Редакция
22 April 2019

«Наша задача — помочь детям вырасти. Но можем ли мы быть уверены, что унижения чему-то учат?»: отрывок из книги «Наказания бесполезны!»

Летом в издательстве «Альпина.Дети» выходит книга итальянского психолога Даниэля Новары «Наказания бесполезны! Как воспитывать детей, не попадая в ловушку эмоций». В ней он рассказывает о том, чем плохи традиционные методы воспитательного воздействия на детей, как научиться быть спокойным и объективным взрослым в глазах своего ребенка и что нужно знать о том, как на самом деле крики, шлепки, унижение и страх влияют на состояние маленького человека. С разрешения издательства НЭН публикует главу, которая называется «Все еще живущие мифы о наказаниях».

Кажется, меня воспитывали самым худшим возможным образом: родители были тревожны, иррациональны и консервативны. Для мамы типичным поступком было дать мне затрещину, а потом раскаяться, пойти со мной на прогулку и купить какой-нибудь подарок.

Д. Биньярди. Я не оставлю вас сиротами


Сторонников телесных наказаний все меньше и меньше. Кроме того, они постоянно чувствуют необходимость оправдываться. Но есть и теоретики «разумных» наказаний, уже не телесных, а коварных и «современных».

Такие наказания кажутся мне очень опасными: их сторонники совершенно убеждены в правильности своих слов и действий. Они считают, что взрослый должен закрепить свой авторитет, а не погружаться в лишние размышления по поводу детского поведения, потому что дети сами рады встретиться с некоторой суровостью. Сторонники таких идей умеют аргументировать свою позицию. Иногда они даже подводят под нее какую-то теоретическую базу, но на самом деле в ней нет педагогической и воспитательной ценности. Их цель скорее — предоставить родителям, пользующимися соответствующими методами, оправдание, которое позволит им продолжать делать со своими детьми то, что делали с ними их родители, пусть и в несколько ином виде.

На смену подзатыльникам пришло справедливое наказание, соответствующее проступку.

Вот что говорит Дуччо Скатолеро, психолог и сторонник подобных наказаний:

Наказывать надо от души, учитывая контекст происходящего. Наказание — часть воспитания, очень важная и полезная для ребенка. Наказанию что-то предшествует. Точно так же за ним должно что-то следовать. Не важно, как именно вы наказываете ребенка: вы можете дать ему подзатыльник, накричать на него или другим образом выразить свои требования. Важно быть рядом с ребенком после наказания, чтобы утешить его. Если это не так, ребенок страдает. После наказания родитель должен остаться рядом с ребенком, чтобы показать ему, что в их отношениях все осталось прежним.

Так на смену архаической культуре телесных наказаний пришла новая — более утонченная, где наказание — это просто правило игры, неотъемлемая часть четко выстроенных отношений.

Я попробую проанализировать несколько мифов, которыми до сих пор кто-то пользуется, чтобы оправдать и поддержать применение наказаний.

Этих мифов шесть.

1. ЕСЛИ СРАЗУ НЕ НАКАЗАТЬ РЕБЕНКА, ОН БУДЕТ ДУМАТЬ, ЧТО ЕМУ ВСЕ СОШЛО С РУК

Это — миф о своевременности, идея, будто за каждым действием должна следовать незамедлительная реакция, потому что, если слишком долго ждать, провинившийся выйдет сухим из воды.

Это очень древний миф. Замечательный французский фильм «Хористы» хорошо его иллюстрирует. В нем рассказывается об одной школе для трудных подростков после Второй мировой войны. Директор — агрессивный циник. Его методы воспитания основываются именно на принципе «акция — реакция». За каждым проступком учащегося немедленно следует определенное наказание. В этом захватывающем и интересном фильме показана вся бессмысленность этого воспитательного метода, применявшегося, правда, не только в послевоенное время: людей, убежденных в его эффективности, еще очень много.

Мне пишет Беатриче, мать одиннадцатилетней Росселлы и четырнадцатилетнего Микеле:

У нас в семье наказание — прямое последствие проступка. Правил не слишком много, но, если кто-то из детей их нарушает, его тут же ждет кара!

Само наказание зависит от проступка, у нас нет четкого списка соответствий: «Ты сделал это, поэтому мы накажем тебя так». Все зависит от того, что именно произошло.

Мы обсуждаем наказания с детьми, я выслушиваю их объяснения и оправдания, но избежать наказания они не могут никак. Например, я могу запретить пользоваться планшетом.

Чтобы лучше объяснить, приведу пример очень серьезного проступка: сын уже был наказан, я запретила ему брать планшет, но он все равно взял его, пока я не видела, наплевав на мой запрет. Я страшно рассердилась.

Такое поведение совершенно недопустимо. Выходит, он нас не уважает, не признает родительский авторитет. Знаете, что мы сделали? В придачу к тому наказанию, которое у него уже было, мы применили... куда более серьезные меры.

Родители не единственные, кто придерживается подобных убеждений. Вот что пишет в своем блоге психотерапевт Раффаэле Морелли: «Чтобы наказания были действенными, они должны следовать сразу за проступком. Дети, особенно маленькие, живут в настоящем. Поэтому нельзя откладывать наказания на потом, например говорить: “Вот придет папа с работы и покажет тебе!” Наказание должно быть непосредственно связано с проступком. Еще один важный момент: ребенку надо объяснять, за что его наказывают, иначе он будет считать родителей злыми и несправедливыми».

А теперь выслушаем мнение детей.

Энрико, 11 лет

У моих родителей не страшные наказания: они не бьют меня и ничем в меня не кидаются. Правда, наказывают меня очень часто.

Обычно мне запрещают несколько дней играть на планшете, выходить из дома, гулять в парке и ходить на тренировки, пользоваться интернетом, смотреть телевизор...

Каждому проступку соответствует определенное наказание: если я слишком много играю на планшете и забываю о делах, у меня его забирают на два дня; если я дерусь, неделю не разрешают гулять; если я что-то ломаю, у меня забирают карманные деньги, чтобы возместить ущерб; если я получаю плохие оценки, меня не пускают на тренировку; если я вру о чем-нибудь важном, на неделю лишают интернета.

При этом родители никогда не действуют в одиночку, им кажется неправильным, если решение принимает кто-то один: например, если мама узнает, что я что-то сломал, она дожидается папу, чтобы сказать, что я наказан.

Хоть мне и неприятно это признавать, но наказания нужны, потому что, если правильно ими пользоваться, они помогают не повторять ошибок.

В свои одиннадцать лет Энрико уже начал считать методы своих родителей правильными, хотя, похоже, они меняют не поведение мальчика, а его мнение о родительских действиях.

2. РЕБЕНОК ДОЛЖЕН РАСПЛАЧИВАТЬСЯ ЗА СВОИ ПОСТУПКИ

Это — второй миф. Он крайне опасен, особенно для маленьких детей, поскольку в нем совершено не учитывается возраст ребенка.

Ребенок трех или четырех лет может, сам того не заметив, совершить необдуманный поступок, например принести воду в кровать, начать с ней играть и облиться. За это его оставляют спать в мокрой постели, «чтобы знал». Или он роняет с балкона игрушку, и родители потом ее не отдают, «чтобы понял, что нельзя кидать вещи из окна».

Совершенно невероятно, до какой степени этот миф не учитывает психического развития ребенка. Маленькие дети не видят связи между своим поступком и следующим за ним наказанием, которое зачастую несет лишь боль, гнев и унижение.

С подростками все так же: нельзя не учитывать, что подростку сложно оценить свои сильные и слабые стороны на этапе, для которого характерно быстрое развитие и перемены. Типичный случай, к примеру, — это внешкольные занятия. Родитель говорит: «Ладно, я запишу тебя на регби! Но знай, пропустишь хоть одну тренировку — больше туда не пойдешь». Едва ли подросток, даже самый мотивированный, сможет не пропустить ни одной тренировки. В этом возрасте интересы и стремления могут меняться очень быстро. Маловероятно, что ребенок сможет полностью сконцентрироваться на своих обязанностях: предподростковый и подростковый возраст — это период, в котором нестабильность обусловлена нейрофизиологическими особенностями. Скоро мы поговорим об этом подробнее.

И тем не менее: за любой неправильный поступок ты будешь расплачиваться. И что может быть менее действенно?

Лоренцо, 16 лет

У меня спокойные родители, они мало меня наказывают. Но в прошлом месяце у меня были не лучшие оценки, поэтому мне запретили гулять с друзьями на выходных и забрали телефон. Это меня не слишком расстроило. В конце концов, с друзьями я вижусь не только по выходным, а без телефона вполне могу обходиться, так что жизнь так или иначе идет своим чередом. А вот когда мне запрещают ходить на футбольные тренировки — это совсем другое дело: футбол — единственное, что мне по-настоящему нравится, я без него не могу, я играю уже одиннадцать лет.

Лоренцо не слишком беспокоят наказания за плохие оценки. Лишиться возможности ходить на тренировки для него куда страшнее. Но действенно ли это? Он сам говорит, что спорт — единственное, что по-настоящему ему нравится. Возможно, лишая сына этого удовольствия, родители добиваются только еще более негативного отношения к школе, и так не приносящей Лоренцо удовлетворения.

И тем не менее некоторые профессионалы упорно поддерживают этот миф. Они уверены, что самый действенный метод — нажимать на болевые точки. Вот как описывает свой метод «воспитания» психотерапевт и член Гарвардской медицинской школы Ричард Бромфилд:

Чтобы воздействовать на ребенка, живущего в эпоху технологий, вам, вероятно, придется завладеть всеми его электронными приспособлениями. У этого есть недостаток: отучить от них ребенка невероятно сложно. Вероятно, вам придется выбросить и обесточить множество гаджетов. Возможно, вам придется учиться общаться с ребенком, который совершенно не представляет, чем себя занять без разнообразных приспособлений. Но помните: цена, которую вы заплатите за решение этих маленьких трудностей, — ничто по сравнению со всеми преимуществами, которые вы увидите, когда ребенок начнет правильно себя вести.

Неужели это работает? Кажется, речь идет даже не о наказании, цель которого — изменить поведение ребенка, а о том, что взрослые, неспособные эффективно организовать воспитательный процесс и оказывающиеся один на один с неконтролируемыми детьми, могут позволить себе любые действия, в частности продиктованные эмоциями.

3. ЗА ОШИБКИ НАДО ПЛАТИТЬ!

Третий миф, оправдывающий наказания, — это миф о справедливости: надо научить ребенка уважать ее. Здесь наказание действует как закон: «Как именно должен мой ребенок заплатить за проступок? Если он не заплатит, то не поймет, что поступил неправильно».

В этом случае родитель регулирует поведение ребенка, основываясь на идее о том, что ребенок, не боящийся наказания, не будет соблюдать правила.

Не стану комментировать это с этической и юридической точки зрения. Ограничусь одним замечанием: данное убеждение тоже основывается на непонимании этапа развития ребенка. Что такое справедливость для ребенка младшего возраста, а что — для подростка? И совпадают ли их представления о ней с представлениями взрослого?

Наша задача — помочь детям вырасти. Но можем ли мы быть уверены, что унижения чему-то учат?

Непосредственные свидетельства детей дают нам совершенно другое видение этой проблемы.

Моника, 10 лет

Родители меня наказывают так: мама на неделю забирает планшет или приставку, папа запрещает сидеть за компьютером. Они разведены, но наказание назначают вдвоем. Надо сказать, мне эти наказания даже нравятся... Хоть они и несправедливы.

Джулия, 10 лет

На мой взгляд, родители не всегда меня понимают. Хотя, может быть, мне это только кажется. Наказания зависят от того, что я сделала. Если я их немного рассердила, они меня просто ругают, и все. Но если я сделала что-то совсем плохое, они на одну или две недели запрещают мне играть в видеоигры, в зависимости от проступка. Иногда мне даже запрещают гулять с подружками, а брату однажды на целую неделю запретили приглашать гостей, пользоваться телефоном, компьютером и интернетом... Но все зависит от того, что именно ты натворил.

Может, меня тоже когда-нибудь накажут, как его.

Мы уже достаточно взрослые, чтобы понимать свои ошибки. Иногда мама с папой сердятся, а мне кажется, что я ничего особенного не натворила или вообще просто пошутила. Иногда я думаю, что это нечестно, но, вообще говоря, они ни разу не наказали меня просто так.

По рассказам Моники и Джулии понятно, что их представление о справедливости совершенно не совпадает с родительским.

Поскольку детское и родительское представление о справедливости очень отличается друг от друга, наказания едва ли могут быть действенны: они не проникают в сознание ребенка, который скорее чувствует, что родитель поступает неправильно.

Это — вопрос стадии развития. Дети, особенно младше шести лет, воспринимают вмешательство взрослого не как логическое последствие нарушения правил и договоренностей, а как более или менее бессмысленную попытку проявить власть. Дети и родители видят ситуацию по-разному, и поэтому детям сложно осознать мотивацию наказания: оно лишь кажется им субъективным или следующим представлению о справедливости, которое разделяют только взрослые.

4. ДЕТИ И САМИ РАДЫ, КОГДА ИХ НАКАЗЫВАЮТ!

Четвертый миф очень психологичен: наказание избавляет от чувства вины.

В основе этого старого, но все еще живого мифа лежит представление о том, что посредством последовательных действий в момент напряжения можно вернуть провинившемуся ребенку спокойствие и избавить его от чувства вины.

Этот миф восходит к классическим теориями психоанализа о негативной терапевтической реакции. Вот что писал по этому поводу Зигмунд Фрейд:

Есть лица, очень странно ведущие себя во время аналитической работы. Если им дают надежду и высказывают удовлетворение успехом лечения, они кажутся недовольными и регулярно ухудшают свое состояние. […] Нет сомнения, что что-то в них противится выздоровлению, что его приближения боятся так, как боятся опасности. Говорят, что у таких лиц преобладает не воля к выздоровлению, а потребность болезни. [...] В конце концов мы приходим к убеждению, что корень надо искать, так сказать, в «моральном» факторе — в чувстве вины, которое находит удовлетворение в болезни и не хочет отрешиться от наказания в виде страданий.

Таким образом, четвертый миф гласит, что наказание снимает напряжение, избавляет детей от негативного восприятия, вызывающего у них глубокое чувство вины.

Согласно этому мифу, дети и подростки, осознав, что поступили неправильно, нуждаются во вмешательстве взрослого, который накажет их и таким образом расставит все по местам, избавив их от чувства вины за причиненное родителям беспокойство.

Возможно, эта теория и работала когда-то давно, в глубоко авторитарные времена. Сегодня же, к счастью, дети свободны от этих пережитков прошлого и едва ли нуждаются в том, чтобы кто-либо помогал им снимать напряжение подобным образом.

В своей известной книге «“Нет”, помогающие расти» Аша Филлипс пишет:

Я убеждена, что иногда шлепок лучше помогает предотвратить конфликт или избежать излишнего накала страстей, чем долгая нотация.

Мне кажется, что эта мысль вытекает из идеи о том, что в некоторых случаях наказания помогают ребенку сбросить чрезмерное напряжение и осознать свою неправоту.

По моему мнению, дети независимо от возраста испытывают недоумение, когда родитель, обычно любящий и готовый помогать, внезапно наказывает их — возможно, поддавшись эмоциям.

Давайте посмотрим, как подросток объясняет позицию своих родителей.

Сабер, 14 лет

Родители в наказание забирают у меня телефон или приставку, а иногда заставляют помогать по дому. Они считают, что это помогает мне лучше себя вести и быть спокойнее.

Интересно, что Сабер не говорит, действует ли на него этот метод!

5. РЕБЕНОК ДОЛЖЕН ЗНАТЬ, КТО В ДОМЕ ХОЗЯИН!

Согласно пятому мифу, ребенок должен знать, кто в доме хозяин: именно это определяет его отношения с родителями. На самом же деле мы уже знаем, что авторитет — это то, что можно заработать хорошей организацией воспитания, способностью работать над отношениями с ребенком и справляться с эмоциями.

Желание быть хозяином основывается исключительно на стремлении к власти, но элемент власти и так присутствует в отношениях ребенка и родителя. Не нужно увеличивать его долю при помощи наказаний, нужно просто правильно им пользоваться.

Если девятимесячный ребенок, сидя в стульчике, бросает на пол ложку, совершенно незачем показывать ему, кто в доме хозяин, страшным голосом требуя немедленно прекратить. Ребенок еще слишком мал: для него бросать ложку — это игра, музыка. Кроме того, его развлекает реакция родителей. Проясним один важный момент: командовать — не педагогично.

Команды — пережиток прошлого, остаток милитаристской культуры, который, возможно, сегодня преодолен даже в армии. Они являются проявлением архаичной культуры, в которой, невзирая на всякий здравый смысл, тот, кто главный, командует, а тот, кто находится в подчиненном положении, подчиняется. Раз от этого избавились даже в армии, незачем продолжать применять это в воспитании.

Симоне, 9 лет

Когда меня наказывают, я расстраиваюсь и плачу. Когда родители не разрешают мне идти на футбольную тренировку, мне кажется, что они меня не уважают. Потом мы миримся, и мне становится смешно.

Дети вроде Симоне совершенно справедливо замечают, что родители и сами не верят в слепое повиновение.

Слезами ребенок заставляет родителя отказаться от наказания. Возможно, родитель и сам изначально не уверен в правильности своей тактики. Поэтому лучше сразу пользоваться другими методами.

6. ПУСТЬ БОИТСЯ, ЕМУ ЭТО ПОЛЕЗНО!

Последний миф гласит, что ребенок, который не боится наказания, не будет уважать родителей.

Это тоже очень древняя идея, которая находит отражение в том, что некоторые думают, будто страх чего-то лишиться или оказаться униженным может чему-либо научить ребенка. Эти люди считают, что наказания вызывают сильную эмоциональную реакцию и поэтому способны исправить нежелательное поведение.

Это — пессимистический взгляд на природу ребенка. Он существует уже очень давно, но современные знания о психофизическом развитии детей и подростков показывают, что он не имеет под собой основы. Неправильно думать, что дети любят ставить родителям палки в колеса, специально не слушаются, провоцируют и капризничают, нарушают правила. Я уверен, что это противоречит и интересам, и природе детей. Они полностью доверяют взрослым, которые берут на себя ответственность заботиться о них.

В этом мифе проявляется культурный импринтинг, заставляющий нас считать, что детско-родительские отношения должны быть сложными. Этот негативный взгляд на вещи мешает увидеть ресурсы и способности ребенка. Он разрушает доверие между родителем и ребенком и не учитывает того, что именно доверие движет ребенком в его общении с родителями.

Сегодня уже незачем считать, что ребенок может правильно себя вести только под угрозой наказания. Мне кажется, что здесь очень ценен комментарий Марты.

Марта, 13 лет

Мои родители никогда меня не наказывали, и я считаю, что наказывать — неправильно. Я думаю, что есть другие способы объяснить ребенку, что он ведет себя плохо.

Это замечательные слова. Тринадцатилетняя девочка уже может со стороны взглянуть на действия родителей. Есть другие способы воспитания. Наказания не нужны. Более того, это порочный круг. Выйти из него только полезно. И детям, и родителям.

Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе