Ирина Зезюлина
8 October 2020

«Мы не соприкасаемся с темой родительства, пока сами не станем родителями, а потом понятия не имеем, что делать с этими детьми»: почему важно учиться быть мамами и папами

Колумнистка НЭН и Chips Journal Ира Зезюлина не только пишет тексты для обоих наших изданий, но еще и придумывает мемы для последнего. Когда ей нужно вдохновение, она не только ищет его в своей семье. Но и просматривает тематические группы и паблики, читает истории родителей и детей, анализирует опыт других мам, пап и их отпусков, а затем пускает полученную информацию в работу. Но в этой колонке она расскажет не столько про работу, сколько про то, что она видит в процессе, о чем думает и как один случай помог ей поразмышлять о том, что родительству необходимо учиться.

Возможно, вы знаете, что кроме колонок я делаю мемы для Chips Journal. Да, я та самая «вычтозамнойследите!?». Так вот, по долгу службы я часто сижу на страничках для подростков и ищу вдохновения для создания мемов. Иногда там можно встретить смешную картинку или ситуацию — и это помогает придумывать мемы на родительскую тематику.

И встретила я как-то там вот такой пост:

Как видите, 12 тысяч лайков от подростков и сотни комментариев о том, что так и надо разговаривать с детьми, иначе они будут «неженками».

Мне стало грустно, потому что все эти дети когда-то станут родителями, и судя по лайкам этой записи, не самыми отзывчивыми.

А потом я вспомнила себя в 16 лет: ботфорты до ушей, стрелки до ушей и юношеский максимализм, граничащий со здравым смыслом. Я терпеть не могла детей и осуждала тех, у кого они появлялись. Держала ли я ребенка на руках до того, как у меня появился свой? Нет. В моей семье я была младшим ребенком.

К чему я это все рассказываю? Мне кажется, что я со своими мыслями была не одна. Вот они — последствия жизни в нуклеарных семьях. Мы не соприкасаемся с темой родительства, пока сами не станем родителями, а потом понятия не имеем, что делать с этими детьми. У нас просто нет примера, нет этого опыта.

Помню, когда у меня родилась дочь, я думала, что история про «дать ребенку проораться» и не носить его лишний раз на руках — хорошая идея. Стыдно вспоминать. Хорошо, что тогда, в самом начале мне попалась книга «Тайная опора» Людмилы Петрановской, и мой мир перевернулся. Я жадно глотала теорию привязанности и все казалось таким логичным. И почему я сама до этого не додумалась? Наверно потому, что меня воспитывали по-другому, так, как воспитывали всех детей того времени: «Вставай! Перестань плакать! Как тебе не стыдно!». Нас хотели вырастить сильными, но получилось то, что получилось.

После «Тайной опоры» были и другие книги, потом я нашла материалы НЭН, которые поддерживали и показывали, что теперь я все делаю правильно (а если и не совсем правильно, то все равно молодец). Так я поняла, что родительству нужно учиться, и очень жаль, что мне пришлось это постигать уже с ребенком на руках. Это как идти работать в любую сферу без образования — со временем ты, возможно, и станешь неплохим специалистом, но энергии уйдет гораздо больше, да и дров можно успеть наломать.

Вот почему меня так задел этот пост — мне хотелось кричать: ребята, любовью и поддержкой нельзя избаловать! Пассивная агрессия со стороны родителей не сделает ребенка сильнее! Унижение — это не воспитание!

Конечно, я ничего не написала, потому что вступать в полемику в группе мемчиков для подростков — так себе идея. Но некоторые выводы для себя я сделала:

  • Если показывать ребенку любовь и поддерживать, если придерживаться принципов гуманного воспитания без угроз, давления и унижения, скорее всего, он будет хорошим родителем (если захочет им стать, этот выбор тоже нужно уважать).
  • Вокруг все еще полно людей, которые считают, что младенцы умеют манипулировать, а плачущий мальчик вырастет нюней.
  • Эти люди могут изменить свое мнение. Я же смогла. Отдельное спасибо за это Людмиле Петрановской и, конечно, НЭН.
Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе