Нет, это нормально
Рожающее Средневековье 2: королевские традиции деторождения, которые (к счастью) не дошли до наших дней
Ликбез

Рожающее Средневековье 2: королевские традиции деторождения, которые (к счастью) не дошли до наших дней

На случай, если вы пропустили: во-первых, у нас уже выходил текст, который назывался «Рожающее Средневековье», так что это его сиквел, а во-вторых, герцогиня Сассекская Меган Маркл и ее супруг принц Гарри ждут ребенка. В связи с этим медиа по всему миру стоят на ушах. Мы тоже решили поддаться всеобщему безумию и составили путеводитель по деторождению в королевских семьях прошлого. К счастью, все эти традиции в общем и целом уже не соблюдаются. Но их отголоски все равно иногда слышны.


Роды в толпе

Беременные королевы давних времен почти никогда не оставались одни — за ними постоянно следовали придворные дамы благородного происхождения. Они должны были сопровождать королевских особ в положении фактически везде, включая и непосредственно сами роды (и даже смерть).

Например, Мария Антуанетта рожала в Версале в окружении нескольких десятков человек. И это только те, кого пустили непосредственно в комнату, где проходили роды (некоторые даже пытались забраться на мебель, чтобы получше видеть происходившее), остальные просто находились в этот день во дворце и знали о том, что она рожает — об этом было сообщено с началом схваток.

Когда Екатерина Медичи родила первого ребенка, ее свекор, король Франциск I, потребовал не только предоставить ему все данные о младенце (включая время рождения), но и продемонстрировать послед, чтобы убедиться, что роды правда состоялись.


Вообще же, толпа на королевских родах нужна была в том числе для того, чтобы засвидетельствовать сам факт рождения ребенка — мало ли, может, эти королевские особы все придумали, а ребеночка взяли напрокат. В таких делах нужно было быть внимательными и осторожными — абы кого наследником престола объявлять не хотелось.

Вот, например, Мария Моденская, супруга Якова II, перенесла несколько выкидышей и смертей младенцев, прежде чем родила Джеймса Фрэнсиса Эдуарда, первого ребенка, который пережил младенчество. Поскольку его рождению предшествовали такие репродуктивные неудачи, полноценным наследником престола его так и не признали.

Короче, протокол суров, и частично эта традиция скорейшего предъявления ребенка королевских кровей миру сохраняется и по сей день, например, в британской монаршей семье, где активно размножаются принц Уильям и его жена Кейт Миддлтон. Всякий раз, когда у нее рождается малыш, она выходит к миру с ребенком на руках уже через несколько часов после родов. Кстати, традиция рожать не дома в британской королевской семье прервалась как раз на Уильяме — он стал первым представителем монаршего рода, который родился в стенах госпиталя, а не дворца.


«Отпуск по беременности и родам», мистика и власть

Королевы и принцессы прошлого жили по особому режиму. Например, в период примерно с XV по XVIII века считалось, что разум беременной женщины так силен, что своими мыслями и страхами она может навредить плоду. Поскольку речь шла о безопасности наследников престолов, будущим матерям в королевских семьях иногда давали «зелья» от страхов и навязчивых мыслей. В состав такого «препарата против тревожности» могли входить ладан, мирт, «драконова кровь» (смолы различных растений) и куриный бульон.

Незадолго до родов королевская особа удалялась в «заточение» — комнату отдыха, в которой она вместе с придворными дамами проводила около двух недель до ПДР. Если беременность протекала тяжело, то «заточение» начиналось даже раньше, чтобы обезопасить мать и дитя.

В качестве мер безопасности женщинам не только предписывалось избегать плохих мыслей и снов, но также, например, есть побольше граната и айвы. Во время родов из комнаты на всякий случай могли убрать картины и гравюры, изображающие фигуры, птиц и животных. А еще женщинам в ходе схваток могли предложить съесть сыр или масло, на кусочках которых были начертаны магические сочетания цифр и букв — для защиты плода. Есть сведения, что такими приемами пользовалась, в частности, Элеонора Аквитанская.


Но давление во время беременности оказывалось не только на королевских и дворянских женщин. Беременность была отражением дел в королевстве — если что-то во время вынашивания ребенка шло не так, считалось, что это свидетельствует о не слишком правильных поступках короля, нарушении баланса в его делах и свершениях. Как писал богослов Алкуин (также известен как Гораций Флакк): «Добродетель короля — это благосостояние всего народа, победы воинов, хорошая погода, плодовитость, потомство мужского пола и здоровье». Ничего себе ответственность, да?

Беременность была частью королевских обязанностей, которые должны были выполнять как женщины, так и мужчины. Способность выносить наследников делала королеву более властной и достойной. Чем лучше она справлялась с деторождением, тем более прочно стояла на ногах. Королева Арагонского королевства Иоланда де Бар родила своему мужу Хуану I шестерых детей, но до совершеннолетия дожила только их дочь Иоланда Арагонская. Когда муж Иоланды де Бар умер, она заявила о своей беременности, чтобы не потерять власть. Беременности на самом деле не было.

Поделись статьей с друзьями