Редакция
5 November 2019

«Отношения отцов и детей не бывают исключительно плохими или хорошими. Даже в счастливом детстве есть место обидам и душевным ранам»: отрывок из книги «Ребенок в тебе должен обрести дом»

Вчера в издательстве «Бомбора» вышла книга Стефани Шталь «Ребенок в тебе должен обрести дом. Вернуться в детство, чтобы исправить взрослые ошибки», которая посвящена исследованию темы внутреннего ребенка и его влияния на нашу жизнь. С разрешения издательства НЭН публикует отрывок из первой части книги, рассказывающей о феномене внутреннего ребенка и том, как он вообще формируется в нас, за что отвечает и когда мы можем увидеть его проявления в своем поведении.

Модели нашей личности

В нашем поверхностном сознании личные проблемы порой кажутся неясными и трудноразрешимыми. Нам также иногда сложно понять поступки и чувства других. Мы не можем как следует разобраться ни в самих себе, ни в окружающих людях. При этом человеческая психика отнюдь не так сложно устроена. Проще говоря, структура личности делится на несколько частей. Так, в нас существуют детские и взрослые проявления личности, а также сознательный и бессознательный уровни психики. Зная структуру личности, можно работать с ней осознанно и решать многие проблемы, казавшиеся ранее неразрешимыми. Как это сделать, я хочу рассказать в этой книге.

Мною было уже отмечено, что «внутренний ребенок» является метафорой, описывающей бессознательные части нашей личности, несущие отпечаток детства. Внутреннему ребенку подчинены чувства: страх, боль, грусть, ярость, радость, счастье и любовь. Таким образом, наряду с положительной составляющей у этой части нашей психики есть отрицательные и грустные стороны. В книге мы поближе познакомимся с обеими сторонами и поработаем с ними.

Вместе с внутренним ребенком существует взрослое Я, так называемый «внутренний взрослый». Эта психическая структура включает в себя все рациональное и разумное, то есть наше мышление. В режиме взрослого Я мы можем брать на себя ответственность, планировать наши действия, поступать предусмотрительно, взвешивать риски и, конечно, регулировать проявления детского Я. Взрослое Я действует осознанно и обдуманно.

Зигмунд Фрейд, кстати говоря, был первым, кто выделил в структуре личности разные части. То, что в современной психологии обозначается как внутренний ребенок, или детское Я, он обозначил как «Оно», или «Ид». Взрослое Я Фрейд назвал просто «Я». Кроме этого, он выделил так называемое «Сверх-Я». Последнее является своего рода нравственной структурой внутри нас, которая в современной психологии называется родительским Я, или «внутренним критиком». Когда в нас говорит «внутренний критик», мы часто думаем: «Не валяй дурака! Ты ничто и ничего не можешь! Ты никогда этого не сделаешь!»

Новые терапевтические подходы, один из которых схемная (схематическая) терапия, подразделяют эти три главные структуры детского, взрослого и родительского Я на дополнительные части, такие как «травмированный внутренний ребенок», «радостный внутренний ребенок», «сердитый внутренний ребенок», «карающее» и «благосклонное» родительское Я. Известный гамбургский психолог Шульц фон Тун разработал целый ряд субличностей, живущих внутри человека, и ввел термин «внутренняя команда».

Однако в этой книге мне бы хотелось оперировать максимально простыми понятиями. Когда работа ведется сразу со многими внутренними структурами одновременно, она становится очень трудоемкой и утомительной. Поэтому я ограничусь только понятиями «радостного внутреннего ребенка», «травмированного внутреннего ребенка» и «внутреннего взрослого». Работы с этими тремя частями, по моему опыту, вполне достаточно для решения большинства личностных проблем. Понятия «радостного внутреннего ребенка» и «травмированного внутреннего ребенка» я решила заменить на понятия «Солнечный ребенок» и «Сумрачный ребенок». Они лучше звучат и передают суть. Эти обозначения придуманы не мной, а моей хорошей подругой и коллегой Юлией Томушат, издавшей в 2016 году замечательную книгу «Принцип Солнечного ребенка».

Солнечный ребенок и Сумрачный ребенок составляют вдвоем часть нашей личности, именуемой внутренним ребенком и отвечающей за наши бессознательные проявления. Солнечный ребенок и Сумрачный ребенок представляют собой разные состояния сознания. Это разделение носит скорее практический, а не научный характер. Мой многолетний опыт работы в качестве психотерапевта позволил разработать технологию, которая использует метафоры «Солнечный ребенок» и «Сумрачный ребенок» и ведет к решению почти всех проблем. Ограничение «почти» касается трудностей, которые можно отнести к объективным обстоятельствам: болезни, смерть близкого человека, война, природные катастрофы, насилие в любой форме. При этом необходимо отметить, что преодоление вышеперечисленного зависит от личности пострадавшего. Людям, которым ранее пришлось интенсивно бороться со своим Сумрачным ребенком, труднее, чем тем, кто находится под влиянием Солнечного ребенка, справиться с ударами судьбы. Ввиду этого люди, чья проблема относится скорее к ряду объективных причин, тоже могут почерпнуть что-то стоящее из этой книги. Но больше всего пользы она принесет тем, кто хочет решить бытовые проблемы, связанные со своей зоной ответственности. Это могут быть любые трудности в отношениях: депрессивные расстройства, стресс, страх будущего, нехватка оптимизма, панические атаки, навязчивые действия и т. д. Потому что такие проблемы возникают вследствие проявлений Сумрачного ребенка, или, другими словами, из-за нашей самооценки.




Сумрачный ребенок и Солнечный ребенок

Как мы чувствуем, что мы вообще способны испытывать и каких эмоций нам не хватает, зависит от нашего природного темперамента и детских впечатлений. Большое влияние оказывают на это наши подсознательные установки. Под установкой в психологии понимается глубоко укорененное убеждение, которое выражается в отношении к самому себе или в межличностных отношениях. Многие убеждения возникают в первые годы жизни, во время взаимодействия ребенка и близких людей. Это может звучать, например, так: «Я молодец!» или, наоборот, «Со мной что-то не так!». Как правило, на протяжении детских лет и последующей жизни мы усваиваем как положительные, так и отрицательные установки. Положительные вроде «Я молодец» возникали в ситуациях, когда мы чувствовали, что нас любят близкие и принимают такими, какие мы есть. Подобные установки делают нас сильнее. Отрицательные убеждения типа «Со мной что-то не так», напротив, возникали в ситуациях, когда мы чувствовали себя отвергнутыми и непризнанными. Они делают нас слабее.

Сумрачный ребенок охватывает отрицательные установки и вытекающие из них угнетающие чувства, такие, как печаль, страх, беспомощность или ярость. Отсюда же возникают так называемые стратегии самозащиты, которые мы развили, чтобы справиться с этими чувствами или даже вовсе их не испытывать. Наиболее типичные защитные стратегии: отчуждение, стремление к гармонии, перфекционизм, желание атаковать или все контролировать. Вопросы установок, защитных механизмов и чувств я подробно разберу позже. В данный момент тебе нужно понять, что Сумрачный ребенок несет ответственность за каждую область нашего самовосприятия, которая повреждена и, соответственно, лабильна.

Солнечный ребенок, напротив, олицетворяет наши положительные впечатления и добрые чувства. Он отвечает за все, что характеризует радостных детей: спонтанность, тягу к приключениям, любознательность, самоотверженность, жизненную энергию, жажду деятельности и жизнерадостность. Солнечный ребенок выражает здоровую часть нашей самооценки. Даже люди, несущие в себе тяжелый груз из детства, имеют вполне здоровые составляющие своей личности. В их жизни также случаются моменты радости и любопытства, когда Солнечный ребенок берет инициативу в свои руки. Тем не менее у людей с трудным детством Солнечный ребенок показывается слишком редко. Поэтому в данной книге мы будем особенно поощрять Солнечного ребенка и утешать Сумрачного ребенка в нас. Наша цель — успокоить Сумрачного ребенка и освободить достаточно места для Солнечного ребенка.

Надеюсь, к текущему моменту стало очевидно, что часть психики, находящаяся под влиянием Сумрачного ребенка, снова и снова создает нам проблемы. Прежде всего от того, что она действует из глубин подсознания и не подвергается рефлексии. Я бы хотела заострить внимание на этом, вернувшись к примеру Михаэля и Сабины, — когда Михаэль рассматривает свое поведение с позиции взрослого Я, он понимает, что его реакция слишком бурная. По этой причине Михаэль часто предпринимает попытки усмирить свой гнев. Иногда это ему удается, но в большинстве случаев — нет. Внутренний взрослый — иными словами, его думающий разум — не осведомлен о травмах своего Сумрачного ребенка, что и сводит на нет большинство попыток управлять гневом. Именно поэтому Внутренний взрослый не может повлиять на Сумрачного ребенка. Сумрачный ребенок определяет чувства, а внутренний взрослый отвечает за разум и не может контролировать действия своей души.

Если бы Михаэль захотел успешно регулировать свои приступы гнева, ему следовало бы признать взаимосвязь между своей детской обидой на маму и поведением Сабины. Он должен был бы принять тот факт, что его Сумрачный ребенок несет в себе многолетнюю обиду, которая каждый раз дает о себе знать, когда он считает, что его желания не берутся в расчет. В этот момент его Внутренний взрослый мог бы успокоить своего Сумрачного ребенка, сказав нечто подобное: «Слушай, то, что Сабина забыла купить твою любимую колбасу, вовсе не означает, что она тебя не любит и не уважает твои желания. Сабина не твоя мама. И Сабина, так же как и ты, не идеальна. А это значит, что и она может порой что-нибудь забыть, даже если это, как нарочно, твоя любимая колбаса!» С помощью такого принципиального разделения Сумрачного ребенка и взрослого в себе Михаэль смог бы не воспринимать забытую колбасу как отсутствие уважения и любви со стороны Сабины, а просто списать все на обычную человеческую оплошность. Такая корректировка в восприятии позволила бы вовсе избежать вспышки гнева. Таким образом, если Михаэль хочет обуздать свои приступы ярости, он должен вести свое сознание в сторону Сумрачного ребенка и его обид. И ему нужно научиться переходить в режим благосклонного и рассудительного взрослого Я, способного адекватно и при этом с любовью реагировать на импульсы Сумрачного ребенка, вместо того чтобы постоянно третировать Сабину.



Как развивается наш внутренний ребенок

Структуры Сумрачного ребенка и Солнечного ребенка закладываются преимущественно в первые шесть лет жизни. Именно поэтому первые годы жизни человека так важны: в это время формируется строение головного мозга со всей его нейронной сетью и ошибками в соединениях. Опыт, полученный в эту фазу развития в отношении близких людей, оставляет неизгладимый след в головном мозге. То, как мама и папа обращаются с нами, становится своего рода образцом для подражания при построении любых отношений в дальнейшей жизни. Отношение к родителям учит нас тому, что мы думаем о себе и о взаимоотношениях людей в целом. Наша самооценка возникает в эти первые годы жизни, и вместе с ней приходит доверие к другим людям или, напротив, недоверие к окружающему миру.

Однако стоит предупредить, что черно-белое мышление редко приводит к правильным выводам. Отношения отцов и детей не бывают исключительно плохими или хорошими. Даже в счастливом детстве есть место обидам и душевным ранам. Это проистекает из самой сущности начала жизни: мы приходим в этот мир маленькими, голыми и беззащитными. Младенцу важно для выживания найти рядом человека, который его примет и выкормит, иначе он погибнет. То есть после рождения мы еще довольно продолжительное время находимся в полностью зависимом жизненном положении. Поэтому Сумрачный ребенок, чувствующий себя слабым и зависимым, живет в каждом из нас. Кроме того, даже самые любящие родители не могут исполнять каждое желание своего ребенка. При необходимости они ставят ограничения. Прежде всего, речь идет о втором годе жизни, когда малыш уже может бегать, но встречается со стороны родителей с многочисленными запретами и ограничениями. Ему постоянно предписывают быть острожным, не ломать игрушки, не играть с едой, ходить на горшок и т. д. Ребенок часто чувствует, что делает что-то неправильно, то есть с ним «что-то не так».

Наряду с чувством неполноценности большинство людей упоминают и множество других внутренних состояний, когда они ощущали себя ценными и уверенными. В детстве мы переживали не только плохое, но и много хорошего: участие, защищенность, радость и удовлетворение. Поэтому в нас обнаруживается и такая часть личности, как Солнечный ребенок.

По-настоящему трудной для ребенка является ситуация, когда его родители в основном не справляются с воспитанием и заботой о нем и постоянно кричат на него, бьют или попросту пренебрегают его присутствием. Маленькие дети не могут оценить, насколько действия их родителей хороши или плохи. Ребенок видит маму и папу сильными и непогрешимыми. Когда отец кричит на него или даже бьет, то ребенок вряд ли подумает: «Папа не может справиться со своей агрессией и нуждается в психотерапии!» Скорее всего, он решит, что получает взбучку, потому что «сам плохой». Ребенок еще не научился говорить, он не способен даже подумать, что применение силы плохо, и только чувствует, что его наказывают и это ОН сделал что-то не так.

В целом, в первые два года нашей жизни мы на уровне чувств учимся определять, любят нас или нет. Весь уход за младенцем и маленьким ребенком связан с его телом: кормление, купание, пеленание. И особенно важно — поглаживание. Через поглаживание, любящие взгляды и тембр голоса близких людей ребенок узнает, рады ли ему на этом свете. В первые два года жизни мы полностью зависимы от заботы родителей и в это время возникает первичное доверие или же первичное недоверие, которое является следствием пережитого и жизненно важного опыта. Этот опыт крепко внедряется в телесную память. Люди с развитым первичным доверием на самом глубоком уровне своего подсознания чувствуют доверие к самим себе, что является определяющим основанием для такого же отношения к другим. А те, у кого первичное доверие не сформировалось, ощущают на этом уровне неуверенность и идут с ней к окружающим. Если человек развил в себе первичное доверие, то чаще всего он находится в режиме Солнечного ребенка. Если же ему не удалось развить это, большое влияние на его мироощущение оказывает Сумрачный ребенок.

Последние нейробиологические исследования доказали, что у детей, испытавших в первые годы жизни сильный стресс, к примеру в форме равнодушного к ним обращения, всю последующую жизнь уровень гормонов стресса повышен. А это делает взрослых уязвимыми к жизненным неурядицам разного масштаба: они реагируют сильнее и острее на факторы стресса и поэтому психически менее устойчивы, чем люди, которые в детстве чаще испытывали чувство уверенности и защищенности.

Разумеется, и последующие годы развития личности имеют большое значение и оставляют свои отпечатки. И, конечно, помимо родителей, появляются другие люди, способные повлиять на нас: бабушки и дедушки, учителя и одноклассники. Но мне бы хотелось в этой книге ограничиться только влиянием родителей или других главных близких людей на становление личности, потому как иначе книга станет очень объемной.

Наша сознательная часть разума не в состоянии сохранить в памяти взрослого Я первые два года жизни, даже притом, что они оставляют свои следы в подсознании. Большинство людей помнят себя с возраста, когда они ходили в детский сад, или позже. С этого времени мы осознанно запоминаем, как с нами обращались мама и папа и какое было у нас отношение к ним.



Отступление: речь в защиту самопознания

Рефлексия и анализ являются любимыми словами психологов, и у них есть на это причины. Рефлексирующий человек имеет хороший доступ к своим внутренним мотивам, чувствам и мыслям и может найти их психологические взаимосвязи с поступками. Поскольку он принимает во внимание и свои темные стороны, он может осознанно ими управлять. Так, например, он может вовремя заметить, что недостаток симпатии к коллеге в меньшей степени объясняется его неприятными качествами и скорее вызван завистью к его успехам. Как только человек сам себе в этом признается, он, скорее всего, придет к выводу, что было бы нечестно вредить коллеге. У него есть хорошие шансы сохранить добрые отношения на работе и управлять своей завистью изнутри. Именно благодаря пониманию этого чувства он может найти положительный выход из этой ситуации. Возможно, сконцентрировавшись на своих достижениях и на других причинах быть благодарным. Если бы этот человек не признал того факта, что успехи другого задевают его собственное эго, тогда бы бессознательно он стремился принизить более успешного коллегу в глазах других.

Этот маленький пример показывает, что важно не только найти решение своим проблемам, но и вести себя в обществе сознательно. Самопознание и рефлексия имеют не только значение для отдельно взятой личности, но и общественную ценность. Это в первую очередь касается таких чувств, как бессилие и проигрыш. Если оставить их без анализа, они могут переродиться в гипертрофированное стремление к власти и признанию.

Если человек идентифицирует себя с Сумрачным ребенком, это может привести к сильным когнитивным искажениям. С точки зрения Сумрачного ребенка, собеседник всегда сильнее его, и эта разница приводит к тому, что кажущемуся более сильным вменяются злые намерения. Это мы уже разобрали на примере Михаэля и Сабины. Поскольку Михаэль не осознает взаимосвязь между детскими обидами и своим гневом, он воспринимает себя как жертву Сабины, которая проявляет по отношению к нему «неуважение и равнодушие». В его глазах она становится виновницей, и словесная перебранка набирает обороты. В данном случае речь всего лишь про супружескую ссору. В других ситуациях по причине недостаточного самоанализа политические деятели могут проявить жажду власти, которая способна погубить целые народы. Поэтому мое намерение состоит в том, чтобы доказать читателям, что самопознание есть не только наикратчайший путь освободиться от личных проблем, но и прекрасная возможность стать лучше.



О чем должны помнить родители

Теперь нам ясно, что наши внутренние Сумрачный ребенок и Солнечный ребенок формируются под влиянием опыта, который мы получили в раннем детстве. Из этого логически следует, что воспитание играет существенную роль в нашем отношении к жизни: будем ли мы преимущественно находиться под влиянием Солнечного ребенка и иметь хорошую самооценку и веру в себя или будем сомневаться в себе и относиться к окружающим с недоверием, обуреваемые страстями Сумрачного ребенка.

Естественно, существуют разнообразные руководства по воспитанию, которые демонстрируют, как лучше всего обходиться с ребенком в разные периоды его развития.

Часто поднимается вопрос о том, как разрешить типичные конфликтные ситуации между детьми и родителями или как исправить неприемлемое поведение ребенка. С точки зрения психологии воспитание все же охватывает более фундаментальные темы: ребенок имеет различные психологические базовые потребности. Например, потребность в привязанности или потребность в признании. Родители, которым удается удовлетворить эти потребности в достаточной мере, имеют хорошие шансы вырастить человека, обладающего первичным доверием и верой в себя, равно как и доверием к окружающим его людям.

Известный исследователь психотерапии Клаус Граве изучал психологические базовые потребности человека и их значение для него. На его научные выводы я буду ссылаться в этой книге. На мой взгляд, исследование базовых потребностей — очень стоящее начинание, помогающее лучше понять своего Сумрачного ребенка. Потому что, двигаясь в этом направлении, можно убить двух зайцев сразу: с помощью четырех психических базовых потребностей, во-первых, легче понять свои детские переживания и систематизировать их. А во-вторых, эта выстроенная система помогает осознать актуальные проблемы взрослой жизни, поскольку в большинстве случаев они своими корнями уходят в детство. Наши психические базовые потребности, так же как и физические, не изменяются на протяжении жизни. Каждый раз, когда мы испытываем дискомфорт или, наоборот, удовлетворение, затрагивается одна или несколько базовых потребностей.

В идеальном случае мы чувствуем, что все наши базовые потребности удовлетворены, и тогда нам комфортно.

Но бывает, что мы ощущаем дискомфорт и замечаем, что нам чего-то не хватает. Четыре базовые психические потребности перечислены ниже:

● потребность в привязанности,

● потребность в самостоятельности и контроле,

● потребность в положительных эмоциях (радости),

● потребность в признании и собственном достоинстве.


Мне не приходит на ум ни одна психологическая проблема, которая не была бы связана с неудовлетворением одной или нескольких базовых потребностей. Когда Михаэль злится из-за того, что Сабина забыла купить ему колбасу, это происходит потому, что не реализуется его потребность в признании и собственном достоинстве.

Кроме того, и потребности в радости и контроле не удовлетворены. Каждый раз, когда мы расстроены, перенапряжены, испытываем страх или гнев, в игру вступают базовые потребности. Зачастую несколько из них или даже все одновременно не удовлетворяются. Когда мы, например, страдаем от любовных мук, задеты наша потребность в привязанности, а также потребность в контроле (потому что мы не можем оказать влияния на любимого человека) и потребность в положительных эмоциях, поэтому мы чувствуем себя глубоко обиженными и отвергнутыми, наша самооценка страдает. Поскольку разочарование всеобъемлюще, эти любовные переживания могут утянуть нас на самое дно.

Если рассматривать проблемы с учетом четырех базовых потребностей, то причины трудностей становятся яснее и понятнее. На первый взгляд большие проблемы сужаются до сущностного ядра. И тогда зачастую и находится их решение. Если Михаэль осознает, что его потребность в признании и любви не удовлетворяется, потому что Сабина забыла купить его любимую колбасу, он будет уже на шаг впереди. Черное пятно между раздражителем (забытая колбаса) и реакцией (гнев) станет немного светлее. Он сможет увидеть, что так сильно злится, потому что ущемлена его потребность в признании.

Один этот вывод поможет ему дистанцироваться от своей психической модели поведения, потому что он наверняка задумается, действительно ли его самооценка пострадала от забывчивости Сабины. Ответ, предположительно, отрицательный. На основании этого факта в следующий раз он отреагирует спокойнее. Но он, возможно, заинтересуется, что явилось действительной причиной такой обидчивости. Этот вопрос может привести Михаэля к осознанию того, что это чувство ущемленности (когда пренебрегают его желаниями и не замечают его) знакомо ему с детства. Возможно, он вспомнит разные ситуации, связанные с матерью. И не исключено, что в конце концов он увидит, что причина его злости вовсе не в Сабине, а в его отношениях с матерью. И таким образом, он сделает еще один шаг на пути к решению своей проблемы.



Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе