Тамара Высоцкая
24 January 2020

Прости, Шарлиз, ты неправа

В конце декабря в российском интернете появились статьи с выдержкой из интервью голливудской актрисы Шарлиз Терон. В интервью актриса рассказала о том, что в детстве ее била и наказывала мать, и она сама до сих пор уверена в том, что заслуживала такого наказания.

Эту фразу тут же подцепили модные журналы вроде «Космо» и «Лизы» и вынесли ее прямо в заголовок: «„Я заслуживала таких наказаний‟: Шарлиз Терон призналась, что ее била мать». Заголовок к оригинальному интервью, которое вышло на сайте Urbanette, звучит несколько иначе: «Пугающее начало (жизни и карьеры) Шарлиз Терон».

Шарлиз говорит, что мать за провинности нередко била ее всем, что попадалось ей под руку — расческой или ботинком, но те воспитательные методы, которые она применяла, уже недопустимы в современной Америке — и это очень расстраивает ее. «Я никогда не думала: „Боже, это так несправедливо‟, — рассказывает кинозвезда. — Я всегда подходила к своей матери и просила прощения, потому что знала, что была неправа».

Также Шарлиз рассказала, что она не ходит на психотерапию, потому что использует свою работу как способ разрядки и избавления от негативных эмоций. «Я не хочу кому-то платить, чтобы рассказывать им о своих проблемах. Пусть лучше мне платят за то, что я рассказываю о своих проблемах!» — добавила актриса.

Прости, Шарлиз, но я считаю, что ты совсем не права. Оправдание насилия — это хитрая лазейка, которая оставляет людям, которые поступают неправильно, шанс думать, что они все-таки правы.

Классический диалог в раздевалке детсада: «Мама, а меня Леша бьет» — «За дело хоть бьет?». Мы изначально предполагаем, что существуют случаи, в которых насилие может быть оправдано. И чем чаще мы задаемся подобным вопросом, тем больше оправданий мы находим. Сначала можно ударить другого за то, что он взял нашу вещь, потом — за то, что он сказал плохое слово, потом — за то, что он не так посмотрел. При этом насилие лишается статуса чего-то запретного и неправильного, как только у него появляется логичное оправдание.

Тот же трюк проделывают дети, выросшие с родителями-абьюзерами, — Шарлиз Терон не исключение. Сперва родители объясняют детям, что те «сами виноваты» в том, что получили затрещину, а чуть позже дети начинают объяснять себе и окружающим, что они заслужили плохое обращение своими поступками или словами. И потом извиняются перед родителями, которых они «довели» и «вынудили» применять силу. То есть дети берут на себя полную ответственность за эмоциональное и психологическое состояние своих взрослых родителей, признавая, что именно от них зависит, будет родитель зол или доволен.

Другой конец этой чудовищной логической цепочки утопает в «благих намерениях», которые, сами знаете, куда ведут. Дети привыкают думать, что насилие — это не только справедливое возмездие за их провинность, но и благо, своеобразное проявление заботы, которая должна их оградить от будущих ошибок. Здесь тоже не обошлось без родителей, которые искренне верят, что своими действиями «выбивают дурь» из ребенка и защищают его от дурных поступков. Проникшись этой идеей, дети начинают испытывать благодарность родителям, которые их лупили: «Не знаю, что было бы со мной, если бы меня не били».

Сформированная с раннего детства связка «бьет — значит любит» нередко оказывается сильнее логики, а потому выросшие дети начинают применять те же воспитательные методы к своим детям, сохраняя полную уверенность в том, что наносят им добро. Или вот, как Шарлиз, жалеют, что насильственные методы внезапно стали вне закона.

Самое сложное — это однажды внезапно осознать, что насилие не имеет никакого отношения к любви. А ребенок не может отвечать за поступки своего родителя, как бы убедительно он ни доказывал обратное. Кто-то приходит к этому сам, кто-то — после пары умных книжек, кто-то — после долгих лет психотерапии.

Я не могу помочь Шарлиз Терон, я не могу притопать в пижамных штанах к ней в Голливуд и объяснить, почему оправдание насилия (а в данном случае — публичное оправдание насилия) — это опасный и очень скользкий путь, особенно для звезды с миллионами поклонников.

Но я могу сказать (напомнить!), что насилие — это ненормально, какой бы авторитетный источник ни пытался доказать вам обратное. Даже если вам всю жизнь, как и Шарлиз, казалось, что «меня в детстве били и ничего — человеком вырос». Возможно, так думаете не вы, а маленький напуганный ребенок внутри вас, которого научили, что бить = любить и заботиться. И только от вас зависит, передадите вы эту установку своим детям или попытаетесь разорвать заколдованный круг, в котором черное внезапно стало белым.

Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе