Нет, это нормально
«Они начали давить на меня, говорить, что мне нужно прервать беременность, иначе я могу умереть»: как читательница НЭН выносила и родила ребенка, несмотря ни на что
Мнения

«Они начали давить на меня, говорить, что мне нужно прервать беременность, иначе я могу умереть»: как читательница НЭН выносила и родила ребенка, несмотря ни на что

Наша читательница Юлия Рыжова прислала нам рассказ о своей беременности, которой, как говорили ей врачи, вообще не могло быть. Но недавно она благополучно родила сына и теперь готова рассказать свою историю: «Думаю, она вдохновит многих не отчаиваться и помнить, что любое дерьмо заканчивается».

Я Юля, мне 26 лет. Моему сыну четыре месяца, я — работающая мама.

Если бы мне пару лет назад сказали, что у меня будет ребенок, что 2019 год я буду встречать со своим биологическим ребенком, я бы грустно посмеялась.

Все дело в том, что у меня поликистоз яичников. Гинеколог уверяла, что с таким диагнозом вероятность зачать ребенка равна нулю. Более того, врачи постановили, что мой партнер «практически стерилен».

Тем не менее в ноябре 2017 года я узнала о своей беременности — и не поверила. Сначала были четыре положительных теста, сдача крови на ХГЧ, и только на УЗИ, где мне сказали, что срок около двух недель, я поверила, что да: у нас будет ребенок.

После осознания и принятия факта беременности мы с Ильей (отцом ребенка) решили все хранить в тайне до Нового года. Я бросила курить, пить вино, начала читать всю эту «розовую макулатуру» и погрузилась в мир красивых, накрашенных будущих мамочек, идеальных и брутальных папочек и толстощеких милых младенцев. Зря.

Первым пришел токсикоз. Меня тошнило везде и от всего. Илью это забавляло. Меня злило, что он смотрит, как я блюю около деревьев и заборчиков. Злил тот факт, что я не эта идеальная тетенька с обложки.


Вторыми пришли жуткие боли в спине.

Третьим были обследования и обнаружение аневризмы межпредсердной перегородки перед Новым годом.

А после него я вышла на работу и работала в привычном для меня графике 12-14 часов пять раз в неделю, а в выходные на удаленке. 23 января 2018 года на рабочем месте у меня произошло кровоизлияние в мозг и на его фоне — эпилептический припадок. Я была на 14-й неделе беременности.

Когда меня привезли в больницу, мне сразу же полегчало, я уверенно говорила и чувствовала себя прекрасно. После УЗИ и заверения, что с малышом все в порядке, мне хотелось только одного — убежать из этого заведения и лечь спать. Но меня повезли на МРТ, после него мне объяснили, что у меня кавернома левой лобной доли, один из сосудов лопнул и произошло кровоизлияние в мозг, и мне нужно срочно в реанимацию.

Меня раздели, положили на каталку и увезли в реанимацию. Было страшно от атмосферы реанимации, неприятно от того, что я не могла просто встать и пойти в туалет, и для нужд пришлось использовать утку (Господи! Эти ужасные больничные утки).

Утром в реанимацию пришли два гинеколога, одна из них оказалась завотделением. Они начали давить на меня, говорить, что мне нужно прервать беременность, иначе я могу умереть. Я упорно отказывалась.


На УЗИ с малышом никаких проблем не было, я чувствовала себя хорошо, но давление было высоким, и это было ужасно. После ухода врачей меня перевели в обычную палату и мне оставалось только ждать. В этот момент по мне собрали целый консилиум врачей и профессоров, в моем выписном эпикризе их фамилии и должности занимают треть страницы.

Днем, после перевода в обычную палату, половина этого консилиума явилась ко мне. У них было два варианта лечения, и их интересовало, оставлю я ребенка или нет. Получив утвердительный ответ, они прописали мне препарат, постоянные анализы и консультации с эпилептологом и неврологом, ЭЭГ каждые два месяца, МРТ каждые полгода и операцию по удалению каверномы.

После того, как я начала пить лекарство, началась побочка — нервы, истерики, скандалы, постоянные слезы. Беременность проходила очень эмоционально сложно. Было тяжело и мне, и Илье, на котором я вымещала свою злость. На последних двух месяцах началась анемия и тахикардия.

Но все сложности закончились 19 июля 2018 года. С помощью кесарева сечения у меня родился сын весом 3800 граммов и ростом 51 см. Мы с Ильей назвали его Дмитрием. Когда я в первый раз его увидела, мне показалось, что он похож на ангела.


Трудности еще не закончились, у нас бессонные ночи, нервы и впереди операция по удалению каверномы.

Мы справимся.

Поделись статьей с друзьями