Хорроры — прямая метафора материнства. Редакция НЭН — о своем отношении к фильмам ужасов и о том, зачем их смотреть

14 июля 1986 года — ровно тридцать шесть лет назад — на экраны вышел фильм ужасов Джеймса Кэмерона «Чужие». В честь этого редакция НЭН решила вспомнить, какие хорроры оставили неизгладимый отпечаток на наших жизнях, а заодно — обсудить, стоит ли смотреть леденящие душу фильмы с детьми сегодня. Спросили у психологини и поделились своими собственными воспоминаниями из счастливого беззаботного детства!
14 июля 2022
Редакция
Иллюстрация Лизы Стрельцовой
Иллюстрация Лизы Стрельцовой

Ира Зезюлина, колумнистка

Никогда не любила ужасы, вот совсем. Наверное, несмотря на неожиданные моменты, жанр для меня слишком предсказуемый. Как говорил Блейк Снайдер в культовой книге для сценаристов «Спасти котика»: «Это самый примитивный жанр, запас идей к которому неисчерпаем». Вот какой-то монстр, вот ограниченное пространство и герои, которые в этом пространстве пытаются спастись. Скука.


К тому же наш мир и так слишком страшный, включи новости — вот где настоящий хоррор.


Кстати, о новостях, больше всего в детстве меня напугал не какой-то страшный фильм, а фрагмент одного новостного сюжета. Это были девяностые, и над этикой транслируемого по телевизору задумывались не так, как сейчас (забавно звучит). Так вот был сюжет, где какие-то террористы прямо в эфире отстрелили палец взятому в плен человеку. Это одно из ярчайших и ужаснейших впечатлений из детства, связанных с телевизором. Я потом долго плохо спала, но так ни с кем и не поделилась. Даже сейчас та картинка перед глазами.

Что касается ребенка, то дочь смотрит то, что смотрим мы, поэтому к пяти годам она посмотрела всего «Гарри Поттера», «Властелина колец» и все фильмы вселенной Marvel. На мой взгляд, ей нормально: спит хорошо, глаз не дергается. Недавно мы хотели посмотреть «Черепашек-ниндзя», но что-то там было много насилия и крови, отключили через пять минут — такое рановато. В общем, фильмы к семейному просмотру мы все же фильтруем, но всегда ориентируемся на реакции дочери и свое личное родительское чутье.

Интересное по теме

Изгоняющий тоддлера: как бы выглядели фильмы ужасов, если бы их снимали родители

Даша Чекалова, SMM-менеджерка

Мне было, наверное, лет шесть, когда девочка постарше, чем я, взяла меня на «слабо» и показала фильм про Фредди Крюгера. И хотя я храбрилась, что не испугаюсь, ужастик произвел на меня неизгладимое впечатление.

Я долго боялась идти в темноте до туалета и часто представляла, как из маминой из спальни, кривоногий и хромой (а точнее, обожженный и облезлый), вылезает ОН. Фильм я с тех пор не пересматривала, но помню, как Фредди материализовался из-под какого-то водного матраса — и матрасам я тоже долго не доверяла.

Сейчас фильмы ужасов особо не смотрю — слишком впечатлительная. Только в веселой компании, чтобы комментировать жуткие сцены и ржать над нелепыми диалогами — то есть как можно чаще выдергивать себя из сюжета и вспоминать, что это вообще-то выдумка.

Лена Аверьянова, главная редакторка

Я обожаю ужасы и смотрю их с самого раннего детства — когда у нас появился видак, вместе с ним появились и кассеты с «Кошмаром на улице Вязов», он и стал моим любимым хоррором. И, наверное, в какой-то степени остается до сих пор — режиссер серии Уэс Крейвен был гением ужастиков и смог создать мир кошмара на все времена.

Я с глубочайшим уважением отношусь к его работам — в том числе и потому, что он был во многом первопроходцем, пионером и подарил жанру множество приемов и ходов, которые никто не использовал до него. Ну и я ценю его работы за чувство юмора и самоиронию — все-таки ужасы без этого невозможны.

Любовь к «Кошмару на улице Вязов» я пронесла через все детство и юность: я рассказывала про Фредди Крюгера в саду, заставила всех во дворе посмотреть эти фильмы, а когда они шли по телеку, бросала игры на самом интересном месте и шла домой. Лет в 13, когда родители оставляли меня одну на выходные, я не закатывала вечеринок, а закрывалась дома, делала бутерброды, доставала кассеты с «Кошмаром на улице Вязов» и кайфовала.


Я по-прежнему регулярно смотрю ужастики, но ребенка к совместному просмотру не привлекаю — она активно против хоррора и считает, что мама немного ку-ку, раз ей такое нравится.


Был какой-то непродолжительный период, когда несколько месяцев после родов мне не хотелось смотреть ужасы, но потом все вернулось на круги своя, и я продолжаю исследовать жанр. И по-прежнему я люблю смотреть хоррор одна: заперевшись на кухне с чипсами, пивом и темнотой. Или иду в кино — устраиваю свидание сама с собой и каким-нибудь забористым ужастиком.

Вообще, я считаю, что массово ужасы как жанр недооценены, а между тем многие из них говорят с нами о родительских страхах и являются прямой метафорой материнства. И если раньше мне казалось, что это немного манипулятивный прием, то теперь я понимаю, что на самом деле это довольно широкое поле для дискуссии о родительстве и возможность художественно осмыслить самые жуткие детские страхи, травмы и обиды. Посмотрите «Призрак дома на холме» — поймете, о чем я.

Интересное по теме

Можно ли показывать ребенку «взрослые» фильмы? Письмо главреда

Аня Кухарева, колумнистка

Я всегда трепетно любила ужастики, смотрела их с ранних лет. В начальной школе я была прямо-таки популярной девочкой, потому что знала кучу страшных историй и артистично их рассказывала. Где-то в 11 лет я зафанатела по «Секретным материалам». Мои родители пытались как-то меня отвлечь и убедить не смотреть «эту жуть», но я была непреклонна.

Если у нас ломался телевизор (это был «Рубин», мой ровесник, он делал это часто), я спокойно могла слушать старые пластинки, радио, читать книги, но в понедельник, когда по Первому каналу шли «Секретные материалы», я уходила ночевать к бабушке. Потом я начала смотреть и другие страшилки: «Оно», «Джиперс-криперс», «Омен», «Кошмар на улице Вязов», все экранизации Стивена Кинга — классический набор. Было интересно, но не очень страшно.

В студенчестве я познакомилась с японскими ужастиками, вот они были страшнее. На самом деле, я очень книжный человек, так что если говорить о том, что меня в детстве напугало — это была книга из серии «Страшилки», она называлась «Четверо против оборотня». Прочитала ее лет в 12, наверное. Это реально было жутко, после прочтения я не находила в себе сил выйти летней ночью в деревенский туалет и писала в кустах малины возле веранды — они превосходно освещались из окон. Большого урона природе я нанести не успела, потому что кончилось полнолуние и ужас поблек. С ностальгией вспоминаю это чувство, повторилось оно всего один раз в жизни, при прочтении детектива «В лесной чаще».

Дочь у меня пока девушка пугливая: сейчас ей пять, и она боится Моры из «Муми-троллей». Я полагаю, что мы обязательно будем смотреть вместе ужастики, когда она будет к этому готова и если сама захочет. Пока она не любит страшные истории, а я не настаиваю. Если мы однажды дойдем до чего-то подобного, я хотела бы предложить ей посмотреть вместе фильмы Гильермо дель Торо.

Интересное по теме

Игра на выживание: 9 важных уроков родительства, которые можно найти в фильмах ужасов

Лена Прохорова, редакторка коммерческого отдела

Предыстория к истории. Мне было около восьми лет, когда в магазине я увидела большую куклу, примерно с меня ростом. У нее была короткая стрижка, джинсовая юбка, желтая водолазка, белые туфельки и большие зеленые глаза. Если ее руку немного вытянуть вперед, то одна переставляет ноги и как будто бы идет рядом. Стоила около трех тысяч, а я с детства копила деньги: когда бабушка давала мне 50 рублей на мороженое, они всегда шли в копилку. Кто-то дарил деньги на день рождения — тоже в копилку. Мне не хватало рублей 500, пришлось подкопить, а потом вернуться за куклой. Пару недель мы с ней походили по квартире, а потом она просто стояла между письменным столом и шкафом у меня в комнате, прямо напротив кровати (это важно!).

Через пару месяцев мама уехала куда-то на выходные, а мы остались дома с папой. Помню, что было уже около девяти часов вечера, когда мы наткнулись по телевизору фильм «Чаки»: про такую же куклу, которая оживает и убивает своих хозяев. Папа тогда спросил, не страшно ли мне. Я отрицательно покачала головой, потому что фильм на тот момент и правда не вызывал у меня никакого ужаса. Но через пару дней я все-таки ощутила на себе эффект от просмотра.


Каждый раз, когда я уходила из дома, старалась запомнить, в какую сторону повернута голова у моей куклы. Когда возвращалась — первым делом бежала в свою комнату и проверяла, ничего ли не изменилось.


Такая же операция была перед сном (учитывая, что спала я прямо напротив куклы, которая каждый раз очень пристально за мной наблюдала). Если оставалась одна дома, плотно закрывала дверь в свою комнату, подпирала ее чем-нибудь и сидела в зале, упершись спиной в стену, чтобы никто неожиданно не подошел ко мне сзади.

Один раз мы с подружкой вернулись с катка, и мне показалось, что голова у моей куклы повернута в другую сторону. Ох и словили мы тогда паники. Заперли дверь, схватили на кухне ножи, подперли стену спинами и сидели так часа два, пока родители не вернулись домой. Я тогда со слезами на глазах просила подругу не уходить и не бросать меня одну с этой якобы ожившей копией Чаки. Родители предлагали выбросить ее, но я боялась, что она вернется и будет мне мстить, поэтому не соглашалась.

Интересное по теме

Недетские игрушки: зачем люди продают и покупают кукол, одержимых духами

Через несколько лет мы отдали куклу соседке, потому что я с ней уже не играла. Правда мне не сильно стало легче, потому что жила она прямо за соседней дверью. Потом этот страх как-то незаметно прошел. Что до самого жанра ужасов — после такой подготовки я просто обожала их смотреть, мне не было страшно ни на одном фильме. Подружки вскрикивали и дергались, а я спокойно сидела на протяжении всего просмотра и даже не прикрывала глаза на кровавых сценах.

Я не смотрела никакие культовые фильмы, потому что больше любила книги, но вот копилка хорроров у меня была внушительная. Пару лет назад я пересмотрела тот самый «Чаки» и удивилась: на фоне всех просмотренных психологических триллеров он показался мне самым лайтовым.

Анна Груданова, психологиня-консультантка

Страхи появляются у детей в возрасте трех-семи лет — это естественный этап психоэмоционального развития и формирования нервной системы. У них активно развивается правое полушарие, которое отвечает за фантазию и творчество. Но фантазия не может работать только в одну положительную сторону, поэтому детям начинают снится кошмары, им кажется, что у них в шкафу или под кроватью живут монстры. Возникают вопросы про смерть и рождение, отсюда и появляется страх смерти — самая мощная эмоция в этой сфере страхов.


Но отвечать на эти вопросы важно и нужно, потому что все это — естественный интерес и естественная фобия, которая есть у каждого из нас.


Как бы парадоксально ни звучало, в этом возрасте детям нравится бояться. Они любят про это рассуждать, любят пугать друзей в детском саду или родителей дома — так они знакомятся со страхом и учатся проживать его. Именно поэтому могут просить включить им какой-нибудь ужастик, рекламу которого они увидели по телевизору или в интернете.

Тяга к чему-то пугающему естественна, и задвигать развитие этой эмоции на второй план нельзя. Но и смотреть ужастик — тоже не лучший вариант. Это спецэффекты, максимально приближенная к реальности картина и резкие моменты, к которым психика ребенка еще не готова. Только вместо строгих запретов обязательно предлагать что-то взамен.

Интересное по теме

Страхи и фобии: почему дети боятся своих фантазий и как им помочь

Можно подобрать сказку или найти какой-нибудь мультфильм. Сейчас есть очень много вариантов, которые вызывают страх — то есть они также научат ребенка работать с этой эмоцией, но при этом помогут избежать рисков, которые возникают при просмотре ужастиков. Еще один важный момент: в большинстве случаев тот контент, который рассчитан на детей, заканчивается хорошо. И после просмотра у ребенка возникают еще и хорошие эмоции, получается логическая цепочка: бояться — не плохо.

Если ребенок прямо упрашивает посмотреть ужастик, а родители видят, что он к этому готов (потому что дети в возрасте пяти-семи лет очень разные с точки зрения эмоциональной стойкости и чувствительности нервной системы), при этом вариант со сказками и мультфильмами ему не подходит, то к просмотру нужно подготовиться: посмотреть фильм предварительно без ребенка и убедиться, что в нем нет чересчур неожиданных и неприятных моментов, оставить включенным свет.


В моменте стоит проговаривать все эмоции вместе с ребенком, рассуждать о развитии сюжета, добавлять смех в напряженные моменты, чтобы снизить эмоциональное напряжение.


Подростки, кстати, часто используют последний прием в компаниях — они высмеивают или обесценивают страх, говоря, что фильм и сюжет — полная чепуха. Это работает как терапевтический эффект, который они с ловкостью осваивают.

Может ли фильм ужасов навредить психике ребенка?

Нельзя сказать, что именно ужастик может нанести вред ребенку. Скорее, он может усугубить какие-то сложности (и у маленького ребенка, и у подростка, и у взрослого), может точечно и на какое-то время повысить тревогу (она присутствует у всех, но в нормальном процентном соотношении).

Наши страхи бывают конкретными, а бывают абстрактными. Первые — страхи левого полушария, которое отвечает за логику. Их мы можем четко объяснить и понять. Например, мы боимся перебегать дорогу на красный свет, потому нас может сбить машина. Или тревожимся, если приходится идти домой через темный переулок.

Страхи правого полушария (которое как раз отвечает за фантазию) — неопределенные и абстрактные. Мы не понимаем, что именно нас пугает, но чувствуем признаки страха в теле. Они формируются исходя из опыта, но часто могут лежат где-то глубоко в подсознании и особо нас не тревожить.

Просмотр фильма ужасов может актуализировать историю правого полушария и придать этому страху конкретный образ и форму. В таком случае происходит «закрепление» абстрактного (но естественного!) страха в каком-то определенном образе (например, в виде вампира, оборотня или куклы).

Что делать, если ребенок стал чего-то бояться после просмотра ужастика?

Заметить страх

Ребенок перестал засыпать без света, стал бояться оставаться один, стал пугаться резких звуков или постоянно оборачиваться — если что-то в его поведении изменилось, значит страх, который у него появился, нужно проработать. Ни в коем случае не обесценивать, не высмеивать и не игнорировать.

Сперва мы исследуем страх: нужно узнать у ребенка, чего именно он стал бояться: какой образ, какой эпизод, какой звук его так напугал и отложился в памяти. Может быть, у него просто появилось тревожное состояние, которое он не может объяснить — в таком случае родитель вместе с ним может перебрать разные варианты, чтобы конкретизировать нечто абстрактное, что пугает ребенка.

Привести логические объяснения

Даже если мы работаем со страхом у младшего школьника, взрослые логические объяснения немного заземляют фантазию и помогают побороть появившийся после просмотра страх. Расскажите ребенку, кто придумал этот фильм, назовите имя режиссера, найдите его фотографию. В интернете часто есть кадры со съемок каких-то фильмов или интервью с создателями, которые помогут ребенку осознать, что все, что он увидел — работа актеров и спецэффектов.

Ребенку можно рассказать, чем полезен страх. Он предупреждает нас об опасностях, сигнализирует, куда куда можно идти, а куда нет. Детям очень нравится версия про развитие страха: когда люди жили в пещерах, страх помогал им существовать, им нужно было быть очень чувствительными и доверять внутреннему чутью. Караулить племя по ночам, прислушиваться к шорохам, всматриваться в темноту и видеть в ней разные опасные объекты.

Говорят, что наша психика не развивается так быстро, как цивилизация, поэтому некоторые интуитивные страхи у нас еще остались, но они защищают нас. Когда дети узнают про происхождение страха и про его применение, им легче переживать его.

Нарисуйте страх

Есть много методик, которые помогают детям бороться со страхом с помощью рисунков. Можно попросить ребенка изобразить то, чего он боиться. Если для него это что-то неопределенное, то подумать вместе с ним, как это может выглядеть. А потом — бороться с этим шедевром. Довести этот страх до абсурда: дорисовать ему смешной хвост, бант, усы, шляпу — сделать так, чтобы вы вместе с ребенком посмеялись над ним. Если самостоятельно проработать этот способ тяжело — в книге «Все о страшилках, ужастиках и кошмариках» Валерий Роньшин рассказывает про разные виды страхов, а потом очень мощно их высмеивает. Еще вариант — разорвать или сжечь этот листок с чудовищем.

Понравился материал?

Поддержите редакцию!
Ликбез «Женщины снова ощущают себя нормальными»: отрывок из книги Vagina Obscura
Мы живем в мире, где существует марсоход, ребенок от трех родителей и искусственная матка для овец, но ученые до сих пор не знают состав выделений из влагалища.