Катя Статкус
2 December 2020

«Вы просто оплачиваете боль и страдания этих детей»: интервью Олега Мельникова о попрошайничестве с младенцами

Сегодня, 2 декабря, во всем мире отмечается День борьбы за отмену рабства. Наверное, каждый из нас хотя бы раз в жизни видел эту душераздирающую картину: молодая женщина с ребенком на руках стоит на улице с протянутой рукой. Как правильно поступить? Сколько младенцев в России вообще оказались вовлеченными в попрошайничество? Мы задали эти и другие вопросы Олегу Мельникову, возглавляющему движение «Альтернатива» по борьбе с рабством, — ведь именно к современному рабству и следует приравнивать организованное попрошайничество в больших городах.

Олег, давайте начнем с прямого руководства к действию. Как правильно себя вести, если человек увидел на улице или в транспорте женщину, которая попрошайничает с младенцем на руках?

Если вы видите так называемую «мадонну с младенцем», которая занимается попрошайничеством, то это значит, что вы видите, как нарушается 151 статья уголовного кодекса Российской Федерации. Если женщина попрошайничает с ребенком или заставляет попрошайничать детей уже более старшего возраста, то, конечно, ей нельзя давать ни деньги, ни продукты. Потому что тем самым вы просто оплачиваете боль и страдания этих маленьких детей и их смерть. Необходимо зафиксировать данное преступление, отойти и вызвать сотрудников полиции. Ни в коем случае не нужно пытаться самим кого-то задерживать, это бессмысленно. В основном «мадонны с детьми» не передвигаются, а стоят. Необходимо дождаться сотрудников полиции и указать, что нарушается 151 статья уголовного кодекса о вовлечении несовершеннолетнего в антиобщественные действия (за рубежом, кстати, тоже есть подобные статьи). И надо быть готовым к тому, что вся процедура займет около часа вашего времени.

Есть ли вообще какая-то статистика о том, сколько «мадонн с младенцами» просят подаяния в нашей стране?

Статистических данных по факту нету. Но это явление исчисляется тысячами — то есть тысячи детей оказываются на руках таких женщин. Эти дети живут в среднем от полутора до трех месяцев. Все это время сами младенцы находятся под действием алкоголя или тех или иных препаратов, чтобы с ними было легче попрошайничать.

Являются ли эти дети кровными детьми женщин, которые с ними попрошайничают?

Ответ тут — и да, и нет. «Мадонны» могут попрошайничать со своими детьми, особенно часто это происходит, если мы говорим о женщинах цыганской национальности. Но чаще всего это все-таки не их родные дети, но доказать это невозможно, поскольку у них наверняка найдется свидетельство о рождении, в котором нету никаких биометрических данных, а стоит только имя ребенка и дата рождения.

Где живут эти дети, пока с ними попрошайничают, на улице или в каком-то приюте?

Как правило, эти дети находятся в каких-то квартирах, где и проживают сами «мадонны».

Если дети доживают до какого-то более взрослого возраста, то что с ними происходит?

Они просто продолжают сами заниматься попрошайничеством. Начинают сами ходить с протянутой рукой.

А если ребенка удается спасти из попрошайничества, то что с ним будет потом?

Этим в основном занимаются инспекторы подразделения по делам несовершеннолетних — если не устанавливается родитель данного ребенка, то ребенка отдают на усыновление.

Вы уже говорили, что вовлечение несовершеннолетних в попрошайничество это уголовная статья. Получается, она плохо работает? Что пытается сделать движение «Альтернатива» для прекращения подобных форм попрошайничества?

Да, 151 статья – она есть, но, к сожалению, она не работает. Мы пытаемся пресекать такую форму попрошайничества, как попрошайничество с ребенком на руках, которая, конечно, за гранью. Сейчас разрабатываем законопроект, который поможет вообще искоренить данный вид рабства. Потому что нужно понимать, что в попрошайничестве во всех крупных городах — там нет нуждающихся людей, там люди делятся на мошенников и рабов. И ни тем, ни другим давать денег не стоит. Мы пресекаем деятельность таких вот группировок, насколько это возможно. Мы сейчас активно боремся именно с торговлей новорожденными детьми — это сложно, это очень дорого, и мы не всегда успеваем реагировать. Но нам удалось посадить несколько таких продавцов и сейчас мы пытаемся привлечь к ответственности нескольких покупателей, которые пытались приобрести детей именно для занятия попрошайничеством.

Видите ли вы за прошедшее время какую-то позитивную динамику?

Мы занимаемся этой проблематикой уже девять лет. Единственная позитивная динамика — люди в целом стали более сознательными, большинство людей уже не дают денег попрошайкам. Этот бизнес, помимо законодательства и всяческих правозащитных инициатив, можно искоренить только одним способом — не давать деньги. Если человек действительно нуждается, вы можете дать ему контакты каких-то благотворительных организаций (на сайте движения «Альтернатива» есть подробная инструкция о том, как быть, если вы видите взрослого человека, занимающегося попрошайничеством — прим. ред.).

Зульфия Байсакова, председатель «Союза кризисных центров» Казахстана, как-то призвала всех граждан перестать давать попрошайкам деньги. То есть выбрать именно эту стратегию для борьбы с попрошайничеством. Вы верите в возможность такого сценария?

Да, думаю, что только это, в принципе, и спасет.

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе