Редакция
25 May 2017

История одного мастита в фотографии без прикрас

Британка Реми Пирс, мама маленького Руди, спустя год после начала лактации, написала честный и понятный многим женщинам пост о трудностях грудного вскармливания. Она сопроводила свою запись фотографией, на которой запечатлена в аду мастита. Честно говоря, смотреть на этот снимок больно. Вот что она рассказала.

Это мастит. Через год после начала грудного вскармливания я готова поделиться своей историей. Грудное вскармливание далось мне непросто. Молоко пришло на пятый день. Я и не знала, что этот процесс может занять так много времени, более того, я даже не понимала значение слов «приход молока» (потому что никто мне про это не рассказал).

Я была единственной в послеродовой палате, кто решил кормить грудью. Одна женщина собиралась кормить, но через 12 часов перевела младенца на смесь, потому что у нее «не было молока» (ведь она тоже ничего про это не знала).

Камушек в груди
Лайфхаки
Камушек в груди

Пока все остальные младенцы мирно спали с набитыми животами, мой сын орал и плакал, вися у меня на груди (что еще за частые прикладывания? Никто мне про них не говорил).

Когда меня выписали, проблемы только усугубились – мой сосок буквально треснул надвое. Мне никогда раньше не было так больно. Я с ужасом ждала каждого прикладывания и кормила со слезами на глазах до тех пор, пока все не пришло в норму (никто никогда не говорил мне, что кормление может быть болезненным, никто не учил меня тому, что такое правильный захват и как он вообще должен выглядеть).

Оказавшись в общественном месте, я шла кормить в туалет или брала с собой сцеженное молоко в бутылочке. Я стеснялась и не хотела стеснять других. Это привело к закупорке протоков и нагрубанию груди (сейчас я свободно кормлю на публике, **ать это отсталое общество). Потом у меня начался мастит.

Помню, как проснулась в три часа ночи, меня колотило, я оделась, взяла еще одно одеяло и попыталась накормить сына. Боль. Это было мучительно. Я дрожала и потела, но промерзла до костей. В пять утра я разбудила своего парня и сказала ему, что мне нужно в больницу. Пришел мой отчим, он врач, измерил температуру, сказал, что она высоковата, велел выпить парацетамол и поспать. И вот уже семь утра, я не сплю, меня тошнит, снова измеряем температуру, а там 40 градусов. За одну ночь у меня развился сепсис. Потому что я не сумела распознать признаков мастита (например, покраснений на груди я не видела).

Меня отвезли в реанимацию, поставили морфин, дали противорвотное и самые сильные антибиотики, которые только можно было. И разлучили меня с ребенком на две ночи. Я была разбита.

Во время моего пребывания в больнице я неоднократно просила медсестер принести мне молокоотсос, объясняла, что если не сцежусь, будет еще хуже (и стало). Но медсестры говорили что-то вроде: «Это не так просто, у нас тут не очень много кормящих мам».

Было еще много всего, но моя основная мысль такова: ужасно, как мало поддержки и знаний у женщин, которые решили кормить грудью. Я не имею в виду осведомленность о пользе грудного вскармливания и борьбу за поднятие его рейтингов. Я имею в виду общие знания об основах грудного вскармливания, прикладываниях и кластерном кормлении, о проблемах, которые могут возникнуть, о том, как их распознать, как избежать и что делать, если что-то пошло не так.

Активный переход на смеси в 60-х-70-х сломал привычную схему передачи знаний о грудном вскармливании из поколения в поколение (и я знаю, что смесь спасает жизни и служит благим целям). Но в прошлом мы были бы окружены мамами, тетями, сестрами и подругами, обладающими ценными знаниями и опытом. Но многие из современных бабушек и мам вообще не знают, как помочь, потому что никогда не кормили грудью.

Женщины не рожают в одиночестве, но они вынуждены налаживать лактацию в одиночестве. Они не делятся своим опытом, и поэтому так часто для многих грудное вскармливание заканчивается, так и не начавшись. Уровень грудного вскармливания в Великобритании ничтожно низок, система здравоохранения и общество в целом не помогает кормящим матерям. Я знаю некоторых специалистов, которые почти агрессивно насаждают идею о том, что грудное молоко – лучшее, что мать может дать младенцу, но при этом не оказывают реальной поддержки женщинам после родов.

Грудное вскармливание – это сложно. Ему необходимо учить и учиться. Это как учиться ходить, говорить, читать, писать – да, это естественно, но не всегда легко. И это то, что я должна была знать, но не знала, могла знать, но не узнала, потому что уровень грудного вскармливания низок, а общество объективирует грудь. Если молодые матери будут знать, как все это порой трудно, они начнут интересоваться, ходить на курсы, обращаться к форумам и задавать вопросы. Но мы этого не делаем, потому что предполагаем, что лактация – это так же просто и естественно, как дыхание. Потому что никто никогда ничего нам не рассказывал.

Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе