Редакция
28 October 2019

«Мы любим всех своих десятерых детей, но можем целовать только двоих»: монолог читательницы НЭН

Каждый раз, получая письма от тех, кто хочет поделиться своей историей о перинатальной утрате, мы думаем о том, как много на самом деле еще не высказанного горя. Как часто видим, что тем, кто столкнулся с такого рода потерей, не хватает видимости, поддержки и такта окружающих, бережного отношения и искреннего сочувствия. Но мы также видим, что эта ситуация меняется — родителям, прошедшим через утрату, наконец стали уделять внимание и оказывать им помощь. Надеемся, что НЭН тоже может считать себя частью этого круга поддержки. Сегодня мы публикуем историю, которую нам прислала наша читательница, пожелавшая сохранить анонимность.

Забеременела я через три месяца после свадьбы, а счастье и планы на будущее рухнули через месяц — кровотечение и чистка. Помню, как сидела у входа в операционную, и все тело трясло мелкой дрожью, а на столе текли слезы. Заведующий гинекологическим отделением, старенький дедуля, подошел, положил руку на плечо и с его поддержкой ушла в наркоз.

Следующий год был сложный: слезы и каждый цикл ожидания двух полосок — и снова слезы. Никто, кроме мужа, не знал о происходящем.

И вот, год спустя беременность, две полоски, хороший рост ХГЧ. Восемь недель — замершая. И все опять по кругу, чистка, восстановление, ожидание, но ожидание и слезы очень быстро сменились злобой на мир, на всех вокруг, а тем более на вопрошающих.

На третий год замужества долгожданные две полоски и страх, страх дышать, двигаться, говорить и думать. И все снова трагично. Пришло безразличие.

И вот с тремя потерями я задумалась о необходимости ЭКО. На тот момент мое психологическое состояние было ужасным, я даже предлагала мужу развод и не тратить со мной время, а жить счастливой другой семьей.

Перед процедурой ЭКО мне решено было провести полное обследование. Причину неудач выявило кариотипирование — генетическая проблема. И тут небо рухнуло: таблетками этот недуг не лечится. Я училась жить с мыслью, что детей у меня быть не может.

Но у меня были великолепные врачи, которые предложили эксперимент и все-таки провести забор яйцеклеток и получившимся эмбрионам сделать предимплантационную генетическую диагностику.

Наука дала мне надежду и стимул жить. Результаты были плохими, ни один эмбрион к подсадке не был рекомендован. Приняв это, я приступила к выбору донора яйцеклетки. Сказать, что это сложно принять психологически, - ничего не сказать, но я твердо решила, что буду матерью вопреки всему — и стала.

Пережив пять неудачных подсадок, из которых две были замершими беременностями, я стала матерью. Экстренное кесарево на сроке 36 недель, тяжелая преэклампсия, реанимация, и мы - счастливые родители здорового ребенка.

Спустя некоторое время задумались о «втором» ребенке (а именно так все выглядело для окружающих) и воспользовались услугами суррогатного материнства.

Имитация беременности, страхи за сурмаму, все психологические кризисы с принятием того факта, что это мой ребенок, хоть я его и не ношу и не являюсь генетически матерью. Сколько мы всего пережили!

Переживали мы все с мужем вдвоем, не доверяя это даже психологам. И зря, ведь перинатальная утрата требует профессиональной помощи.

Мы любим всех своих десятерых детей, но можем целовать только двоих.

Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе