Кристина Ханизбекова
30 декабря 2021

Почему о родительстве должны читать все

Как вы знаете, наше издание не только читают, но и делают те, у кого пока или вообще нет детей. Наша главред Лена Аверьянова считает, что наличие в штате редакции издания о родительстве сотрудников без детей очень полезно: во-первых, они могут посмотреть на материалы непредвзято и оценить их с точки зрения пользы и понятности, а во-вторых, они сами настолько проникаются идеями современного воспитания, что меняют свою жизнь к лучшему. Вот взять хотя бы главу нашего отдела дистрибуции контента Кристину Ханизбекову… Впрочем, она сейчас сама вам все расскажет.
Иллюстрация Настасьи Железняк
Иллюстрация Настасьи Железняк

Захотелось рассказать о том, как погружение в тему родительства, меняет отношение к детям тех, кто не планирует ими обзаводиться.

Я работаю в НЭН с самого первого дня (даже чуточку раньше, так как мы готовились к старту проекта заранее). И приходила я в НЭН немного другим человеком. Многие темы, за которые Лена Аверьянова боролась с первого дня, мне были непонятны и неочевидны.

Каждую планерку я спрашивала: почему? нет, ну почему? а что, нельзя вот так? Помню еще тогда Лена на одной из летучек сказала мне что-то в духе, ну и нафига было идти в родительское медиа, если ты так считаешь.

Интересное по теме

Чужие среди своих: зачем бездетные читают издания для родителей?

В первую очередь мне никак не удавалось понять, зачем женщинам так уж приспичило кормить грудью на людях. Я никогда не была против, я в принципе придерживаюсь мнения, что каждый волен делать, что хочет, просто не понимала, в чем необходимость. Однако каждый раз, когда в комментариях кто-то «остроумно» шутил, что давайте тогда писать на улице, я думала: «Алло, вы че, по центру Питера никогда не гуляли?»


А потом у моих подруг появились маленькие дети.


С одной из них мы выходили на прогулку, на которую она собиралась почти час, потому что с ребенком это не надел кеды и поправил руками волосы, а через 20 минут мы неслись обратно со скоростью света, потому что ребенок начинал орать, и его нужно было кормить.

А с другой подругой, которая приехала в гости из другого города, нам пришлось прятаться в темных закоулках парка, чтобы никто осуждающе не пялился. А когда шли прохожие, она пыталась накинуть на ребенка накидку, отчего он неистово орал, что прекрасно понятно, — я бы тоже негодовала, если бы меня во время еды накрывали одеялом.


И я подумала: какой ад! Дикая несправедливость и ограничение свободы передвижения из-за того, что какие-то другие люди не в состоянии mind their own business.


А еще я была тем самым противным человеком, которому не нравились дети в общественных местах. Не могу сказать, что они меня бесили, но меня напрягало их типично детское поведение. Маршрутки (тесные), в которых я ездила в годы универа, у меня четко ассоциировались с сидящими напротив тоддлерами, вытирающими обувь о мою одежду.

А потом, спустя какое-то время работы в НЭН, я поймала себя на мысли, что меня больше не раздражают дети, орущие в МФЦ и самолетах. Оказалось, как только ты принимаешь тот факт, что дети это дети и они орут, и не существует волшебной палочки по их успокоению, эти крики перестают тебя волновать (хотя не уверена, что это работает, если дети — твои).

А еще мы в НЭН много писали и пишем о том, каково это, когда ты знаешь о родительстве только то, что дети — это безграничное счастье, а потом вдруг оказываешься с этим счастьем один на один и оказывается, что оно бесконечно орет, плачет, плохо себя ведет и изматывает тебя, проверяя на прочность. Но счастьем остается, хотя порой это сложно увидеть.

И вот в этом году я завела щенка и прямо на себе ощутила все то, о чем мы столько раз писали в НЭН. Нет, я не сравниваю детей и собак, я про вселенский заговор молчания.


Все, что я знала по цитатам моих друзей — что собаки «лучше котов» и что с ними надо гулять, все.


Сюрпризом для меня стало даже то, что маленький щеночек не умеет писать на улице. Что уж там говорить про то, что он лает, кусается, все крушит, ворует шапки и носки, требует играть 20 часов в сутки, жрет твою одежду и тапки, и вообще жрет все, что попадается на пути.

Интересное по теме

Бессонные ночи, прогулки в любую погоду и развивашки: как щенок помог мне понять, что я не хочу второго ребенка

Первые два месяца я была в каком-то аду и думала: «Почемууууу никто не предупредил?!» И я каждый день вспоминала колонки наших читательниц, которые рассказывали, как офигели примерно на ближайшие два года, когда принесли ребенка домой и выяснили, что он состоит не только из радужных единорогов.

Я выходила посидеть в машине, чтобы не поехать кукухой, и думала: а вот как справляются родители?


Ребенок — это еще сложнее, и его не оставишь одного в квартире лаять.


Сейчас каждый раз, когда мой пес пару дней подряд ведет себя хорошо, я даже начинаю переживать, что он перестанет быть таким проказником, а я лишусь смешных историй о том, как он разбил мне новый телефон и как нассал на дорогой ковер в гостях. Но не переживайте, потом он снова ведет себя плохо.

А еще я заметила за собой, как часто стала говорить о какашках. На заре НЭН была у нас колонка о том, почему «яжемать» — это оскорбление. Там рассказывалось, что с появлением ребенка мир меняется так сильно, что ты неосознанно постоянно говоришь о детях, потому что, блин, ну как об этом не говорить, когда это все так для тебя ново, сложно, необычно и занимает большую часть теперешней жизни.

В свое время это помогло мне включаться в разговоры подруг о детях и поддерживать их желание обсудить то, что они стесняются выносить в бездетное пространство. А теперь я вспоминаю этот текст и легализую им свою свободу говорить о какашках и прочих собачьих радостях.

В общем, все я это к тому, что знание о том, как устроено родительство, помогает проще смотреть на многие вещи и быть ближе к своим друзьям и их детям.

Но что для меня до сих пор остается загадкой, так это как вам удается беззвучно открывать чипсики?

НЭН-курс

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе