Редакция
13 September 2019

«Домогательства — это не смешно»: мать написала открытое письмо дочери о приставаниях мальчиков

Тема сексуальной неприкосновенности — одна из самых актуальных и острых на сегодняшний день. Медиа публикуют самые разные материалы о домогательствах — от новостей до инструкций на случай, если вы или ваши близкие стали жертвами харассмента. Родительские издания тоже не отстают — о том, что детям необходимо давать знания об их телесных границах, умении говорить «нет» и защищать себя от посягательств со стороны сверстников или взрослых, пишут почти все современные СМИ, так или иначе касающиеся детско-родительских отношений. Сегодня мы публикуем перевод текста о сексуальных домогательствах, который журналистка Лия Кэмпбелл посвятила своей дочери.

Моей дочери, самой большой любви моей жизни.

Когда я оборачиваюсь назад и думаю о своем прошлом до твоего рождения, я понимаю, как много уроков я хотела бы усвоить раньше, чем это получилось в реальности. Как много ошибок, от которых хочется тебя предостеречь. И возможно, одна из самых больших моих ошибок — то, как я позволяла обращаться со мной другим людям.

Я никогда не забуду тот день в старшей школе, когда я стояла перед всем классом, выступая с докладом, над которым работала целый месяц. Я гордилась той работой, которую я проделала, и мне не терпелось поделиться ею. Но примерно через 30 секунд я услышала голос: «У тебя сосок торчит, сисястая!».

Я в ужасе посмотрела вниз. Мои соски действительно торчали — и через лифчик, и через рубашку. В классе — я училась в жаркой Аризоне — работал кондиционер, поэтому так получилось. Я знала, что у меня было два варианта: я могла запаниковать и убежать или обратить все в шутку, как по-настоящему крутая девчонка, которой мне так хотелось быть.

Я выбрала последнее.




Того мальчика вызвали к директору. Но когда позже меня спросили, что я чувствую по поводу его высказывания и хочу ли я, чтобы он был каким-либо образом наказан, я снова отшутилась: «Нет, мы с ним друзья. Он просто дразнил меня. А мне следовало надеть свитер. Все в порядке».

На улице стояла 30-градусная жара. Ни при каких обстоятельствах в тот день я бы не надела свитер. Но вот она я — оправдывающая мальчика, который объективировал мое тело.

Технически этот мальчик принадлежал к кругу моих друзей. Но те домогательства с его стороны, с которыми я столкнулась за четыре года совместного обучения, были отнюдь не дружескими. Он и еще несколько пацанов из группы моих «друзей» постоянно комментировали мое тело — им всегда было что сказать. О моей груди, которая выросла раньше, чем у моих подруг. О моей фигуре, которая оставалась при мне, даже когда я очень сильно похудела из-за расстройства пищевого поведения. О моей заднице и одежде и нижнем белье.

Это повторялось изо дня в день. Лилось на меня бесконечным потоком. И хотя я сказала, что считала этих людей своими друзьями и постоянно смеялась над их комментариями, чтобы отстоять свое положение в компании, никто из них на самом деле по-настоящему меня не знал. Я не припомню, чтобы мы говорили с этими мальчиками о чем-то, что не касалось моего тела и моей сексуальности. Ни с кем из них я не встречалась и не пыталась мутить отношения, они все равно позволяли себе говорить то, что они говорили.

И я подыгрывала им. И по правде говоря, именно это я сильнее всего ненавижу во всей этой истории.



Прошли годы, и тот самый парень прислал мне запрос на добавление в друзья в Facebook. Я сразу же съежилась от страха. Вполне возможно, он изменился с тех пор и превратился в порядочного, уважаемого человека. В конце концов, разве я сама не изменилась за те годы, что прошли с момента окончания школы?

Но тогда я могла думать лишь о том мальчике, с которым я каждый день встречалась в школьном коридоре и слушала от него все те же слова, все то же улюлюканье и комментарии о моем теле.

Я не могла этого сделать. Я не хотела становиться другом этого парня и вспоминать ту слабую, беззащитную девушку, которой я тогда была. Я думала только о том, как бы мне прослыть крутой, вместо того, чтобы защищать себя.

Так что я сделала то, что должна была сделать много лет назад — отклонила его предложение о дружбе. Я отстояла себя.

И это тот урок, которого, моя дорогая, я тебе не желаю. Потому что я хочу, чтобы ты знала — то, что девочек заставляют считать нормальным, на самом деле абсолютно не таково.

У меня множество подобных историй. Множество примеров из прошлого, даже когда я училась в пятом или шестом классе. Я просто принимала домогательства как часть нормальной картины мира. Мальчики, которые ради забавы хватали девочек за попы. «Друг», который прижал меня к автобусному сиденью и засунул мне в рот свой язык — мой первый поцелуй! — под одобрение своих приятелей (а мне пришлось сдерживать слезы). Множество историй, одна за другой, о том, как я просто отшучивалась тогда, когда внутри мне хотелось умереть.



Я не хочу, чтобы такое случилось с тобой. Я не хочу, чтобы для тебя это было нормой.

Я хочу, чтобы ты знала: «крутышка» — эта та, кто знает себя и понимает, чего она заслуживает. Она знает, как с ней нельзя. Девочка, которая понимает, что размер груди и бедер не определяет ее саму.

Я хочу, чтобы ты знала, что настоящие друзья никогда не сделают ничего для того, чтобы ты чувствовала себя униженной. Более того, они помогут тебе бороться с теми, кто посмеет заставить тебя так чувствовать.

Ты та сила, с которой нужно считаться, моя девочка, и тебе не нужно обращать приставания в шутку, как это делала когда-то я. Потому что ты сильнее, мудрее и, я очень надеюсь, больше осведомлена о самой себе, чем я когда-либо.

И если я как мать не смогу научить тебя больше ничему другому, то я научу тебя хотя бы этому.


Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе