Редакция
9 November 2019

«Там просто реально искреннее хорошее отношение ко всем»: рассказ о родах в Эстонии

По доброй нэновской традиции мы продолжаем публиковать истории женщин, которые рожают и/или воспитывают детей в разных географических точках нашей планеты. Сегодня представляем вам рассказ нашей читательницы Полины Корень о том, как она рожала второго ребенка в Эстонии и, что называется, почувствовала разницу — ее первенец появился на свет в российском роддоме. Вот ее монолог.


Мы с мужем переехали в Псковскую область пять лет назад из Санкт-Петербурга. Так получилось, что я буквально сразу же забеременела. Из наших псковских знакомых кое-кто уже ездил рожать в Эстонию, поэтому мы примерно представляли, как там все устроено. Мы сначала тоже собирались, но муж не захотел, чтобы дети родились в чужой стране, и мы тогда отказались от этой идеи. Это мы тогда еще не знали, что нас ждет.

Во время первых родов я на себе испытала все прелести режимного предприятия с отбором вещей и документов, криком, неуважением, абсолютным отрицанием того факта, что ты вообще человек. И без того сложные роды превратились в ад. После чего еще полгода я приходила в себя и, возможно, не решилась бы на второго ребенка никогда, но наше желание завести большую семью все же взяло верх.

Мы решили, что во второй раз мы учтем все ошибки и более тщательно подойдем к выбору места родов.

Главными критериями при выборе роддома были: свободное поведение в родах, присутствие мужа на родах и после них в палате, никаких посторонних манипуляций без согласия женщины. Ребенок с момента родов должен находиться постоянно с кем-то из родственников (моего старшего сына после родов сразу унесли и принесли только на третий день). Ну и, конечно, доброжелательное отношение, потому что я человек очень впечатлительный.

Рядом с эстонской границей находятся две больницы с родовыми отделениями: близ города Выру и в Пылве. Мы сделали все необходимые документы и поехали знакомиться. Везде, в общем-то, все похоже, пройти в родовое отделение может кто угодно, нет никаких часов посещений, оставляешь обувь и верхнюю одежду при входе, там же есть дозаторы с антисептиком. Отдельные палаты, один душ и туалет на две комнаты — обстановка похожа на бюджетный дом отдыха, все чистенько, аккуратно.




Мы все же выбрали именно Выру. Наверное, меня покорил сосновый лес вокруг больницы, который виден из всех окон. А если серьезно, то мне понравилось, как нас встретили. Я списалась с представительницей больницы еще в России в ВК. Да, вам не показалось, именно там. Через сообщения она мне переслала приглашение в роддом. Когда мы приехали на экскурсию, она нас встретила, все показала и разъяснила все по ценам. Плюс в Выру есть бюджетный пансионат при больнице для тех, кто хочет приехать заранее, и их родственников.

Да, страх родить по пути в роддом есть, наверное, у каждой женщины. Но я все же решила, что со мной этого не произойдет, и спокойно ждала начала схваток дома. И я не ошиблась, в день Х мы еще по пути успели погулять в Изборске и только на границе начались более или менее регулярные схватки (но потом и они стихли). Меня осмотрела врач и, к моему удивлению, сказала, что раскрытие составляет один сантиметр.

Было около часа дня. Мне принесли поесть, муж с сыном ушли гулять — рядом с больницей как раз проходило какое-то очень красивое национальное гулянье в костюмах.

В четыре часа акушерка, посмотрев на меня, предложила набрать ванну, и я, конечно, согласилась. КТГ снимали в ванне каким-то переносным устройством. В шесть вечера пришла врач, осмотрела и сказала, что раскрытие не сдвинулось ни на сантиметр — надо прокалывать пузырь. Я, наученная первым горьким опытом вмешательства, стала протестовать. Врач особо не настаивала, и мы решили подождать раскрытия еще час. Прошло два — и ничего. Я не знаю, что там произошло, но врач объяснила, что пузырь не дает шейке раскрыться. Я такой информации раньше нигде не встречала, не знала, верить или нет. Думать было уже тяжело, схватки шли одна за другой, я уже еле выбралась из ванны. Спасибо мужу, он поддерживал — в прямом и в переносном смысле.

В родовой были специальные массажные приборы, которыми мы воспользовались, чтобы облегчить боль в пояснице. Я так прикинула, сколько мне еще мучиться, пока там что-нибудь раскроется. Понятно, что как только проткнут пузырь, начнется жесть, но так и так уже было тяжело. Веселящий газ что-то мне не показался уж таким прямо веселым. Единственная от него польза – это отвлечение внимания на вот это вот все – вдохни в маску, выдохни наружу.

В итоге я согласилась на прокол пузыря, дальше все было как в тумане, но за час полностью все раскрылось. Еще через час наша дочка появилась на свет, и ее положили мне на грудь. И все бы хорошо, но дальше мне потребовалась медицинская помощь.



Сразу после родов у меня, также как и в первых родах, началось кровотечение, и меня увезли в операционную. Дочь отдали мужу, у них вообще так принято, без родителей ребенка никуда не забирают, вот прямо совсем.

Анестезиолог все мне подробно объяснила и ответила на все мои вопросы. Их было много, поэтому она отвечала, пока я не уснула. Все врачи и акушерки, что с нами общались, кроме одной очень молоденькой медсестры, отлично говорили по-русски.

Переливание мне сделали уже на следующий день.

Старший сын, ему тогда было три года, все это время был просто в палате один – играл и смотрел мультики, а когда устал – лег спать. Периодически к нему заглядывали муж и медсестра. Он нас удивил своим спокойствием и самостоятельностью.

Малышка с момента родов и до момента пробуждения все время была с папой. Муж был на всех нужных осмотрах вместе с дочкой. Позже, когда педиатр приходила на осмотр, она тихонечко стучала и, если малышка спала, просила, как проснется, принести на пост к акушерке. Конечно, я отметила это для себя, так как в первых родах педиатр с ноги практически открывала дверь и плевать она хотела, что ребенок наконец-то присосался нормально или только уснул.

Там просто реально искреннее хорошее отношение ко всем. Смена акушерки, которая принимала у меня роды, случилась только на третий или четвертый день моего пребывания. Она улыбнулась, обняла меня и спросила, все ли в порядке, как будто мы с ней давно знакомы. Не знаю, что сделали с нашими врачами, что они стали такими черствыми.



Все пребывание оставило только положительные эмоции, несмотря на тяжелые роды и долгий отходняк. Кормили хорошо и разнообразно. Некоторые блюда были немного странными, например, один раз принесли две тарелки: в одной было горячее блюдо, а в другой что-то, напоминающее свекольный суп. Оказалось, что это десерт такой, прямо в большой суповой тарелке.

Все дни мы жили вчетвером в одной комнате. В палатах есть все необходимое: большая двуспальная кровать, где мы все спали, люлька для малыша, пеленальный стол, шкаф, раскладной стол и стул и раковина. Над раковиной, кроме мыла, висит дозатор с антисептиком. Над кроватью находятся кнопки вызова акушерки, и нам она даже пригодилась разок. И еще во всем отделении есть бесплатный wi-fi.

Персонал был очень вежливым, улыбался. Мы застали три-четыре смены. Вообще, там долго не задерживаются – родили и на второй-третий день уходят. Мы пробыли шесть дней. В среднем там проходят 20-25 родов за месяц, судя по их милой таблице, где отмечается, сколько мальчиков и девочек родились в тот или иной месяц. Кстати, эстонки рожают там совершенно бесплатно и платят, насколько я знаю, только за отдельную палату.

Для нас по финансам вышло меньше, чем если бы поехали в Петербург на роды по контракту. Только в Петербурге мы бы все равно не получили тех условий, что были в Эстонии.


Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе