Love is…: не только популярная жвачка, но и большая любовь с трагическим финалом

Если вы росли в 90-е — вы помните вкус любви. Сладкий, химозно-клубничный (иногда — банановый или мятный), притягательный и манящий. Жвачка Love is… была необычайно популярна.

Фото: loveiscartoon.com

Любили ее за приятную тягучесть (пузыри!) и трогательные вкладыши, которые многие с увлечением коллекционировали. Мало кто знает, что первые комиксы для вкладышей из Love is… были автобиографическими, и за историей придуманных мальчика и девочки стояла настоящая история любви.

Художница-хиппи

9 сентября 1941 года в новозеландском Окленде, далеком от европейских потрясений, родилась девочка, которую назвали Мерлин — в честь мамы. Позже, чтобы не путаться, она предпочитала представляться Ким. Ким Гроув.

Когда девушке было 19 лет, она решила отправиться в путешествие: повидать родную Новую Зеландию, соседнюю Австралию и уж совсем далекие Европу и США. Миром в то время, что бы там ни думали себе политики, правили хиппи. Очарованная этой субкультурой Ким колесила по свету, знакомилась с интересными людьми, зависала на концертах, носила фенечки и рисовала — она всегда любила рисовать.

В 1967 году она решила, наконец, осесть в Лос-Анджелесе. «Город Ангелов» считается местом жарким, однако и там были свои горнолыжные клубы. Активная и неуемная Ким записалась в один из них. Там она познакомилась с инженером ЭВМ Роберто Касали, который был родом из Италии.

Влюбленная художница

Вскоре между молодыми людьми зародилась симпатия, переросшая в отношения. Окрыленная Ким начала рисовать на открытках и на салфетках забавных пузатеньких человечков — мальчика и девочку. К каждой такой зарисовке она добавляла подпись «Любовь — это…» — и далее пояснение.

Позже Ким напишет: «Я делала маленькие зарисовки, чтобы выразить, что я чувствую… Это было все равно что вести дневник моих эмоций, где описано, как росла моя любовь. Сначала я нарисовала капельку, которая стала девочкой (это должна была быть я). Она испытывала все эти фантастические чувства. Потом я нарисовала другую капельку — мальчика, который был причиной этих чувств».

Роберто был в восторге от рисунков Ким. Он трепетно хранил каждую салфетку, открытку, блокнотный листок, на котором его возлюбленная изливала свои чувства. Девушка была изобретательна — она прятала листочки с рисунками под подушку возлюбленного, в его перчатки, карманы, бардачок машины и в ящик комода. Роберто их находил — и радовался.

Вскоре влюбленные обручились. Ким устроилась на работу секретарем в дизайнерскую компанию, где составляла небольшие буклеты со своими очаровательными карикатурами, которые продавала по доллару за штуку. Постепенно о ней стали узнавать люди, популярность Ким и ее творчества росла.

Роберто и до этого считал рисунки своей невесты настоящим сокровищем, но теперь он понял — они ценны не только для него. Мужчина собрал свои сокровища и показал их одному знакомому журналисту из Los Angeles Times. Тот ожидаемо пришел в восторг, и 5 января 1970 года на последней полосе газеты вышла первая часть комикса, подписанная скромно: «Ким».

Надо сказать, что комикс вышел практически одновременно с фильмом «История любви» с Райаном О’Нилом в одной из главных ролей. Слоган фильма: «Любовь не требует извинений» — привлек внимание к комиксу, и, в свою очередь, позволил Ким создать одну из самых знаменитых своих картинок: «Любовь — это… быть способным извиниться».

Вскоре комиксы «Love is…» стали настолько популярны, что их начали печатать на календариках, футболках, кружках, открытках и магнитах.

А Ким и Роберто поженились — в 1971 году, в той же самой новозеландской церкви, где когда-то обвенчались родители Ким. Невеста надела венок из маргариток и фату чуть ниже плеч — такую она чуть ранее нарисовала «своей девочке» в комиксе.

Художница-мама

В 1974 году у пары было уже два сына и они планировали еще как минимум двух детей. Парочка пузатых человечков в комиксах тоже обзаводилась детьми, домашними животными, строила совместный быт — и была счастлива. Реальные Ким и Роберто переехали в Великобританию и были полны планов на будущее: их доход от публикации комиксов составлял от четырех до пяти миллионов фунтов стерлингов в год — чего бы и не планировать?

Но в 1975 году у Роберто обнаружили рак яичка в последней стадии. Врачи разводили руками и не давали оптимистичных прогнозов. Ким перепоручила создание комиксов лондонскому карикатуристу Биллу Эспри, а сама проводила все свое время с мужем и детьми. Роберто боялся операции, но в конце 1975 года решил ее сделать, чтобы продлить свою жизнь хоть немного. Однако операция не помогла.

На Рождество Ким попросила не кольцо с бриллиантом, а еще одного ребенка. Пара решила не оставлять попыток зачать естественным путем, но на всякий случай заморозила сперматозоиды Роберто. В марте 1976 года Роберто умер, а комиксы Love is… стали мрачнее, потому что отныне в них была только девочка и могильная плита.

Художница-вдова

Ким была убита горем, но у нее все еще оставалась возможность родить ребенка от любимого мужчины. Женщина прошла через несколько попыток искусственного оплодотворения, и 10 июля 1977 года родила третьего сына. Британская пресса называла это чудом. Христианская общественность на всякий случай решила художницу осудить. Ким отвечала: «Мы пытались завести ребенка посредством искусственного оплодотворения до смерти Роберто. Если бы мой муж был жив, Мило был бы зачат в браке. Что меняет смерть Роберто?»

Ким Касали в середине 80-х переехала в Австралию, купила ранчо и разводила лошадей, затем в 1990 году вернулась в Англию. В 1997 году женщина умерла — тоже от рака.

Старший сын Ким и Роберто — Стефано — унаследовал компанию Minikim, основанную родителями. Над комиксами по-прежнему работает Билл Эспри (посмотрите, какой трогательный у него сайт!). Дарио и Майло Касали стали гейм-дизайнерами и работали над Doom2: Plutonia Experiment, Half-Life, Half-Life2, Portal — и много чем еще.

Как же комиксы оказались в жвачке?

А это — отдельная и забавная история. Любовь — универсальная тема, неудивительно, что продукцию с милыми влюбленными выпускали в 50 странах мира!

В 1990 году в Турции наладили производство той самой знаменитой жвачки. К середине 90-х она добралась до России, где стала ужасно популярной. А Билл Эспри об этих турецко-российских поклонниках был ни сном ни духом до 2008 года — пока у него не решили взять ностальгическое интервью.

Это было так:

— Алло? Билл Эспри?

— Да. Что вам нужно?

— Простите. Это журнал «Большой город». Мы тут делаем специальный женский номер. А вы ведь тот самый человек, который рисовал вкладыши для жевательной резинки. С сюжетами про любовь.

— Что, простите, я рисовал?!

— Ну вкладыши. С сюжетами. А у нас такой национальный праздник, 8 Марта, немного похожий на День святого Валентина. Ну примерно.

— А, понятно. Со мной обычно связываются накануне всяких романтических праздников. Поэтому я терпеть не могу давать интервью. Но жвачка-то тут при чем?!

— Ну как же… Жвачка. Вкладыши. В России картинки «Love is…» вкладывали в жевательную резинку турецкого производства фирмы Intergum…

— Да ладно! Мои картинки в жевательной резинке? Господи спаси! Нет, правда? Впервые слышу. Я слышал, что лет десять назад итальянцы даже наладили производство шоколадных конфет-поцелуйчиков со вкладышами «Love is…», но вот про это… Нет, я вообще не в курсе. Да я и жвачку-то не очень люблю. В детстве пережевал.

Love is… стал одним из самых успешных брендов 90-х, а персонажи этих комиксов до сих пор живы и узнаваемы. Хотя Ким и Роберто больше нет, их любовь, их детище и их дети продолжают здравствовать.

Новости Кейт Миддлтон диагностировали рак
После длительного молчания, породившего немало слухов, Кенсингтонский дворец выступил с официальным заявлением.