Нет, это нормально
Не стыдите женщин, которым трудно дается материнство (от этого никому не легче)
Мнения

Не стыдите женщин, которым трудно дается материнство (от этого никому не легче)

Если вы из тех, кому материнство не дается легко и просто, то этот текст для вас. Если вы из тех, кто считает, что материнство не дается легко и просто только тем, кто не особо старается, то этот текст тоже для вас: вы себе не представляете, как обидно слышать от такой же матери, как ты, что-нибудь вроде: «Ты чего тут разнылась?».

До того, как я стала матерью, я представляла себе, что родительство — это некий набор установок, который поставляется в твою жизнь вместе с ребенком (надеюсь, я не одна такая наивная дурочка?). Почему? Потому что так себя вели все окружающие взрослые: они внушили мне мысль, что они всегда правы, никогда не сомневаются и поставлены надо мною, чтобы лучше знать. Я понятия не имела о том, что под любым взрослым — только ковырни — живет все тот же ребенок, который и хотел бы знать, как правильно, но только до сих пор не знает. Но пытается понять.

Потом, через несколько месяцев после того, как у меня родился ребенок, и я столкнулась с экзистенциальным кризисом молодой матери, я рассуждала так: ну ладно, я привыкну, вот пройдет год — и я буду спокойнее, опытнее, увереннее. Довольно скоро стало понятно, что это иллюзия. На самом деле материнство оказалось постоянно куда-то движущейся, меняющей форму динамической субстанцией, которую тебе каждый божий день нужно хотя бы попытаться удержать в руках. Это словно дженга. Только из какого-то желе. То есть играть в нее фактически невозможно. Не то что выиграть.

В общем, мне открылась истина: быть родителем — это сложно. Сначала это простое откровение меня словно оглушило. О том, что мир не остановился, напоминало только хаотичное побулькивание моей желейной дженги. Я почувствовала себя одинокой и обманутой.

А потом, прислушавшись, я начала различать и другие голоса, которые говорили о том, что им трудно. Что они устают. Что они очень хотят спать. И что они не ожидали, что это все будет не так легко и непринужденно, как казалось. Или не казалось. И чтобы кто-нибудь наконец их услышал. Но их постоянно перекрикивали: «А зачем тогда рожала?», «Ты же знала, на что шла», «Бабки в поле рожали», «Не понимаю, как не стыдно ныть», «Дети — это счастье», «Я не устаю от своих», «Какая еще послеродовая депрессия», «Подбери сопли», «Да что ты за мать такая!».

Нет, это не слуховые галлюцинации. Не голоса в голове (впрочем, и они тоже). И не бабки у подъезда (точнее, не только они). Это такие же женщины, как и я. У которых тоже есть дети. Это матери. Это люди, которые понимают, каково это — держать на руках этот маленький комочек самого большого груза ответственности в жизни. Мы так похожи. Только они почему-то знают, «зачем рожали», а я нет.

Господи, да если бы мы все могли осознать весь демонический ужас того, зачем мы приводим в мир — место, прямо скажем, очень далекое от курорта в горах — этих маленьких людей, обрекая их на кризисы, пубертат, поиски себя и неизбежную смерть, мы бы давным-давно перестали бы рожать детей. Потому что мы все прекрасно знаем, что такое жизнь. И все же — мы множим любовь и хотим ее давать. Рожая ребенка, мы побеждаем смерть. Потому что родить — это как умереть, только наоборот.

Победить смерть — значит выжить.

Выходит, люди, которым материнство дается легко, они совершают ошибку выжившего? Считают, что раз у них так, то и у всех должно быть так. Но так не бывает. Материнство проезжается по кому-то колесами любви так сильно, что восстановиться до конца так и не получается. А некоторые — такие, как, например, я — просто с каждым днем все больше понимают, что отсутствие сложностей на пути родительства — это не только везение (а от него никто не застрахован, как и от легких родов), но и сосредоточение определенных качеств в каждом из нас. Характер. Индивидуальные особенности, которые под воздействием родительства у всех прогибаются, скрипят и трансформируются по-разному.

Банальная истина: все родители, как и их дети, разные. Кому-то удается здорово печь пироги и бить татуировки, а кому — быть матерью. Но это не значит, что те, кому сложно, плохие матери. Что те, кому тяжело, знали, что так и будет. И решили родить себе — или всем окружающим — назло.

Конечно же, нет! Но, послушайте, никто из нас, тех, кому материнство не дается как два пальца об асфальт, не упрекает тех, кто справляется без ментального и физического напряга, в том, что вы просто недостаточно хорошо стараетесь. Что слишком мало за***ваетесь. Что мы тут трудолюбивые муравьи, и вы — попгрыгуньи-стрекозы. Никогда в жизни никто не поставит вам в вину то, что вы так ловко справляетесь! Вы потрясающие. И как здорово, что у вас есть талант, возможности и склонности к тому, чтобы справляться не только с одним, но и с двумя-тремя-четырьмя! Как круто, что вам несложно играть, ходить в походы и делать домашние развивашки!

Да, на свете есть матери, которым сложно воспитывать даже одного ребенка. Воспитывать вместе с ним самих себя, раскапывая то, что их память надежно спрятала от них еще в детстве. Видеть свои недостатки, признавать бессилие — и все равно стараться. Иди и расти. Они не хуже других. А другие — не лучше, чем они. Просто признаем это.

Мы любим наших детей, наши дети любят нас. Этого правда достаточно. Даже если мы понятия не имели, на что шли. Давайте просто оставим друг друга в покое и перестанем винить матерей в безответственности, праздности и криворукости просто потому, что у кого-то из нас не получается идеально. Пинки, критика, пренебрежение и насаждение чувства вины — это не выход. Принятие, поддержка, солидарность и честность — это то, что нас спасет.

Мне трудно быть матерью. Вот. Я это сказала. Но это совершенно точно не делает меня плохой матерью.

Поделись статьей с друзьями