Редакция
14 January 2021

«В этом году будем друг другу дарить не подарки, а время»: монологи европейских матерей — о праздниках на карантине

К Старому Новому году мы решили собрать истории матерей из разных европейских городов, которые накануне Рождества оказались в новом локдауне на гребне второй волны пандемии.

Закрытые музеи, рестораны и магазины, жесткие ограничения социальных контактов, неработающие детские сады — обо всем этом, а также о неожиданных новогодних сюрпризах, в этих честных рассказах.

Марина — Лондон, Великобритания

Мы с дочкой сейчас живем вдвоем — пандемия стала катализатором для расставания с ее папой. В Англии никаких других родственников у нас больше нет, все бабушки и дедушки живут за границей. Рождество мы отмечали с другой семьей, которая стала нашим так называемым support bubble («пузырь поддержки»).

В Англии есть такая фишка, которая мне очень нравится (наверное, это единственное, что хорошего сделало правительство в последнее время) — «пузырь поддержки» для одиноких людей или для «одиноких» семей, в которых ребенок проживает только с одним из родителей.

Эти люди и семьи могут на время пандемии примкнуть к другой семье. Эта семья тоже может состоять только из одного родителя и детей или же может быть полной. Но в таких «пузырях» вы должны оставаться всю пандемию, то есть нельзя встречаться сразу с несколькими семьями.

На Новый год мы должны были улететь к моим родителям в Ригу, но когда появился новый штамм коронавируса, отменили авиасообщение, многие государства закрыли границы с Великобританией, в том числе и Латвия. Мы тогда думали, что Новый год будем тоже отмечать с нашим «пузырем», но один из детей в той семье оказался на карантине, потому что у него в школе у учительницы обнаружили новый вирус, и в итоге даже эти планы сорвались.

Поэтому мы отмечали Новый год с дочкой вдвоем. Ей 2,5 года, она пошла спать в восемь часов вечера, так что по сути я отмечала праздник одна с друзьями и родителями по зуму. Потом мы снова хотели полететь в Латвию на Старый новый год, потому что какое-то время границы были открыты, но пока мы раздумывали, Латвия границы снова закрыла.

Конечно, когда ввели новый национальный локдаун — а в Лондоне пару дней назад ввели даже чрезвычайное положение — это повлияло на наше настроение. Моя дочка только недавно стала ходить на балет, балет теперь перевели в онлайн, но в 2,5 года заниматься балетом онлайн никак не получается. Она лежит вверх ногами на полу или листает книжки, пока остальные занимаются. В каком-то смысле мы уже привыкли, что в таком режиме придется пожить еще какое-то время, но, это, конечно, тяжело.

По каким вещам мы больше всего скучаем? По общению с другими семьями.

Слава богу, садик дочки пока не закрыли. То есть вообще те сады, которые при школах, закрыли, а независимые сады пока оставили открытыми. Несмотря на то, что в ее садике было уже три случая заражения даже в ее группе, садик почему-то не закрывают.

Хотя, конечно, я задумываюсь о том, чтобы оставить ее дома, но она очень социальный человек и не хочется оставлять ее без общения с другими детьми.

Такое чувство, что это все было в прошлой жизни.

Еще я скучаю по возможности ходить в музеи, потому что в Лондоне они безумно классные, бесплатные, там можно зависать хоть целыми днями. Они все интерактивные, сделаны для детей, никаких игровых комнат не нужно, просто ходи в музей — там все есть. Но сейчас такое чувство, что это все было в прошлой жизни — с начала пандемии музеи были открыты всего пару месяцев.

Просто побыть друг с другом.

Несмотря на всю сложившуюся ситуацию праздничное настроение на Рождество и Новый год было. Мы украшали елку, у всех на дверях висели рождественские венки, какие-то фонарики. В канун Рождества мы оставляли тарелку с печеньем и стакан молока для Санта-Клауса. Когда дочка пошла спать, я насыпала следы от Деда Мороза из муки. На утро она проснулась — конечно, печенья больше не было, молоко было выпито, следы оставлены.

Мне даже понравилось такое интимное празднование Рождества и Нового года.

Понравилось, что не было какой-то сумасшедшей спешки, что можно было насладиться моментом.

Получилось такое осознанное празднование, по сравнению со всеми предыдущими, когда ты все время куда-то бежишь, что-то пытаешься успеть, нарезать салаты, чтобы к двенадцати у тебя все было на столе. Все время погоня, а потом ты думаешь: «Ну и что? Вот две минуты назад был старый год, а сейчас новый». А нынешние обстоятельства позволили насладиться моментом и просто побыть другом с другом.

С каким настроением мы начинаем новый год?

Да, в общем-то, с нормальным, потому что уже было много времени, чтобы как-то принять эту ситуацию, адаптироваться.

Я совершенно не против жить еще даже несколько лет в режиме ношения масок, дочка уже настолько привыкла, что, когда я выхожу на улицу, она мне сама натягивает маску. Мне кажется, дети воспринимают это как должное. А вот невозможность ходить куда-то, видеть все, трогать — это пугает.

Также, конечно, пугает медицина.

На данный момент каждый тридцатый или каждый двадцатый житель города болеет, и случаев заражения сейчас больше, чем в марте 2020 года.

Буквально позавчера стали говорить о том, что даже срочные операции онкобольным теперь откладывают. Поэтому состояние медицины, конечно, настораживает. Лучше сейчас вообще не болеть. И о том, что «если вдруг что-то случится», не хочется думать. А надежду вселяет то, что Англия находится на гребне этой волны.

Сейчас все настолько плохо, что просто обязано пойти на спад.

Хочется верить, что это будет вторая и последняя волна, и к весне все как-то более-менее устаканится. Понятно, что будут нововведения — в ресторанах, в пабах, ношение масок, это все уже примут. Хочется верить, что весной мы снова войдем в нормальный режим, в котором можно будет жить, а не существовать.

Вера — Лондон, Великобритания

Я замужем за англичанином, у него четыре сестры, поэтому по традиции мы каждый год собираемся все вместе 25 декабря — это, можно сказать, святое. Все очень обрадовались, когда в середине декабря говорили, что родственникам разрешат встречаться. И мы до последнего надеялись, что получится отпраздновать Рождество как обычно за уютным семейным столом.

В конце декабря ситуация очень сильно и быстро изменилась, поэтому в итоге мы праздновали дома вчетвером. И к нам в гости еще пришла тетушка Белинда, ей 74 года, она живет рядом с нами и является частью нашего «пузыря». Мы периодически видимся, потому что она живет одна, ее сын в Ноттингеме, и мы его, считай, замещаем.

Она была очень рада, что мы справляли Рождество вместе. А нам было приятно, что у нас на празднике были представители старшего поколения. Она нам рассказывала истории старой гвардии, как она в 1960-х годах ехала из Лондона на автобусе через всю Европу в Индию…

Через ее рассказы мы как будто бы сами путешествовали, и какие-то вещи узнали и про нее, и про семью моего мужа, которые обычно на Рождество не рассказывают, потому что на Рождество много суеты, и вот как раз этой суеты было гораздо меньше в этом году.

Мой муж вообще сказал, что это был один из лучших праздников в его жизни.

Еще на каникулах я хотела бы доехать до своих родителей в Москве, но эти планы полностью отменились, потому что прямые рейсы не летали. И, конечно, все мы понимаем, что ситуация серьезная, поэтому, как это ни трудно и ни грустно, стараемся оставаться дома и сокращать число контактов.

Мы здесь в мягком локдауне уже где-то с октября, и то выходим из него, то снова заходим. The rule of 6 – собираться вместе могут не более шести человек — ввели еще в сентябре, поэтому у нас круг общения давно не расширялся.

У меня маленькие дети, им 4,5 и 2 года, и они счастливы, что мама с папой дома, что они больше времени теперь могут проводить со мной. Сейчас у нас по полной программе происходит home schooling: у меня старшая дочка пошла в местный первый класс, и мне самой интересно посмотреть, как их учат, какие у них учителя, потому что я сама учу детей того же возраста английскому языку, то есть, можно сказать, прохожу бесплатную профподготовку.

Мы все как будто в одной упряжке.

Нам очень повезло, у нас прекрасная государственная школа, которая нам присылает большое количество материалов, есть и записанные уроки, и живые занятия онлайн. Родители между собой переписываются в группе в WhatsApp.

Конечно, всем непросто, особенно работающим родителям, но при этом есть какая-то поддержка, мы все как будто в одной упряжке. Мы вместе переживаем эту странную ситуацию и помогаем друг другу. Это чувствуется. Хотя это и всего лишь WhatsApp-группа.

Скучаю я больше всего по нашим русским родственникам.

По моей маме, нашей любимой «баби», как зовут ее на английский манер дети, по дедушке Мише. Как правило, мы видимся каждые три месяца — либо они к нам приезжают, либо мы к ним.

Нам очень повезло, что летом мы смогли приехать в Россию на весь август, жили на даче, и было живое общение с родственниками, русская культура и язык, за которые я очень болею и очень переживаю.

То, что при всем желании, нельзя купить билет на прямой самолет и обнять своих родных — это самое сложное.

За день до Рождества к нам приехали родители мужа, им глубоко за семьдесят, они сохраняют активный образ жизни, папа до сих пор работает архитектором, но они соблюдают все меры предосторожности. Они приехали 24 декабря, привезли нам огромную коробку подарков от всех сестер и кузенов.

И буквально обменявшись двумя-тремя словами, даже не заходя за порог квартиры, уехали обратно. Это было совершенно ненапряжно. Здесь все сохраняют свои границы, и если кому-то некомфортно, никто не будет заходить домой, хотя мне хотелось, конечно, их пригласить, сказать: «Как же так, заходите!»

На само Рождество мой муж в этом году приготовил не индейку, а ягнятину, потому что индейку не очень любит, а в этом году мы действительно купили именно ту еду, которую сами хотели приготовить. Дети получили все свои подарки и мы всем родственникам отправили видеосообщения. Было очень приятно, что можно было хотя бы таким образом поблагодарить родных.

25 декабря, пока муж готовил, мы пошли гулять, и в нашем парке было мини-веселье — кто-то открывал шампанское, кто-то был с чаем, с кофе, и вокруг беседки все дети ездили на велосипедах, на роликах, и это создавало какую-то праздничную атмосферу. И до сих пор, слава богу, нам можно выходить гулять.

Так что have a nice walk on a Christmas Day — это действительно must do (а вот поздравительную речь королевы тут правда смотрят не все).

Нам нужно все-таки прислушаться друг к другу.

С каким настроением мы вступаем в новый 2021 год? Директор нашей школы прислала нам письмо, в котором очень четко описывает, что сейчас происходит в стране — если в двух словах, все очень противоречиво и одни и те же действия государства могут привести к тому, что работающие родители будут страдать, но при этом люди, которые со слабым здоровьем, или те, кто работают в больницах, поддерживают эти меры, потому что больницы переполнены.

Основной посыл этого письма был в том, что все мы, жители Великобритании, по-разному проживаем этот период, и нам нужно все-таки прислушаться друг к другу и быть добрее.

Моему мужу очень нравится, что я сейчас дома и что я занимаюсь детьми, и мне самой это нравится. Хотя я думала, что я вообще не смогу с двухлетним Гошей, прыгающим у меня на голове, чему-то научить четырехлетнюю Сашу. Мы все вместе смотрим школьные презентации, я их о чем-то спрашиваю.

Учить собственных детей сложнее, чем учить других детей.

Но при этом рождается какая-то новая связь, если мы можем спокойно, без раздражения (или только с небольшим раздражением), преодолеть вместе все это чтение и математику. И я чувствую, что у меня потихонечку, насколько это возможно, каким-то чудом с ними устанавливается контакт.

Конечно (и это, наверное, будет созвучно многим мамам), мне очень не хватает своего пространства, своего места, возможности побыть одной.

Потому что папа — он дверь закрыл, сидит, работает и к нему никто не приходит, по крайней мере, достаточно длинные отрезки времени в течение дня. Ну, может быть, там рисуночек показать — это сближает, наши дети вырастут с папами, это приятно.

Мы как раз с мужем договорились, что в этом году будем друг другу дарить не подарки, а время.

Например, он по субботам или по воскресеньям будет брать детей и уезжать с ними на какую-нибудь дальнюю площадку или к той же тетушке Белинде, раз уж у нас есть один человек, к которому мы можем ходить в гости. Чтобы я просто могла побыть одна дома — это, конечно, большая роскошь сейчас. И то же самое я у него спрашиваю, не нужно ли ему время, чтобы как-то восполнить свой ресурс.

Мы не ожидаем, что все ограничения скоро снимутся, это долгосрочная игра.

Но дети у нас маленькие — они доставляют и много хлопот, и много радости.

Неожиданно оказалось так, что я почти свободна и могу быть с детьми и закрыть этот вопрос (я год назад уволилась с хорошей позиции в консалтинге, а новый проект в итоге заморозился. Сейчас я веду небольшие группы занятий английского языка для детей несколько раз в неделю), муж может сосредоточиться на работе.

Поэтому какой-то экстренной ситуации нет, и на меня внезапно снизошло спокойствие. Да, мы постоянно вместе своей семьей — это тоже некая лакмусовая бумажка. Раз мы друг друга еще не поубивали, у нас есть шанс прожить в мире и спокойствии долгий срок.

Ольга — Берлин, Германия

Традиционно мы празднуем Рождество 24 декабря вместе с семьей моего мужа. Этот год не должен был стать исключением. Но поскольку мы беспокоились за здоровье некоторых пожилых родственников, на всякий случай решили сделать перед поездкой тест на коронавирус.

И так получилось, что у моего мужа тест был отрицательным, а у меня оказался положительным. Мы попытались записаться на пересдачу теста на 23 декабря или попасть к врачу, но это, конечно, было очень неудачное время, потому что почти все врачи здесь уходят в отпуск до начала января, а в тестовых центрах был настоящий ажиотаж.

В общем, пришлось смириться с тем, что мы пропускаем Рождество, остаемся дома и уходим в четырнадцатидневный карантин, как и обязывают делать всех, кто получил положительный результат.

Мы сначала очень расстроились.

Потому что мы всегда празднуем с семьей, собираются все родственники, и у нас есть такая прекрасная традиция, по которой я в этот раз очень скучала: мы всегда бросаем жребий, кто первым идет к елке забирать подарок.

Тот, кто выкидывает шесть на кубике, подходит и берет подарок, но не для себя, а для кого-то другого, дарит его, и тот человек при всех открывает подарок, радуется, и потом за подарком идет следующий. И еще, конечно, я скучала по прекрасным закускам — тетя моего мужа готовит совершенно великолепный картофельный салат и сосиски. Но в этом году никаких прекрасных закусок не было.

Нам пришлось подсуетиться и попросить наших друзей, чтобы они принесли нам хотя бы какой-нибудь праздничной еды, потому что у нас как назло опустел холодильник. Ну и конечно, самый главный хайлайт этого года — в 2020 году мы стали родителями, и очень хотели привести своего сына на праздник, познакомить его со всей семьей, потому что кроме бабушки и сестры моего мужа, никто его толком и не видел. Ведь в следующем году он уже будет постарше, да и ждать целый год — это очень долго.

Накануне Рождества меня ждал сюрприз, который мне организовал муж.

Он втихаря написал нашим друзьям и попросил их купить нам елку. Мы сами в этом году решили ее не покупать, потому что думали, что поедем к родственникам и, возможно, останемся там подольше.

В итоге наша подруга рассказала своему начальнику, что вот есть такая семья друзей, которые попали в карантин, остаются дома без елки. Я, честно говоря, не думала, что 23 декабря вообще еще реально хоть где-то приобрести елку в Берлине.

Мы сидели вечером, вдруг звонок в дверь, я очень удивилась. Муж сказал: «Сейчас посмотрим, что там». Открывает, а там елка лежит. Это было настолько поразительно, невероятно приятный сюрприз.

Причем история покупки этой елки тоже очень милая. Шеф нашей подруги часа в четыре, когда рабочий день еще официально не закончился, предложил отвезти ее на своей машине и купить нам дерево.

Но, конечно, основное, из-за чего наше Рождество оказалось таким положительным, — это первое Рождество, которое мы праздновали втроем с нашим сыном, тихо, уютно.

Гармония и уют — это то, что очень запомнится в этом году.

Мне особенно понравилась в период карантина эта спокойная атмосфера, мы все дома, в пижамах.

А история с тестом закончилась так: через неделю с небольшим мне позвонили из департамента здравоохранения и сказали, что я все-таки могу сдать PCR-тест, и он оказался отрицательным. Конечно, реакция была — ну как же так, что же мы сидели так долго в карантине? Но мы все-таки успели съездить к семье на Новый Год — прямо 31 декабря утром рванули в Бранденбург.

К новому немецкому локдауну мы относимся с пониманием, но и немного с грустью.

С друзьями нормально нельзя увидеться, никуда не сходить и даже по городу особо не прогуляться. Вся ситуация с локдауном создает невероятные неудобства для семей.

Сейчас, если мой ребенок проголодается вне дома, покормить его я могу только на скамейке, так как все кафе и торговые центры закрыты, а на улице холодно. Про смену пеленок я вообще молчу. И, честно сказать, у нас лично складывается впечатление, что власти уже просто не знают, что делать дальше, как еще больше ограничить социальные контакты и что еще можно закрыть.

Понятно, что статистика по новым заражениям плохая, но какие-то разумные пределы все-таки должны быть.

Лариса — Гамбург, Германия

По традиции на католическое Рождество мы вместе с родителями моего мужа обычно уезжаем на одну неделю в Альпы. Я очень люблю, чтобы на праздники гарантированно был снег, муж любит кататься на лыжах, наш четырехлетний ребенок обожает санки.

Родители моего мужа в прошлом — тоже бывалые лыжники, и это они учредили эту традицию, когда мой муж был еще совсем маленьким. Все эти тридцать с небольшим лет они (а теперь и мы) бронируют один и тот же отель, как в какой-то рождественский комедии. После недели в Альпах обычно на Новый год мы ездили навестить мою семью в Россию.

Уже этой осенью стало понятно, что горнолыжные склоны вряд ли откроют, что этот вариант отпадает. Наши старшие родственники сказали, что предпочитают праздновать в этом году праздники без нас, чтобы не рисковать, и я их, конечно же, понимаю.

План Б у нас был такой — мы хотели встретиться на Рождество с одной из семей с детьми, с которой здесь дружим (я вообще одержима идеей домашних елок со всякими театральными постановками и конкурсами, но тут было разрешено за раз встречаться только двум семьям, поэтому сразу стало понятно, что никакого размаха у мероприятия не будет).

Так сложились обстоятельства, что в конце декабря во всех трех семьях, с которыми мы ближе всего общаемся, кто-то оказался на карантине из-за контакта с заболевшим, поэтому пришлось праздновать только самым узким кругом — то есть нашей семьей, состоящей их трех человек.

К счастью, на Новый Год у одних друзей закончился карантин. Поэтому мы все-таки смогли устроить хотя бы мини-праздник для детей и для себя (нужно отдать должное, в принципе тут официально рекомендовали встречаться на праздники довольно ограниченным составом и только с родственниками, но у нас здесь нет родственников, поэтому мы решили все-таки встретить Новый год с друзьями).

Чего не хватает больше всего?

Конечно, я очень скучаю по поездкам (особенно в Россию), по хотя бы теоретически возможным обедам в ресторане, по бассейну, по занятиям йогой в студии, по походам в музеи и театры на зимних каникулах.

Еще у нас была традиция — мой муж где-то в середине декабря обычно устраивал небольшой концерт в одном из домов престарелых в нашем районе, это всегда был совершенно особенный праздник, и я очень надеюсь, что в следующем году мы сможем его повторить (а пока что в домах престарелых тут совсем беда).

Нужно сказать, что с ноября в Германии полностью замер культурный сектор, рестораны и кафе работают только «на вынос».

Я впервые в жизни задумалась о том, так ли здорово на самом деле жить в городе.

Когда ты месяцами не можешь сходить ни в одно свое любимое место, а самым грандиозным развлечением становится поход в продуктовый магазин, смысл жизни в городе почти что полностью теряется — тогда уж лучше дышать свежим воздухом где-то в пригороде и выращивать капусту.

Было ли что-то такое, что мне понравилось в праздниках в этом году?

Мы действительно сильно сконцентрировались на украшении дома к Новому году, даже подъезд украсили, подготовили небольшие подарки для всех наших соседей, сделали пряничный домик, много готовили (особенно всякие разные печенья), читали новогодние книги, смотрели записи балета «Щелкунчик» — наверное, можно сказать, в качестве заместительной терапии. Мне кажется, мы никогда в жизни так не угорали по этой адвентовской подготовке, как в этом году.

Мой муж говорит, что из-за закрытия магазинов (а все, кроме продуктовых и товаров первой необходимости, закрыли 16 декабря и пока еще не открыли), было гораздо меньше привычной суеты и в целом все было гораздо спокойнее.

Но в следующем году мне бы очень хотелось все-таки Нового года с родными, со снегом, с настоящим Щелкунчиком.

Это был интересный опыт, и нам всем точно будет что рассказать нашим детям о безумном 2020.

И еще хотелось бы, конечно, праздника без страха кого-то заразить, без мыслей о том, сколько нам всем еще сидеть дома и сколько дней еще будут закрыты детские сады — пока что как минимум до 31 января.

Хотя умом я, конечно, понимаю, что нам — тем, кто смог относительно безболезненно переехать в хоум-офис, хоть и с ребенком на голове — все равно в сто раз проще, чем медикам, которые работают в ковидных больницах, или тем, кто из-за пандемии потерял сбережения и оказался совсем на нуле.

Здесь все утешают друг друга мыслью о том, что к лету нормальная жизнь вернется.

Но, если честно, морально мне гораздо труднее свыкнуться с этим новым локдауном.

Может быть, потому что сейчас зима и совсем нет солнца, а может быть, и потому, что в этот раз у меня нет веры в то, что те карантинные меры, которые принимаются государством, обязательно принесут какой-либо результат.

А еще пугает перспектива, что ребенок снова отвыкнет от сада и все придется опять начинать с нуля. Надежду в меня вселяет только то, что мой сын за это время научился совершенно гениально пылесосить и впервые с настроением подключился к домашней уборке — уж не знаю, пандемии ли за это говорить спасибо или самой себе.

Мария — Амстердам, Нидерланды

Обычно на Рождество мы собираемся всей семьей у родителей моего партнера: играем в традиционную игру «шуллен» (это такая настольная игра, в которой игроки должны метать деревянные шайбочки в ворота и зарабатывать очки), обмениваемся подарками, накрываем праздничный ужин и делаем «гурме» (что-то вроде домашнего мини-барбекю), остаемся с ночевкой.

Так как родители пожилые и здоровье у них не самое крепкое, в этом году решили их поберечь и отменить традиционный семейный сбор. Сам рождественский вечер мы провели у себя дома, в один из последующих дней съездили на ужин с семьей сестры моего парня, уютно и приятно провели время.

На Новый год мы либо приглашаем гостей, либо сами едем в гости к друзьям или в Россию. В этом году мы, понятное дело, никуда не поехали и никого не приглашали, дождались полуночи, посмотрели фейерверк втроем из окон спальни и пошли спать.

Обычно из окон нашего дома прекрасно виден традиционный фейерверк — безостановочная пальба со всех сторон в течение двух-трех часов, но в этом году правительство сильно ужесточило и ограничило это развлечение из-за большого количества травм в прошлые годы (были даже смертельные случаи), поэтому зрелище было гораздо менее эпичное и впечатляющее, чем раньше. Но все равно было красиво.

Как новый локдаун вообще повлиял на наше настроение?

Было очень грустно из-за того, что в этом году не получилось встретить Рождество всей семьей — эта традиция очень важна и дорога моей свекрови, которая выросла в религиозной семье. Было тяжело на сердце от мысли, что родители одни дома в такое время, и с этим ничего не поделаешь, кроме разве что частых видеозвонков.

Я определенно скучаю по традиционному рождественскому «шуллен» и «гурме» в кругу семьи, по рождественским ярмаркам, каткам и зимним забавам. Дочке же все нравилось, она ждала подарков, любовалась елкой и спросила, когда мы снова будем праздновать Рождество.

Особо праздничное настроение создать мы не стремились, мы и так не всегда как-то по-особому готовимся к праздникам, а в этом году из-за работы из дома с дочкой «на шее» и других забот мы так вымотались, что не было сил что-то придумывать и готовить.

Хотя мы, конечно, нарядили елку и украсили дом огнями, в большом количестве ели традиционные праздничные сладости (например, «оллиболлен» — это такие пончики-шарики в сахарной пудре, они бывают без начинок и со всякими разными начинками — изюмом, яблоками, кремом, бананами и т.д.), приготовили рождественский подарок для дочки, заказали праздничный ужин на вынос в местном ресторане, а в последний вечер 2020 года съездили на пляж посмотреть потрясающий закат над морем.

В карантинном Рождестве и НГ понравились разве что тишина и спокойствие, чистота улиц, легитимный повод никуда не бежать, не спешить и не носиться в мыле по магазинам.

Если говорить о новых ограничениях, то вселяет надежду только мысль, что все это не может длиться вечно и когда-нибудь закончится. Это просто нужно постараться пережить с минимальными потерями — и пройти вакцинацию, как только до нас дойдет очередь.

Конечно, мы стараемся сохранять позитивный настрой и помнить, что, к счастью, мы вместе, мы здоровы, у нас есть дом и работа и мы ни в чем не нуждаемся. И, как и во всем, смотрим на эту ситуацию как на жизненный опыт, который научит нас чему-то новому.

Понравился материал?

Поддержите редакцию!

Понравился материал?

Поддержите редакцию!
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе