Ирина Зезюлина
13 August 2020

Каково это — воспитывать ребенка в Беларуси прямо сейчас: рассказывает колумнистка НЭН

Как мы всегда говорим: родительство проникает во все сферы жизни — и наоборот. Родитель и ребенок не живут в вакууме: они постоянно соприкасаются с реалиями сегодняшнего дня, государственными институтами и политикой. Поэтому мы считаем важным рассказывать о важных мировых событиях — через призму родительства. Сегодня мы публикуем колонку уроженки Республики Беларусь Иры Зезюлиной, которая расскажет о том, каково на самом деле быть родителем на территории этого государства, прямо сейчас переживающего массовые протесты по итогам президентских выборов.

Одни думают, что Беларусь – это уголок стабильности, другие считают ее последним оплотом СССР с диктатором во главе, третьи просто оставляют все и уезжают в соседние страны, где построить будущее кажется реальнее (я из них). В любом случае, о жизни в синеокой ходит много легенд и мифов. Я бы хотела рассказать о некоторых из них.

Говорят, что в Беларуси хорошо развита «социалка»: детские пособия, больничные, высокая пенсия, бесплатная медицина.

На самом деле на сегодняшний день пособие по уходу за ребенком в Беларуси в пересчете на российские рубли приблизительно равно 12 тысячам (подняли с 1 августа). «Неплохо», — подумают регионы. Только тут вступает в силу социальный уравнитель – как бы ты ни работала до этого (или была безработной) и сколько ни зарабатывала за свой труд, ты все равно получишь 12 тысяч. Это как рубить забор по самой низкой доске: вроде и забор есть, только хлипкий и его можно перешагнуть.

В итоге те, кто зарабатывает хорошо, не спешат рожать детей, а люди с низкой социальной ответственностью живут на детских пособиях и еще получают социальное жилье за многодетность.

С другой стороны, практически все работают официально, оплачиваемый декрет длится три года и рабочее место женщины сохраняется за ней, что позволяет будущей маме чувствовать себя немного увереннее.

Бесплатная медицина еще «бесплатнее», чем в России: запись к врачам, УЗИ и анализы — на месяц вперед, но тот же анализ можно сдать платно уже завтра. Раньше (лет пять назад) я лечила зубы только на родине, сейчас это не имеет смысла, потому что цены на медицинские услуги сравнялись с питерскими.

Что касается медицинского обслуживания детей, здесь, как мне кажется, все несколько навязчиво. Система построена так, что не ты идешь к врачу, а врачу необходимо отчитаться, а значит, он будет требовать его посетить. По крайней мере, пока ребенку не исполнится год ты обязан показывать его участковому педиатру раз в месяц. Однажды мы уехали на лето, и три месяца нас обзванивали из поликлиники с требованием предъявить ребенка (даже угрожали милицией).

Прививки. В целом график прививок похож на российский. С медотводами лично мы не сталкивались. Сопли — не повод отказываться от прививки, но всегда смотрят на состояние ребенка. Пару раз нам даже звонили, напомнить, что пришло время делать очередную прививку.

Один раз я услышала в питерском салоне красоты следующее: парикмахер-антипрививочница рассказывала, что в Беларуси врачи против прививок и отговаривают их ставить. Я спросила, откуда такая информация, на что она ответила, что «из проверенных источников». Слышать такое было весело, учитывая, что я и все мои друзья прививали детей в Беларуси по графику и никто никогда никого не отговаривал (даже наоборот, в случае отказа от прививки, нужно писать расписку и слушать долгую профилактическую беседу).

Детские сады. В пяти минутах от моего отчего дома есть три детских сада. Попасть туда – не проблема. Но не так все хорошо в районах с новостройками. Тут все, как в России – много новых высоток, а социальной инфраструктуры ноль. Частных садов практически нет, либо они неподъемны для среднестатистического белоруса. Так что многим приходится возить ребенка в сад на другой конец города. Бесплатные сады – платные, и сумма оплаты кажется куда серьезней, чем качество оказываемых услуг. Ну и, конечно, приходится постоянно «скидываться на шторы».

Детские площадки – это боль. Они есть только в новых районах, но и за ними никто не ухаживает. У меня во дворе 20 лет стоял железный турник и классическая горка, которая оканчивалась лужей. Жильцы скинулись и сами закупили несколько качелей, пластиковую горку и поставили песочницу. За полгода это все сломалось и стало опасно для пользования.

В Беларуси ровные дороги. Да, дороги ровные, правда, только на главных улицах и международных трассах. Дороги во дворах многоэтажек не ремонтируются десятилетиями. Притом, что дорожный сбор, который должны платить все граждане с автомобилем, – серьезная сумма для большинства семей.

В Беларуси кругом чистота. Опять же, только на главных улицах. Стоит зайти во двор, и здесь уже, как повезет.

Изначально я хотела сделать этот материал основанным на разных мнениях разных людей, тогда бы он был менее субъективным. Но большая половина знакомых белорусов мне так и не ответила, а слова тех, кто ответил, не сильно отличались от того, что вы прочитали выше. Почти все попросили скрыть свои имена, потому что это может отразиться на их жизни. Беларусь. 21 век.

Последнее, о чем я забыла рассказать – это образование и все то, что происходит сейчас в моей стране, но тут лучше меня ответила Юля Грицкевич из Минска (единственная из опрошенных, кто не побоялся указать свое настоящее имя). Вот что она говорит.

«Начнем с того, что я действительно люблю свою страну. Обеим дочерям с самого рождения я читаю белорусские сказки, разговариваю с ним на белорусском языке и постоянно подчеркиваю, что они — мои «маленькiя беларусачкi». Я считаю, что у нас прекрасные люди и богатая история и красивая природа. Но с самого рождения обеим дочерям мы копим деньги на учебу за границей. На всякий случай.

Мы очень хотим вырастить из них людей мира — свободных, не зашоренных и открытых. К сожалению, то, что происходит сейчас в моей стране в разрезе политической жизни, никак не укладывается в наше представление о свободе.

Пока дети маленькие, я не ощущаю особых проблем, но я очень не хочу стать той матерью подростка, которая, плача, удерживает его дома, уговаривая «не ходить», «не высовываться», «не выступать», потому что боится, что его отметелят дубинкой за то, что он оказался не в том месте не в то время.

Я мечтаю, чтобы они жили в стране, где свобода и права — это не фикция. Если честно, я верю, что Беларусь скоро изменится, и мои дети увидят ее другой. Однако сомневаюсь, что за ближайший десяток лет она войдет в список стран с лучшим образованием в мире. Поэтому нам все же хочется видеть дочерей студентками международных вузов. А дальше — их выбор, с которым мы будем считаться».

Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе