Нет, это нормально
«Знали бы они, откуда он вылез, — вообще расстреляли бы!»: Полина Волошина рассказывает историю травли в инстаграме, которую ей устроили за послеродовые фотографии
Мнения

«Знали бы они, откуда он вылез, — вообще расстреляли бы!»: Полина Волошина рассказывает историю травли в инстаграме, которую ей устроили за послеродовые фотографии

Писательница, журналистка и мать Полина Волошина ведет инстаграм, в котором рассказывает о жизни своего младшего сына Левы. Этот блог она завела почти сразу после родов, менее двух лет назад. И начала публиковать там истории из послеродовой жизни, освещая в том числе тему грудного вскармливания и показывая, как на самом деле выглядит тело женщины через несколько дней после того, как произвело на свет человека. Ее откровенность привлекла внимание целой толпы троллей, которые желали ей сгореть в аду за то, что она публикует фотки кормления грудью. Специально для НЭН Полина изложила все по порядку и сопроводила свой рассказ скриншотами. Сеанс дичи в рамках Недели ГВ начинается!


Нести просветительство в массы? Ахаха! Ну, ладно. Начнем сначала.

Сначала я просто родила и в процессе родов мне было не до фоток. Но сразу после, минут через 20, лежа на каталке с куском льда на животе и жестким тазом под попой, я все-таки дотянулась до телефона и сделала два снимка — на одном был коридор (не знаю зачем), на другом - мое лицо (интересно сохранить для семейной истории).

Фотографии отправились в телеграм мужу с попутным сообщением о том, что родился мальчик 4150. Муж написал, что пока он отвозил меня в роддом, собака сгрызла подушку (и он прислал фото подушки), а он уже час не вылезает из туалета, потому что «это все п****ц и адреналин» (фотографию адреналина он, к счастью, не прислал). Обменявшись бытовыми новостями о проводимом досуге, мы отправились по своим делам — муж уехал в офис, а я уехала в палату «переворачиваться на живот».

Публикация от Михайловы (@themikhailovs)


Лежа на животе фотографировать было нечего, зато когда мне разрешили вставать, а в палату прикатили смешного спящего мальчика, моего внутреннего фотографа прорвало. Я снимала младенца, снимала палату, снимала обед с супом, гречкой, тефтелями и компотом, снимала свое послеродовое тело, свою раздувшуюся грудь, и абсолютно все в тот момент мне казалось чрезвычайно интересным и важным для сохранения.

Еще через пару дней мне остро захотелось начать вести дневник всего происходящего, и я завела инстаграм @themikhailovs. Честно говоря, никогда ранее я не читала мамские инстаграмы, не смотрела, какие картинки принято выкладывать после рождения ребенка, и понятия не имела о том, что в инстаграме вообще может быть опасно. Для меня это была, пожалуй, самая мирная и невинная соцсеть, в которой, как мне казалось, люди делились симпатичными фотками из ресторанов и путешествий. «Пусть это будет инстаграм ребенка», — думала я. — «Я буду писать его от лица маленького викинга, выкладывая реальные фотки без прикрас! Фотки, конечно, не самые ванильные, но зато они будут сопровождаться смешным текстом…». Когда-то давно я работала сценаристом, а потом даже придумывала детские сказки, так что, видимо, рождение ребенка подхлестнуло желание срочно начать новый литературный проект. И я его начала.

Подписчиков было мало, но меня это ничуть не волновало. В некотором смысле этот аккаунт представлялся мне черновиком будущей книги. Причем, книги не для издательств, а для семьи.

Публикация от Михайловы (@themikhailovs)


Несколько раз в день я влезала в инстаграм, получала свои два с половиной лайка и постила новую фоточку. И вот однажды, при очередном обновлении ленты, в нижнем правом углу экрана высветилось 211 новых комментариев. Что? Это какая-то ошибка? Или кто-то из звезд нашел мой аккаунт, дал на него ссылку и теперь там сотни восхищенных сердечек?


«Ну ты и у*бище!», «Меня сейчас вырвет!», «Надеюсь, когда твой сыночек вырастет он у*бет тебя за эти фото», «Как тебя муж еще не прибил?», «Лучше бы у таких как ты детей отнимали!» и прочая «фу бл*». Ох, это совсем не то, что я ожидала увидеть!

Как потом выяснилось, ссылка на мой аккаунт была размещена в популярном паблике, где в стиле «ШОК! Еб*нутая мамаша извращенка издевается над своим младенцем! Что творится в ее голове?» были выложены фотки кормления ребенка.

Первый день оскорбления сыпались, как из рога изобилия, и исчислялись сотнями. Разъяренные толпы защитников нравственности (в основном от 10 до 15 лет, но были и тяжелые случаи за тридцать) называли меня мразью, желали смерти, лишения родительских прав (Серьезно! За то, что я тычу младенцу в лицо голой сиськой! Знали бы они, откуда он вылез, — вообще расстреляли бы!), ну и прочих страданий. Впервые в жизни я увидела массовое нашествие малолетних чайлдфри, и пятиклассницы, чьи инстаграмы были заполнены одинаковыми селфяшками на фоне классной доски, писали мне: «Я лучше сдохну, чем рожу. Не хочу становиться такой уродиной!», «Как тебе не стыдно показывать свое изуродованное тело!» (на фотку с торчащим животом, сделанную на третий день после родов) или просто писали: «Ты бы еще п*зду свою показала».


На второй день большая часть комментаторов как будто очнулась и стали появляться робкие замечания вроде «а блог-то прикольный», потом поклонников стало больше обвинителей, и в итоге за два с половиной дня прибавилось +700 подписчиков. На мужской половой пипирке я вертела такой пиар (все произошло на пятый день после родов, так что гормоны еще бушевали, ранимость была повышенная, и я правда была готова выйти в окно от такого количества ненависти), к тому же с этого момента в игру вступил сам сервис инстаграм — меня постоянно выбрасывало из собственного аккаунта, потом мне просто не давали залогиниться, требуя удаления фотографий, а потом часть фотографий удалили самостоятельно, вместе с историями и комментариями.


Если вам интересно, что так потрясло читателей, то вот единственный уцелевший пример «отвратительной» фотки и «возмутительного» текста, которые я успела сохранить до того, как их удалили из инстаграма.

«Сегодня ночью, на 3 день после родов, к маме внезапно пришло молоко и на этой фотке видно мамины “бидончики”. Нам с папой они очень нравятся, а мама говорит, что ничего хорошего в этом нет, что это гиперлактация, что ей больно, что каждая сися размером с арбуз и весит тонну, и такое ощущение, будто они сейчас взорвутся. Бабушка говорит, что надо прикладывать капустные листья, подруга Катя говорит, что надо делать массаж и мазать кремом для рассасывания уплотнений, 50% интернета говорит, что нужно обязательно сцеживаться, а остальные 50% говорят не сцеживаться ни в коем случае. Мама в шоке, ходит, придерживая сиси руками, и говорит, что у нее “отваливается спина”. Я расстроен только тем, что не могу все это съесть — молока залейся, вот только оно не льется:( Чуть не умер от голода, так что меня опять накормили какой-то смесью из шприца. Все очень сложно!

Публикация от Михайловы (@themikhailovs)


Вот такая милая русская версия пропаганды здорового отношения к своему послеродовому телу и грудному вскармливанию получилась. Но зато теперь я неиллюзорно представляю, в каком бескрайнем океане серости и мракобесия растут наши дети и как же мы еще далеки от светлого будущего. Но мы туда обязательно доплывем по быстрым молочным рекам, бессовестно «тыкая голыми сиськами прямо в лицо ребенку».

Поделись статьей с друзьями