать стихи, да ссориться с царями! В стихах он отца не перещеголяет, а плетью обуха не перешибет.

Кокетничать тебе позволяю, сколько душе угодно. Верхом езди не на бешеных лошадях. Сверх того прошу не баловать ни Машку, ни Сашку, и если ты не будешь довольна своей немкой или кормилицей, прошу тотчас прогнать, не совестясь и не церемонясь.

30 июня 1834 года, Н. Н. Пушкиной

Радуюсь, что Сашку от груди отняли. Давно бы пора. А что кормилица пьянствовала отходя ко сну, то это еще не беда. Мальчик привыкнет к вину и будет молодец, во Льва Сергеевича. Машке скажи, чтобы она не капризничала, не то я приеду и худо ей будет. Благословляю вас всех. Тебя целую в особенности.

14 июля 1834 года, Н. Н. Пушкиной

Хорошо, коли проживу я лет еще 25; а коли свернусь прежде десяти, так не знаю, что ты будешь делать, и что скажет Машка, а в особенности Сашка. Утешения мало им будет в том, что их папеньку схоронили как шута, а что их маменька ужас как мила была на аничковых балах. Ну, делать нечего. Бог велик; главное то, что я не хочу, чтоб могли меня подозревать в неблагодарности. Это хуже либерализма.

26 июля 1834 года, Н. Н. Пушкиной

Целую Машу и заочно смеюсь ее затеям. Она умная девочка, но я от нее покамест ума не требую; а требую здоровья. Довольна ли ты немкой и кормилицей? Ты дурно сделала, что кормилицу не прогнала. Как можно держать при детях пьяницу, поверя обещанию и слезам пьяницы? Молчи, я все это улажу.

3 августа 1834 года, Н. Н. Пушкиной

На днях я встретил M-me Жорж. Она остановилась со мною на улице и спрашивала о твоем здоровье, я сказал, что на днях еду к тебе pour te faire un enfant. Она стала приседать, повторяя: Ах, Monsi, vous me ferez une grande plaisir. Однако я боюсь родов после того что ты выкинула [имеется в виду выкидыш, который произошел ранее в том же году]. Надеюсь, однако, что ты отдохнула.

20-е числа сентября 1834 года, Н. Н. Пушкиной

Скажи, пожалуйста, брюхата ли ты? Если брюхата, прошу, мой друг, быть осторожной, не прыгать, не падать, не становиться на колени перед Машей (ни даже на молитве). Не забудь, что ты выкинула, и что тебе надобно себя беречь.

16 мая 1835 года, Н. И. Гончаровой

Милостивая государыня матушка Наталья Ивановна,

Имею счастие поздравить Вас со внуком Григорьем и почить его Вашему благорасположению. Наталья Николаевна родила его благополучно, но мучилась долее обыкновенного — и теперь не совсем в хорошем положении — хотя, слава богу, опасности нет никакой.

Она родила в мое отсутствие, я принужден был по своим делам съездить в Псковскую деревню и возвратился на другой день ее родов. Приезд мой ее встревожил, и вчера она прострадала; сегодня ей легче. Она поручила мне испросить Вашего благословения ей и новорожденному.

Жена, дети и свояченицы — все слава богу у меня здоровы — и целуют Ваши ручки. Маша просится на бал и говорит, что она танцовать уже выучилась у собачек. Видите, как у нас скоро спеют; того и гляди будет невеста.

10 января 1836 года, П. В. Нащокину

Мое семейство умножается, растет, шумит около меня. Теперь, кажется, и на жизнь нечего роптать, и старости нечего бояться. Холостяку в свете скучно; ему досадно видеть новые, молодые поколения; один отец семейства смотрит без зависти на молодость, его окружающую. Из этого следует, что мы хорошо сделали, что женились.

14 мая 1836 года, Н. Н. Пушкиной

Ни строчки от тебя; уж не родила ли ты? Сегодня день рождения Гришки, поздравляю его и тебя. Буду пить за его здоровье. Нет ли у него нового братца или сестрицы? Погоди до моего приезда. А я уж собираюсь к тебе. В архивах я был, и принужден буду опять зарыться в них месяцев на шесть, что тогда с тобой будет?

16 мая 1836 года, Н. Н. Пушкиной

Ты уж, вероятно, в своем загородном болоте. Что-то дети мои и книги мои? Каково-то перевезли и перетащили тех и других? И как перетащила ты свое брюхо? Благословляю тебя, мой ангел.

27 мая 1836 года П. В. Нащокину

Любезный мой Павел Воинович,

Я приехал к себе на дачу 23-го в полночь и на пороге узнал, что Наталья Николаевна благополучно родила дочь Наталью за несколько часов до моего приезда. Она спала. На другой день я ее поздравил и отдал вместо червонца твое ожерелье, от которого она в восхищении. Дай бог не сглазить, все идет хорошо.

P. S.

Почему мы подготовили этот материал? Мы глубоко почитаем Александра Сергеевича и на веки вечные ему обязаны. Так что этим текстом мы не хотели бы его «отменять».

В конце концов Пушкин родился в 1799 году и было бы странно ожидать от него «вовлеченного отцовства» в современном понимании. Но нам показалось интересным поднять этот пласт биографии известного поэта — не только отца современного русского языка, но еще и папы Маши, Саши, Гриши и Наташи.

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе