Катя Статкус
28 September 2020

Зачем повивальные бабки носили роженицам вино и как их постепенно вытеснили профессиональные акушерки: краткая история родовспоможения в дореволюционной России

Родовспоможение — одна из древнейших женских профессий, если вообще не самая древняя (шутки в сторону). Как известно, в традиционном обществе роды проходили в особом женском пространстве, мужчинам вход туда был запрещен. Но историки пишут, что с конца XVII века начался процесс разрушения особого женского мира родов. Носителем экспертного знания теперь становились мужчины, которые пытались отстоять свой авторитет в вопросах акушерства. А в девятнадцатом веке акушерки окончательно заняли подчиненное положение по отношению к врачам. И если раньше родовая деятельность считалась естественной функцией женского организма, то теперь она все больше стала патологизироваться и медикализироваться. В этой статье мы расскажем вкратце, как образование повитух стало отдельной институцией и как женское репродуктивное здоровье постепенно вовлекалось в область мужского контроля.

Народное акушерство

До первой половины XIX века на территории нашей родины доминировало народное акушерство. То есть в дома — как сельских, так и городских рожениц — приглашали в основном повитух без образования. Что было с собой у тех несертифицированных повивальных бабок? Свежее коровье масло, вино, сахар и чистая водица. Маслом смазывались пальцы акушерки перед осмотром беременной женщины. Считалось, что вино и сахар могут укрепить роженицу, если она сильно «утрудилась». Главная задача повитухи состояла в том, чтобы «дружески уговаривать» женщину тужиться и довериться естественному ходу вещей.


Интересно, что в то время еще не знали о существовании гормона беременных ХГЧ и не умели определять беременность научным способом. К признакам беременности при этом относили: «наклонность к душевным возмущениям», «озноб и корчи в животе», «перемену грудей». И фактически самым главным признаком беременности считалось возникновение схваток.


Если беременная женщина хотела получить во время родов какие-то дополнительные обезболивающие процедуры, — например, «припускание пиявок» или загадочное «вправление живота», за эти манипуляции выставлялся отдельный счет. В основные же обязанности повитухи входила подготовка специальной кровати для роженицы, с разными подушками, чтобы женщине было удобнее тужиться. Но в некоторых семьях для родов уже был приготовлен специальный семейный родовой стул — в нем вынималось сиденье, а под стул ставили таз для нечистот. К стулу были приставлены специальные ступеньки, чтобы роженице было удобно упираться ногами во время схваток. Интересно, что роженицам не навязывалось никакой определенной позы. Различались стоячее, сидячее, пониклое (на коленях и локтях) и лежачее положение на спине.

Помимо самого принятия родов, в спектр услуг повитухи входили такие вещи: после рождения ребенка она должна была обрезать пуповину и проследить, чтобы осуществилось рождение плаценты, которую традиционно называли последом. Послед по обычаю помещали в чашу с водкой — дабы испарения смогли благотворно повлиять на здоровье матери и ребенка. (Мы чувствуем, что вы сейчас порадовались, что живете в XXI веке).

Профессионализация акушерства

Истории известно, что вплоть до XVIII века акушерская деятельность повивальных бабок (их, кстати, в России еще называли почти что на криминальный лад «пупорезками») не регламентировалась никакими законами. В этой профессии женщины ориентировались на свой собственный опыт, на традиции и религиозные воззрения. Первый закон, ограничивающий действие тогдашних акушерок, появился в России 1704 году. С помощью этой нормы пытались хоть как-то справиться с младенческой смертностью: если ребенок рождался мертвым (что на деле иногда означало, что нежеланного ребенка просто убивали сразу же после рождения), повивальная бабка должна была под страхом смертной казни сообщить об этом случае священнику, который в свою очередь уже должен был связываться с министерским приказом.

Постепенно люди стали понимать, что нужно делать систему акушерства в стране более профессиональной. В 1754 году старшим врачом медицинской канцелярии Павлом Кондоиди было инициировано принятие закона об открытии повивальных школ и о «снабжении столиц и городов испытанными в сем искусстве повивальными бабками». Можно было бы предположить, что сразу после этого в России действительно открылись школы и всех практикующих повитух обязали пройти профобучение.


Но у России уже тогда был свой путь, и в итоге еще до открытия этих учебных заведений просто провели аттестатацию всех практикующих повитух, с них взяли присягу — то есть фактически их профессиональный статус был подтвержден без получения каких-либо новых знаний.


В это же время помимо повивальных бабок на арене акушерства в России появляются и мужские профессии: «профессора бабичьего дела» и «лекари-акушеры». Как правило, они напрямую не участвовали в родовспоможении, роды оставались женским пространством, а мужчины лишь координировали действия повитух или же преподавали акушерскую науку.

В итоге первые повивальные школы открылись в России в 1757 году. Образовательный контекст тоже был довольно специфическим. С одной стороны, преподавание вели немецкие специалисты — например, Иоганн-Фридрих Эразмус в Москве и Андрей Линдеманн в Санкт-Петербурге. Но они при этом обладали только теоретическими знаниями и ни разу не принимали роды (!). С другой стороны, студентки повитухи должны были сначала освоить немецкий язык, чтобы разобраться в новой информации о том, как нужно помогать роженицам. Два этих профессиональных мира — женский и мужской — соприкасались с друг другом только на этих теоретических занятиях.

Стало понятно, что так дело дальше тоже не будет двигаться. И тогда решили основать родильные госпитали. Рожать в них должны были незамужние малообеспеченные женщины, не имевшие возможности платить частным акушеркам. И фактически на этих женщинах практиковались ученицы первых повивальных школ.


Открытие подобных родильных госпиталей было важной вехой и для мужчин в профессии, потому что их в то время точно не допустили бы свидетелями родов в домашней обстановке, а в таких институциях они могли хотя бы некоторым образом приобщиться к родовспоможению, хотя делать это они всегда должны были в присутствии акушерки. В 1829 году широкую известность получил случай доктора Баженова, который осмотрел беременную без акушерки и был отдан за это под суд.


Важной вехой в истории отечественного акушерства стал выход переведенной на русский язык книги Луи Сосерота, одно название которой сейчас читаешь с содроганием: «Краткое испытание многих закоснелых мнений и предразсуждений. Касательно беременных жен, родильниц и новорожденных детей: со врачебным изследованием многих злоупотреблений, бывающих причиною уродов, человеческое племя обезображивающих: и с кратким объяснением средств, к отвращению сего служить могущих. Для пользы российских лекарей и повивальных бабок» (1786) Сосерот писал, что беременные женщины не должны носить узкие юбки и шнуровки, потому что такая одежда может привести к выкидышу, а также ругал повитух за то, что они дают роженицам вино, и советовал женщинам обращаться исключительно к обученным акушеркам.

Патриах российского родовспоможения Нестор Максимович-Амбодик написал первую книгу об акушерстве на русском языке под более исчерпывающим названием «Искусство повивания, или Наука о бабичьем деле» (1784). Можно сказать, что он буквально объявил войну сельским повитухам без образования — отчаянно критиковал их за суеверность и сумасбродство. Максимович-Амбодик вовсю пропагандировал использование щипцов во время родов, потому что считал, что щипцами можно достать ребенка из женщины аккуратнее, чем руками.

В 1789 году был принят новый закон: теперь приступить к акушерской деятельности бабка-повитуха могла только, пройдя специальный экзамен и доказав свои теоретические знания (естественно, на практике это правило почти не соблюдалось, потому что образованных акушерок было ничтожно мало, а доверия к ним в среде населения не было). Это вообще довольно интересный исторический документ — первый устав в России, регламентирующий женский труд. Теперь за повитухами закреплялись следующие обязанности: они должны были помогать в родах, иметь при себе учениц и вести рапорты о своей деятельности, а также доносить на случаи инфантицида. Этот устав впервые разграничивал действия акушерок и врачей: первым запрещалось осуществлять какие-либо хирургические вмешательства и запрещалось лечить рожениц от каких-либо болезней. При трудных родах акушерка должна была обязательно приглашать врача, профессора. Впервые в уставе также оговаривалась возможное проведения «кесарского сечения» — только его в то время осуществляли, как правило, в самом ужасном случае: если мать умерла во время родов и был шанс с помощью кесарева сохранить жизнь ребенка. Помимо всего этого на повитухи не имели права делать аборты и должны были сообщать в вышестоящие органы, если им будут известны подобные случаи «плодоизгнания». Также повитух могли теперь привлекать в судебных инстанциях для осмотра пострадавших женщин, ставших жертвами сексуального насилия.

В 1797 в Санкт-Петербурге был открыт госпиталь для бедных замужних матерей, при нем же был открыт Повивальный институт, в котором могли пройти обучение 22 повитухи. Первый год шла теория, а со второго начиналась практика. Акушерки обучались немецкому языку, потому что основная медицинская литература по этому вопросу все еще была на немецком. После окончания обучения каждой выпускнице выдавалась стипендия на покупку «повивального ящика» с инструментами и вещами. Открыли образование и для вольнослушательниц — опытных повитух, которым разрешалось посещать только теоретические курсы и потом сдавать экзамен. Впоследствии была создана специальная программа ускоренного обучения для сельских повивальных бабок. Окончившие этот курс студентки посылались потом государством в разные города и села, где они должны были прослужить не менее 6 лет.

В XIX веке несколько раз предпринимались попытки запретить женщинам обращение в необразованным повитухам, но поскольку образованных акушерок по-прежнему было ничтожно мало, особенно в провинции, такие законодательные начинания были невыполнимы. Некоторые документальные свидетельства того времени говорят о том, что к образованным акушеркам не было очереди: они часто принимали по десять родов в месяц, а большим спросом по-прежнему пользовались народные повитухи без диплома.

Портрет акушерки в XIX веке: «постоянство без жестокости»

Какими же были типичные образованные акушерки в XIX веке? По возрасту им было от 30 до 45 лет. Это были в основном незамужние женщины или же вдовы и бездетные. Существенно различались они сословным происхождением: дворянки, мещанки, дочери купцов и священников. Акушерское образование давало возможность финансовой независимости, позволяло устроиться на службу в официальной государственной институции, что тоже было немаловажным.

Интересно, что в то время были довольно четкие представления о том, какими душевными и телесными качествами должна обладать акушерка: она должна была быть крепкого сложения, иметь хорошее зрение и слух, ни в коем случае не должна была быть подвержена каким-либо физическим изъянам, чтобы не напугать роженицу.


Важное внимание уделялось рукам, которые должны были быть «не слишком толстые и широкие». Из душевных качеств важнейшими признавались «постоянство без жестокости» и «осторожность без робости».


Противостояние народных и ученых повивальных бабок длилось еще долго. Фактически только после гражданской войны в стране появилась сеть государственных акушерско-гинекологических учреждений, доступных для всего женского населения. Такими учреждения­ми стали фельдшерско-акушерские пункты, сельские родильные дома и женские консультации, и во всех этих организациях работали специально обученные акушерки. А вот первая русская женщина врач-гинеколог Варвара Александровна Руднева-Кашеварова защитила диссертацию в 1876 году — о ее героической судьбе мы обязательно расскажем вам в одном из наших следующих исторических обзоров.

Понравился материал?

Поддержите редакцию!

Понравился материал?

Поддержите редакцию!
Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе