Нет, это нормально
Что такое гиперопека и чем она плоха?
Ликбез

Что такое гиперопека и чем она плоха?

Проблемы родительства постепенно начинают выходить из тени общественного забвения, осуждения и порицания. Мы обсуждаем проблемные вопросы, затрагиваем табуированные темы, отвечаем на сложные вопросы. Теперь настал черед поговорить о гиперопеке – явлении массовом, говорить о котором все еще не принято. НЭН покопался в разнообразных источниках и выяснил, что в подавляющем большинстве случаев гиперопека не имеет ничего общего с настоящей заботой о ребенке и сопереживанием его чувствам, а лишь является способом родителей справиться со своими комплексами.

Осознание

В небольшом южном городке стоит теплый летний вечер. Я бегу. Вокруг – несколько уютных скамеек в прохладной тени зеленой листвы. Рядом – мой знакомый, с которым мне нужно обсудить дела. Но я бегу. С вытянутыми вперед руками, округлившимися глазами и представлением о страшных картинах падения с высоты я мчусь навстречу дочери, которая всего лишь забралась на самую обычную горку. Я кричу:

- Не упади!

И только тогда замечаю недоуменные взгляды дедушек, играющих в нарды неподалеку. В такие моменты и происходит осознание того, что в родительстве ты делаешь что-то не так. Все вдруг складывается в единый пазл: выполнение любых просьб дочери, еще до того, как она захочет что-то попросить, ограждение от любых вызовов, решений, выбора, рисков и опасностей. Так, в один из летних вечеров я понял, что моя главная проблема в отцовстве – гиперопека.

Что такое гиперопека?

В психологии и других науках гиперопека называется гиперпротекцией. В буквальном переводе гиперпротекция – это забота сверх необходимой меры.

Гиперопека характеризуется чрезмерным желанием родителей окружить ребенка заботой, оградить его от малейших рисков, защитить от опасностей (чаще всего мнимых) постоянно создавать условия, чтобы ребенок был всегда рядом, «привязать» чувства, эмоции и настроение малыша к своим чувствам, эмоциям и настроению. Также зачастую гиперопека характеризуется тем, что родители обязывают детей поступать так, как им кажется наиболее безопасным.

При этом с самого раннего детства малыша избавляют от какого-либо выбора. Все решения преподносятся готовыми, лучшими и единственно верными. В результате ребенок становится не в состоянии преодолеть трудности, трезво оценить их, найти в себе силы для того, чтобы самостоятельно справиться с проблемами. У ребенка появляется так называемая выученная беспомощность – состояние, когда даже небольшое препятствие он воспринимает как непреодолимое.

Гиперопека может развиться из естественного желания позаботиться о совсем крохотном младенце с первых дней его жизни. При этом если у малыша есть особенности физического или умственного развития, возможность появления признаков гиперопеки у родителей увеличивается. Если же малыш здоров, то чрезмерная забота чаще всего наблюдается у родителей с узким и заранее определенным кругом общения. Свою неспособность поддерживать коммуникацию они компенсируют в общении с детьми.

Гиперопека чаще всего наблюдается в семьях с авторитарным типом отношений, когда один из родителей доминирует и принимает решения, которые не подлежат обсуждению. В такой семье авторитарный родитель стремится подчинить себе и ребенка, требуя от него поступать «правильно». Зачастую отец или мать в такой модели семьи стараются образовать с ребенком пару, чрезмерно окружая его заботой и не допуская второго родителя к процессу воспитания. Пагубность таких отношений в том, что ребенок запоминает данную модель как единственно возможную для собственных отношений в будущем.

Еще одна возможная модель семьи, в которой встречаются признаки гиперопеки – когда один родитель стремится всячески подчеркнуть свою значимость, успехи и достижения. Главным инструментом для этого выступает ребенок – малыш чуть ли не с рождения посещает кружки, занятия и секции, а любой его успех тут же окружается ореолом исключительности. Такая форма гиперопеки нередко дополняется и вседозволенностью.

Фактически о ней писал еще в XIX веке российский публицист Н. В. Шелгунов: «Усиленная односторонняя любовь, сконцентрировавшая все свои приятные воспоминания на ребенке и перенесенная на него, является именно тем элементом порчи, о котором мы говорим <...> Мало того, что ребенок не знает отказов, но его окружает еще целая сеть безгласных поощрений, постоянно ему льстящих. В каждом взгляде ребенок читает одобрение, на каждом шагу чувствует, что он первый, единственный человек – центр Земли, около которого все вращается и которому служит. И незаметно, шаг за шагом, ребенок растет в исключительном чувстве первенства, вне препятствий, противоречий и помех и вырастает несчастным «первым человеком»… Если «первый человек» наконец найдет свое место между людьми, то путем многих и многих страданий».

Явление гиперопеки известно человечеству довольно давно, и за это время гиперопека принимала самые разные формы. В сегодняшних условиях, когда растет количество неполных семей, все чаще можно встретить так называемую демонстративную гиперопеку – когда постоянное присутствие ребенка рядом становится для родителя, воспитывающего малыша в одиночестве, своеобразным ритуалом и необходимым условием борьбы с чувством страха, незащищенности и неуверенности в будущем. Если учесть, что из 17 миллионов семей в России шесть являются неполными, то масштаб распространения проблемы можно себе вообразить. Понятно, что далеко не во всех неполных семьях практикуется гиперопека, однако все они попадают в группу риска.

Демонстративная гиперопека может проявиться и в полных семьях – когда отношения с партнером портятся, либо в преклонном возрасте родителей, когда усиливается чувство незащищенности. При этом демонстративная гиперопека не имеет ничего общего с реальной заботой о чувствах и переживаниях ребенка.

В большинстве случаев родители стараются мотивировать признаки гиперопеки страхом за жизнь и здоровье ребенка. Им кажется, что малыш находится в постоянной, порой смертельной опасности, которая диктуется якобы изменившимся миропорядком. Хотя на самом деле большинство опасностей – плод воображения самих родителей. Форма гиперопеки, которая характеризуется постоянным страхом за жизнь и благополучие ребенка, в большинстве случаев обусловлена потребностью в психологической, материальной или физической защите самого родителя, а не реальной опасностью для ребенка. Такая форма гиперопеки часто встречается в семьях с низким уровнем материальной обеспеченности – родители экстраполируют свою неуверенность в будущем на детей, что порождает у ребенка ответное чувство беспокойства и зависимости от родителей.

В гармоничных отношениях с ребенком уровень протекции уменьшается по мере взросления малыша. Ребенку дается выбор во все больших сферах жизни. Однако существует такая форма гиперопеки, когда к уже подросшему ребенку родители продолжают относиться как к малышу. Порой такое отношение сохраняется на протяжении всей жизни и обуславливается тем, что чувство превосходства над маленьким, неопытным и беззащитным ребенком остается единственным способом самоутверждения для родителя. В таком случае взросление и обретение ребенком независимости пугает родителей не из-за новых вызовов на пути малыша, а потому, что они могут потерять источник самоутверждения. Сознательно или бессознательно родители стремятся удержать ребенка на стадии младенчества, воспринимая любые попытки обретения собственного мнения как личный вызов и стремясь дать им отпор. Такая форма гиперопеки опасна тем, что в конце концов ребенок может смириться с невозможностью конструктивного самоутверждения и перейти к опасным и даже извращенным формам обретения собственного мнения. Что в свою очередь делает родителей еще более уверенными в правильности гиперопеки. Такой замкнутый круг порой может на долгие годы растянуть процесс ментального взросления как детей, так и родителей.

Последствия гиперопеки и общественное мнение

Главное последствие гиперопеки – передача чувства постоянной тревоги детям, чье психологическое развитие еще не способно отделить реальную опасность от мнимой. Постоянное беспокойство родителей передается ребенку, что порождает неуверенность в себе, отсутствие самостоятельности, избегание рисков и ответственности. В статье для журнала для The Reason Ленор Шекази и Джонатан Хадит, основатели некоммерческой организации по борьбе с гиперопекой, говорят о том, что постоянная опека отнимает у детей время на «разгильдяйство», то есть время, когда они предоставлены сами выбирать чем себя занять, а значит, и сами несут ответственность за свои поступки.

Исследователи отмечают, что дети, выросшие в обстановке гиперопеки, относятся даже к самым обычным делам, таким как поиск работы, как к вселенской катастрофе, а общество воспринимают как страшную угрозу. Зачастую такие дети не имеют представления об окружающем мире, потому что их не допускали к его изучению из-за мнимых угроз.

Отсутствие самостоятельности – еще одно пагубное последствие гиперопеки. Психиатр Михаэль Винтерхуф рассказал немецкой газете Süddeutsche Zeitung о том, что дети, находившиеся под гиперопекой, во взрослой жизни часто не могут найти работу. Специалист говорит, что многие просто не приходят на уже назначенное собеседование, так как не в состоянии подготовиться, встать вовремя и принять ряд других решений – ведь уже выросшие дети все еще привыкли перекладывать ответственность на родителей.

Но даже те дети, кто смог осознать последствия гиперопеки, сталкиваются с негативной реакцией общества.

В том, что гиперопека – явление массовое, может убедиться, пожалуй, каждый из нас. Мы помним недавнюю историю о том, как пенсионерка в Екатеринбурге оттаскала за волосы 14-летнюю школьницу за желание открыть окно в жару. Про боязнь сквозняков, которая тоже является следствием гиперопеки, можно было бы написать отдельную статью. Достаточно привести слова журналиста Анастасии Мироновой, которая назвала боязнь сквозняков «нашей национальной чертой».

В личной беседе и на множестве форумов вы наверняка встречали рассказы о том, как родители или бабушки-дедушки провожали и встречали своих отпрысков из школы, не пускали гулять дальше своего двора, не разрешали пойти на дискотеку, дружить с интересными людьми, навязывали выбор профессии, потому что всегда лучше детей знали, что им нужно.

Также вы вполне возможно знаете истории о том, как уже выросшие дети, в попытках сбежать от родительского гнета, переезжают в другие города и страны, и тем не менее даже оттуда вынуждены отстаивать свое право на принятие решений и самостоятельную жизнь. Или же дети так и не находят в себе сил для возражения, оставаясь под крылом родителей всю сознательную жизнь.

И, конечно же, вы знакомы с часто встречаемым мнением о том, что всем нужно сначала самим родить ребенка, чтобы кого-либо винить; о том, что по достижении восемнадцати лет каждый может сесть в поезд и уехать жить своей жизнью куда угодно, если ему что-то не нравится, и вообще, вокруг развелось слишком много обиженных на мам, бабушек и мужей, а у самих рыльце в пушку.

Очевидно, что сегодня робкие попытки детей справиться с последствиями гиперопеки, как правило, сталкиваются с волной осуждения и непонимания в обществе. Многие все еще считают проблему надуманной, а ответственность перекладывают на самих детей. Говоря о проблеме гиперопеки, мы поможем тем, кто сталкивался с ней, осознать ее последствия и найти свой путь в жизни. Мы поможем таким, как я.

Личный опыт

Я неслучайно выбрал темой статьи гиперопеку. В настоящее время я, будучи отцом дочери четырех лет, борюсь за свое право на самостоятельные решения практически каждый день. Я прошел путь от полной защиты от угроз внешнего мира до неспособности принять самое обыденное решение, например, что купить к обеду. Я разобрался во всех психологических мотивах моих родителей – в детстве я был очень болезненным ребенком, а отношения матери и отца довольно сложно назвать гармоничными, мягко говоря. Думаю, два этих фактора сыграли ключевую роль в формировании гиперопеки как основы наших отношений. Я разобрался во всех путях выхода из положения и продолжаю работу над тем, чтобы найти свое призвание и научиться принимать решения.

До недавнего времени, пока я не стал замечать, как сам передаю свои страхи и переживания дочери, я думал, что гиперопека – это только моя личная проблема. Теперь же мне необходимо множество усилий, чтобы она не стала проблемой дочери.

Что можно сделать?

Родителям – идти к психологу. Поначалу я встречал эту рекомендацию в штыки, но потом убедился в ее действенности. Именно родитель несет ответственность за возникшую ситуацию с гиперопекой, как бы мы не оправдывали свои действия любовью к ребенку и заботой о нем.

Кроме того, мы каждый день можем работать над собой и совершать маленькие действия, которые в дальнейшем приведут к большим последствиям. Например – формировать самостоятельность ребенка с ранних лет, предоставляя выбор в одежде (красное или желтое платье), еде (пюре или рис), времяпрепровождении (парк или поездка за город). Начиная с таких маленьких вещей, вы увидите, что в предоставлении выбора ребенку нет ничего страшного, и научитесь делегировать ему решения посложнее.

Не ограждайте ребенка от внешнего мира, а знакомьте его с ним. Например, любимая история моей дочери – про тромбоциты, которые заделывают ссадины и порезы. Когда я ей об этом рассказал, я сам стал проще относиться к ее травмам. Теперь при падении с самоката я не думаю о травмпункте, переломах и катастрофических последствиях, а весело рассказываю дочери о тромбоцитах (на очереди у нас – книга «Интересный кишечник»).

Наконец – поддерживать своих детей. Ты сможешь, у тебя получится, ты обязательно сделаешь. Вместо - давай я сделаю это за тебя. Тогда и во взрослой жизни ребенок сможет найти в себе силы для решения проблемы и выхода из кризисной ситуации.

Гиперопека – это не сиюминутное явление, справиться с которым можно быстро и безболезненно. На протяжении всей жизни родители учатся не экстраполировать на ребенка свои несбывшиеся ожидания, не замещать его мечты своими, не отказывать ему в выборе. Желание учиться этому, а также понимание, что обратиться за профессиональной помощью – это нормально, во много раз повышают шансы ребенка вырасти в атмосфере взаимоуважения, а не гиперопеки.

Каждый родитель знает ту радость, которую малыш испытывает при достижении новых высот – будь то первая собранная пирамидка или удачный рисунок. Этот восторг обусловлен тем, что ребенок справился с вызовом, трудностью, страхом неудачи. Справился сам. Поэтому давайте не будем лишать их радости побед и преодоления, чтобы дети хотели жить реальной жизнью, а не миром грез.

Поделись статьей с друзьями