Лена Аверьянова
9 July 2017

Портрет матери в послеродовых трусах

Осенью участница шоу «Холостячка», телезвезда по призванию и дизайнер интерьеров по образованию, канадка Джиллиан Харрис, опубликовала на своем сайте подробный отчет с фотографиями о том, как проходили ее роды.

Среди них есть типичные для участницы реалити-шоу кадры, на которых она запечатлена с улыбкой на лице, с мужем за ручку, а также в окружении съемочной группы, столпившейся в родовом боксе. В общем, ничего особенного – обычные для эпохи, когда все на свете происходит онлайн, снимки.

Но одна из этих фотографий все-таки отличается от потока вот этих радостных кадров в духе «гляньте, как я рожала». Да, она сделана в той же технике реалити-шоу, когда постановка преподносится нам как нечто живое и настоящее. Но она при всем при этом очень честная. Конечно, на нее наложены какие-то фильтры, но сути это не меняет: перед нами женщина, которая буквально только что родила.

trusy1

На ней послеродовые трусы, немного целлюлита, еще не сдувшийся живот, больничная бирка, улыбка и грязные волосы. Мы видим это тело, познающее материнство. Тело, которое уже как бы и не принадлежит ей, в котором за эти 37+ недель все так изменилось, что она уже перестала его как-то ощущать, быть человеком наедине с собой, внутри себя – куда там, когда ее ощупывают то врачи, то друзья, а то и вовсе незнакомцы. И в этой фотографии – целая история. Отсоединения себя от себя и наоборот – возвращения к себе.

Послеродовой период, разумеется, мало похож на праздник: даже если сами роды прошли в стране единорогов, где все разговаривают зефирами и не знают боли, то после все равно придется возвращаться на землю, и видеть и чувствовать то, что вообще-то не хотелось бы запоминать, не то что фотографировать на память.

Но в этом и мощь подобных снимков, их волшебство.

Даже если Харрис тупо хотела сфотографироваться в послеродовых трусах, глядя на своего младенца, ей удалось переступить черту между художественным высказыванием и домашним архивом. Сесть на два стула сразу, хотя после родов сесть хотя бы и на один стул весьма проблематично. Запечатлеть момент, когда ты, может быть, даже еще не чувствуешь ничего особенного к этому человеку, но уже ощущаешь, что под воздействием его появления в теле происходит цепочка изменений, о которых не принято говорить в публичном пространстве. И уж точно не принято выставлять их напоказ.

Впрочем, пример Харрис, быть может, не слишком корректен в том смысле, что публичность и выставление напоказ того, что многие предпочли бы скрыть в том числе и от себя, часть ее нынешней жизни, ее образа, ее имиджа. И вроде как сфотографироваться в послеродовых трусах, в этих гигантских подгузниках, а потом выложить снимок в интернет на всеобщее обозрение ей не составило большого труда.

Окей, тогда вот другая история. Справедливости ради стоит отметить, что она произошла раньше, чем ребенок Харрис появился на свет, так что идею снимка «Холостячки» нельзя назвать новаторской. Более того, фотография канадской телезвезды даже композиционно повторяет оригинал, сделанный на мобильный телефон супругом ранее никому не известной американской женщины по имени Аманда Бэкон.

На фотографии, которая стала предметом яростных споров в материнском сегменте Рунета (на Западе настроения комментаторов были куда более добрыми – все восхищались смелостью и чувством юмора пары и желали новорожденному здоровья), Аманда стоит к нам спиной в довольно нелепой позе человека, который только что вытужил из себя ребенка. На ней послеродовые трусы с впитывающей одноразовой пеленкой. На переднем плане мы видим ее супруга – он держит на руках своего новорожденного ребенка и улыбается, как может улыбаться только тот, кто никогда никого не рожал.

Этот семейный снимок Аманда не собиралась никому показывать и выкладывать в Сеть. Но потом подумала и решила, что сделать это необходимо, потому что послеродовый период – особая, отдельная часть материнства, про которую большинство людей ничего не знают. Как раз потому, что обсуждать это не принято. Да и вообще – женщина в послеродовых трусах это не символ уязвимости, а бесстыжая корова. А просто женщина в трусах – мы сотнями видим их в соцсетях и журналах каждый день – это другое дело.

Но поскольку пост Аманды набрал какое-то бешеное количество лайков в Facebook, стало понятно, что в эпоху, когда все на свете происходит онлайн, мы можем обсудить и этот трогательный, сложный и важный период в жизни женщины, которая только что стала матерью.

f2

А до этого была еще одна фотография, черно-белое селфи Эрики Эндрюс, которое она сделала через 24 часа после рождения своего четвертого ребенка. Она в огромном подгузнике, он лежит в слинге, она кормит его грудью, вся такая ошарашенная после родов. Когда она выложила эту фотографию в Сеть, она очень точно написала: «Я чувствую себя первобытно. Так, как, наверное, чувствует себя разверзшаяся земля». И это удивительно, что многодетная мать все еще способна удивляться своему состоянию, ощущениям после родов и честно ими делиться.

Глядя на Аманду, Эрику и Джиллиан, я горжусь всеми нами и восхищаюсь женщинами, которые дали нам возможность взглянуть не только на себя, но и на нас самих со стороны. Эти снимки – как всеобщий послеродовый опыт в эпоху, когда все на свете происходит онлайн.

Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе