Редакция
2 July 2019

«Я понимаю, что это потеря, которая всегда будет со мной»: монолог женщины, пережившей внутриутробную гибель плода

В прошлом году НЭН публиковал серию текстов, посвященных очень тяжелой теме — перинатальным утратам. У нас вышло несколько материалов, героини которых делились своими опытом и рассказывали, как они пережили свои потери, что помогло им справиться и чего им не хватало в самый острый период борьбы с болью. Сегодня мы вновь обращаемся к этой теме и представляем вам монолог нашей читательницы Маши Бутусовой, которая рассказала о том, как потеряла ребенка на 28-й неделе беременности. Вы можете подписаться на Машу в инстаграме, где она также делилась своими переживаниями — возможно, вам захочется написать ей и пообщаться.

Это была долгожданная, запланированная беременность. Мы с мужем были молодцы: мы очень любим друг друга, с 18 лет вместе, оба очень хотели ребенка, оба уже стали классными специалистами, я готова была взять паузу в работе, я была в своей лучшей физической форме, у нас все в порядке было с финансами. В общем, все по ГОСТу. И беременность протекала идеально! И даже токсикоз был, — говорят, это признак здоровой беременности.

Я платно велась в одной из лучших клиник Москвы, мы откладывали деньги на роды по контракту, я внимательно относилась к своему питанию и занималась йогой, собиралась на курсы для беременных и читала самые лучшие научные книги о материнстве. У меня была очень чуткая, внимательная гинеколог: я прошла все необходимые обследования, но ничего лишнего.

Самая счастливая на свете, 10 ноября я ушла наконец-то в декрет, в эту чарующую страну отдыха, долгого сна, вкусной еды и полезных прогулок в парке. Вся приготовилась быть расслабленной, готовиться к родам и встрече с малышом.



А 16 ноября я перестала быть беременной. На 28 неделе сердце моего ребенка вдруг остановилось. Научным языком это называется антенатальная гибель плода. Причина — неизвестна.

После УЗИ в клинике, где подтвердили диагноз, скорая отвезла меня в роддом, мне вызывали роды, я прожила этот опыт целиком. Теперь мой организм будет считать мои последующие роды вторыми. Мне такой несправедливой кажется эта ситуация — какие вторые роды, когда первого ребенка у меня нет? Хотя у меня даже было молозиво. А у нашего нерожденного ребенка было имя. Все было, только мы с мужем ушли из роддома вдвоем.

Еще лежа в палате (меня, как и всех рожениц, наблюдали 3 дня), я стала судорожно искать хоть какую-нибудь информацию о том, что произошло. Как это случилось? Ведь такой большой срок! Ведь все же было хорошо! Я же все делала правильно.

Спустя время, опять пройдя обследование (возможные причины: внутриутробная инфекция, тромб, отклонения в развитии у ребенка, не подтвердились), я нашла только одно слово, которое объяснило мне, что произошло — случайность. Я понимаю, как странно и наивно это звучит. Но это так и есть. Мы случайно попали примерно в один процент несчастных, и наша медицина пока не может объяснить причины этих несчастий. Нам ничего не оставалось, кроме как просто принять и смириться.

Я очень благодарна роддому, в котором у меня проходили роды. Меня никто не обижал, со мной были ласковы и сочувствовали мне. Мне выделили одноместную палату, заранее убрали оттуда детскую кроватку, разрешили мужу навестить меня.

Я хочу сказать, что это жуткий опыт. И я понимаю, что это потеря, которая всегда будет со мной. Мне было очень тяжело общаться с людьми, которые не знали, что случилось, а просто видели, что мой беременный живот вдруг пропал. «Ого, вы уже все?», «Примите наши поздравления!», «Как назвали?». Мне хотелось злиться, проклинать всех этих людей, которые лезут ко мне в душу со своими жестокими словами. Но я понимала, что это самая нормальная реакция, когда ты видишь, что чей-то беременный живот пропал. Никто не думает заранее про один процент несчастных прежде, чем начать поздравлять. И правильно делает.

Мы спаслись. Нас обошла стороной депрессия, наши отношения не пострадали, наша вера в то, что мы все равно хотим стать родителями, не разрушилась. Я несколько раз ловила себя на том, что если уж этому и суждено было случиться, то и пусть, что сейчас. Будь я на несколько лет моложе, мне бы не хватило сил. А так, я смогла защититься от неаккуратных комментариев (я правда думаю, что люди не говорят гадости со зла. Все эти «родишь еще», «на то воля божья», «вы еще молодые» — результат простого незнания и неумения выражать сочувствие), я не стала винить себя — а это прям первое, что приходит в голову.



Ужасно хочется найти причину, и если ее объективно нет извне, значит, она внутри. Я позволяла себе горевать и плакать столько, сколько я хочу. Мне было очень грустно несколько месяцев, и я не делала вид, что это не так. Еще я понимала, что так будет не всегда, что такая сильная боль рано или поздно отпустит. И я ждала этого момента.

Честно, меня никогда не покидало желание снова забеременеть. Чувствовала себя призраком, у которого есть незаконченное дело из прошлой жизни. Страх, что все может повториться, был жуткий. Но желание стать мамой и надежда на то, что случайности не повторяются, было сильнее.

Сейчас я на пятом месяце беременности, а рожать в ноябре. Не то чтобы я рада такому стечению обстоятельств, но что поделать. Лишь бы не 16 числа. Где-то глубоко внутри я хочу, чтобы в этот день больше никогда ничего не происходило. И на роды я пойду в тот же самый роддом, к тем же врачам. Потому что я там уже была, и мне там помогли.



Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе