Лена Аверьянова
6 December 2020

С днем рождения, нэнчане! 💜

Сегодня НЭН — четыре года. Кажется, это совсем мало, но за это время мы успели сделать так много! Наверное, сегодня можно говорить о цифрах, достижениях и росте, но, если честно, мы и так об этом каждый день говорим в редакции, поэтому я, как тот самый дед, который забыл выпить таблетки, опять заведу песнь о том, как нам живется, чем мы занимается и что все это значит.

Наверное, стоит рассказать о том, как все начиналось — в конце концов, за четыре года к нам присоединилось много новых читателей (привет, мы вам очень рады!), и не все из них знают, как все было на самом деле. А некоторые с нами так давно, что уже и не помнят этого!

Короче, был 2013 год, когда старая команда «Ленты.ру», в которой я работала, прекратила свое существование. Я в тот момент была беременна и напугана: чем я буду заниматься, кто меня сейчас возьмет на работу и куда я вообще пойду — я только переехала в Петербург и понятия не имела, как работает местный рынок медиа. Как вы понимаете, я не знаю этого до сих пор.

Интересное по теме

НЭН — это не только сайт. Где нас еще можно читать, какие у нас есть соцсети и чем мы вообще тут занимаемся

Тогда, судорожно перебирая в голове варианты, я начала вести личный блог «для своих», в котором описывала свои ощущения от беременности и тем, что с ней связано. Писала о своих сомнениях, теле, сексе, настроении и всем таком. И думала, что было бы здорово сделать обо всем этом полноценное медиа. Потому что тогда большие проекты игнорировали тему беременности, родов и родительства. Да, это сейчас реальное материнство — неотъемлемая часть медиапространства, а тогда мы не были никому интересны. Даже издания, которые, казалось бы, были ориентированы на родительскую аудиторию, многое умалчивали и недоговаривали. Такие были смутные времена.

В 2014 году родилась моя дочь — и фактически сразу после этого меня пригласили в одно из старейших медиа о родительстве в стране — «Маму.ру». Сначала я была самым простым редактором (признаюсь, лавры прошлого давили на мою самооценку), который рерайтил тексты и иногда писал какие-то заметки. Но потом мне доверили чуть больше — и я принесла в «Маму» тексты о том, почему схватки — это больно, что такое эпизиотомия (ох и досталось мне тогда от боссов: «У вас письки на морде, вы с ума сошли!») и как справляться с усталостью и выгоранием.

Не знаю, почему, но мою тогдашнюю дерзость (подумать только, сказать вслух об эпизиотомии было когда-то дерзостью!) заметили ребята из агентства «Пикчер», которые раздумывали над тем, чтобы запустить проект для родителей под рабочим называнием «Адеквашки». Они предложили мне придумать концепцию и возглавить этот кипеж, на что я радостно согласилась — кто бы знал, что мне предстоит делать!

В общем, в конце 2016-го мы объявили миру, что мы идем, и имя нам — «Нет, это нормально». Название мы придумали вместе с Андреем Коняевым — я предложила часть с «это нормально», а он — с отрицанием. Кажется, вдохновением нам послужило название запущенного годом ранее медиа «Такие дела», но это не точно.

Лена, Амелия и Игорь Петрушов, первый издатель НЭН, отмечают запуск проекта. 11 декабря 2016 года, Санкт-Петербург

И мы начали работать — дерзкие, саркастичные и местами даже злые. Это было что-то очень необычное, странное и выделяющееся на фоне бесконечных аистов и розовых рюш. Мы были честными панками на территории лицемерного завода по производству текстов о мамочках и комочках счастья. Но быть панком — это понимать, что система тебя не хочет и отвергает. Так и вышло — проект, который запускался под поиск инвестора, найти его не смог.

Но медиа тем и хороши, что на их территории очень много безумцев, готовых работать даже с самыми отбитыми проектами. На нашем пути оказалась Юлия Тонконогова, которая в 2017 году взяла НЭН под свое крыло. И с тех пор мы не только идем рука об руку, но уже фактически породнились — с начала 2020 года я главредствую и в проекте Chips Journal (пользуясь случаем, рекомендую подписаться на него везде!), который тоже пишет про родительство и его вызовы.

Интересное по теме

Что такое НЭН: тест на знание вашего любимого проекта о родительстве

С тех пор, как НЭН восстал из мертвых (но не стал зомби!), многое изменилось — панки тоже взрослеют.

Если в самом начале мы были горсткой людей, которые буквально в несколько пар рук поднимали свое смолл-медиа с нуля, то теперь мы большая команда — только в нашей объединенной редакции 13 человек, а есть еще коммерческий отдел, разработка и технические специалисты. Из скромного проекта мы превратились в заметных игроков рынка с лояльной аудиторией и интересными кейсами. Мы больше не играем на поле, которое разделяет и классифицирует родителей и высмеивает их, потому что считаем, что стремление быть хорошим родителем уже делает вас хорошим родителем. И знаем, что родители нуждаются в поддержке — даже те, которые делают все «неправильно». Они часто и делают все это «неправильное» именно из-за того, что у них нет поддержки. Так быть не должно.

А еще у нас сменилось несколько иллюстраторов — и даже сейчас ваши любимые картинки рисует уже не Даня Никольченко, а Лиза Стрельцова.

Кроме того, теперь у нас есть НЭН-шоп и целый курс для будущих родителей! Мы постоянно что-то делаем, чтобы вас порадовать.

Но кое-что остается неизменным! Например, наши мемы, которые которые уже стали классикой и золотым форматом нашего проекта. Кстати, наша мемологиня Кристина Ханизбекова работает в НЭН с самого первого дня — кажется, мы с ней последние из тех самых панков. А еще у нас по-прежнему нет редакции — да, как в самом начале нашего пути мы все работаем удаленно. И несмотря на то, что некоторые считают, что редакция не должна сидеть по своим углам, мы упорно доказываем, что так тоже можно. За четыре года наш штат серьезно разросся — сотрудники НЭН живут и работают в Петербурге, Ессентуках, Берлине, Якутске, Майкопе, Омске, Москве, Нижнем Новгороде.

Кто-то присоединился к нам давно, как, например, Ира Зезюлина, которая как-то раз написала письмо в редакцию и с тех пор пишет для нас и сочиняет мемы для Chips Journal. Или Андрей Бородкин, который попал в редакцию, фактически взяв меня измором: он так часто писал мне и просил каких-нибудь тем, а я так часто его правила и отправляла на доработку материалов, что он настолько закалился, что в итоге сначала оказался в нативном отделе, а теперь и вовсе его возглавил. Или вот Тамара Высоцкая — она как-то раз опубликовала у нас колонку, а спустя пару лет попробовалась на роль редактора — и оказалось, что она именно та, кого мы так долго искали. Или Катя Статкус — она пишет для нас едва ли не с самого первого месяца нашей работы, а частью команды стала пару месяцев назад: иногда ты не замечаешь бриллианты, которые лежат у тебя под носом.

Все мы очень любим свою работу и болеем за проект. Думаю, для вас это не новость. Но иногда наша работа дается нам очень трудно. Потому что мы не только должны поддерживать родителей и искать проверенную информацию, чтобы превращать ее в полезные тексты, но еще и показывать цифры, рост, положительную динамику и все прочие показатели, которые критически важны для нашего существования. Да, сейчас я снова расскажу вам о том, как важно, чтобы вы читали партнерские материалы и в целом не удивлялись тому, что они у нас публикуются — мы не паблик и не проект, который существует на голом энтузиазме. Писать тексты, публиковать их на сайте и расшаривать в соцсетях — это наша работа. Которую мы делаем не только для того, чтобы менять мир к лучшему (хотя и в основном для этого, конечно), но и для того, чтобы покупать еду и оплачивать квитанции за ЖКХ. Обычная взрослая жизнь, обычная экономика.

Конечно, многим кажется, что написание текстов — это такая немножко недоработа, ну, мол, что там сложного вообще. Поверьте мне, писать о родительстве очень сложно. Это работа на износ. Потому что тут надо и соблюдать законы журналистики (и оставаться объективными), и следить за тем, чтобы не скатиться в бытописание. Кроме того, родительство — трудная тема, а нам приходится с ней соприкасаться не только в быту, — воспитывая своих детей, но и на работе. Это постоянные встречи со своими детскими травмами и вытесненными чувствами, родительскими косяками и подавленной яростью, страхами и сомнениями, мыслями, которые не хотелось бы думать, и эмоциями, которые не хотелось бы чувствовать. А потом надо надо возвращаться к обычной жизни — контейнерировать (скажу честно, иногда на излете дня мне не хочется не то, что контейнерировать, мне не хочется даже языком шевелить), проговаривать, вербализировать и артикулировать.

Интересное по теме

Что такое НЭН и зачем он вообще нужен: праздничный ликбез

Наверное, поэтому все мы так чутко относимся к тому, как вы реагируете на тексты и какие комментарии пишете нам. И всегда очень болезненно воспринимаем обесценивание или грубости в наш адрес. Конечно, это неизбежная часть работы любого издания — читатели всегда воспринимают редакцию как обслуживающий персонал, но мне кажется, мы все уже должны дорасти до того, чтобы видеть за буквами труд живых людей. Мы правда живые, клянусь!

Наш рабочий чатик трепещет, когда я присылаю туда ваши письма и благодарности, ваши комментарии и реплики, в которых вы говорите нам теплые слова и шлете свою любовь. Чувствуем себя котами, которых как следует почесали.

К чему я это все? К тому, что мы всегда держим руку на пульсе и стараемся быть для вас максимально полезными. И мы очень благодарны вам за советы, идеи и конструктивную критику — это помогает посмотреть на свою работу со стороны и сделать ее результаты еще лучше, еще полезнее. Мы очень благодарны вам за то, что все эти четыре года рядом с нами — знаем, многие из вас при нас стали родителями и сейчас уже заходят на второй круг! Мы очень рады быть причастными к вашему родительскому опыту и очень надеемся, что делаем его более насыщенным, осознанным и классным.

Обнимаю всех вас!

С благодарностью и любовь,

главред НЭН

Лена Аверьянова

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе