Редакция
21 September 2021

«Некоторые ученые ненавидят книги с антропоморфными персонажами»: почему детская литература так часто врет о животных

В наше время книги проходят экзамен не только на соответствие новой этике, но и на соответствие научным данным (и в этом случае на пересдачу могут быть отправлены даже самые именитые авторы).
Издание Atlas Obscura выпустило интересный обзор на тему странной экзотизации животных в детской литературе и их неточном изображении, а мы его для вас перевели.
Из собрания Третьяковской галереи | Коллаж Настасьи Железняк
Из собрания Третьяковской галереи | Коллаж Настасьи Железняк

Вспомните самую запоминающуюся страницу из вашей любимой детской книжки. Может быть, это «Очень голодная гусеница»? Вот она вылупляется из кокона и превращается в красивую бабочку, занимающую целые две страницы. Этот разворот когда-то вас удивил, заставил улыбнуться.


Но думали ли вы когда-нибудь о том, насколько происходящее в детских книгах согласуется с научными представлениями о действительности?


Да, детские книги — это бастионы фантазии, в которых на законных основаниях проживают драконы, волшебники и даже говорящий сыр. Но поскольку дети проводят все меньше времени на открытом воздухе и все больше времени изучают природу с помощью книг и всевозможных устройств с экранами, некоторые эксперты взволнованы — насколько точные уроки подрастающему поколению транслирует литература и гаджеты.

Часто ответ звучит однозначно: «Требуется корректировка». Должно ли исправление книжек с картинками стать первым шагом на этом пути?

Интересное по теме

Огромный мир сквозь призму детских книг: как литература отражает действительность

Некоторые ученые давно затаили обиду на авторов детских книг. «Когда я работала с энтомологом над книгой о насекомых, он сказал, что один из самых досадных для него проколов детской литературы заключается в том, что редактор книги Эрика Карла о голодной гусенице не проверил ее с экспертом, — говорит Донна Герман, генеральная директриса издательства Arbordale Publishing. — Он съеживался при мысли о том, сколько детей и взрослых уверены, что бабочки появляются из коконов благодаря этой книге». (Бабочки на самом деле появляются из куколок).

Издательство Arbordale Publishing специализируется на естественных науках и математике и тесно сотрудничает с учеными, чтобы проверить весь контент на точность.


«В наших книгах вы не увидите пингвинов и белых медведей, живущих вместе»,  — говорит Герман.


Некоторые из их советчиков занимают еще более жесткую позицию — они выступают против кошек в шляпах, говорящих деревьев и других литературных фривольностей. В этих случаях Герман все-таки пытается оказать на них уравновешивающее влияние.

«Некоторые ученые ненавидят книги с антропоморфными персонажами,  — говорит Герман. — Однако мы считаем, что маленькие дети, в частности, будут больше увлечены книгами, если они смогут идентифицировать себя с героями. Так что да, мы все еще издаем книги, в которых животные „разговаривают“ друг с другом».

Но и здесь издательство старается четко определить границу между фактом и фантазией. «Мы дополняем все эти книжки фактами и упражнениями, чтобы дети понимали, что на самом деле происходит в природе, как, когда и почему. Мы гордимся тем, что делаем все правильно!», — говорит Хизер Уильямс, менеджер по связям с общественностью Arbordale Publishing.

Но так делают не все. Беглый взгляд на список бестселлеров New York Times Children’s Picture Books показывает, что три из десяти лучших книг посвящены различным существам, реальным и воображаемым, которые едят человеческую еду: драконы — такос, мыши — пирожные, кошки — кексы.

Другие эксперты говорят, что перед детскими книгами стоит более сложная задача, нежели точное отображение происходящего за окном. «Книги и средства массовой информации должны найти новые способы заинтересовать детей природой»,  — говорит Хуан Луис Селис-Диез, профессор экологии Чилийского университета.

Селис-Диз обычно изучает структуру растений, но в последнее время он обратил внимание на детские книги. В рамках недавнего исследования, опубликованного в журнале Frontiers in Ecology and the Environment, Селис-Диез с пятью коллегами изучили 1242 учебника и сборника рассказов на испанском языке, каждый из которых содержал рисунки или фотографии дикой природы.

Селис-Диез и его команда обнаружили в них несколько явных ошибок. Наиболее распространены были такие: животные, встречающиеся не в их типичном месте обитания — например, олень был героем книги о южных тропических лесах.

Но в равной степени исследователя беспокоит и то, что лишь немногие иллюстрированные книги, изданные в Чили, на самом деле посвящены чилийским животным. 70 процентов учебников и 89 процентов изученных сборников рассказов были посвящены экзотическим животным, в основном из Африки и Европы.


Дети гораздо чаще читали, скажем, о львах, жирафах и кроликах, чем о животных, с которыми они могли встретиться в своей стране. И все это несмотря на то, что Чили — родина некоторых невероятно крутых видов животных — например, гуанако и фламинго.


Исследования, проведенные в других странах, выявили аналогичные несоответствия. Одно исследование, проведенное во Франции в 2007 и 2008 годах, показало, что дети гораздо больше озабочены судьбой экзотических видов животных, таких как панды, чем тех, кто живет поблизости от дома.

А в печально известном исследовании группы британских школьников в 2002 году дети старше восьми лет лучше распознавали покемонов, чем настоящих местных животных.

Между тем, некоторые известия создают впечатление, что жанр литературного повествования о природе вообще утрачивает свое значение — в 2007 году составители Oxford Junior Dictionary изъяли из словаря 30 терминов, связанных с природой («крапивник», «одуванчик») и заменили их такими словами, как «блог» и «селебрити».

Эта тенденция беспокоит Селис-Диеза. Если чилийские дети не позаботятся о растущих по соседству растениях и живущих по соседству животных, то кто станет?

«Систематическая потеря связи и понимания местной окружающей среды заменяется знанием более харизматических или широко распространенных видов»,  — объясняет он. Если ничего не будет сделано, то получится, что дети, которые растут, читая только о тиграх, не будут знать, как рассказать своим собственным детям о кошках колоколо.

Интересное по теме

Как устроен мир: подборка нон-фикшн для малышей

Кэти Каннингем, старшая редакторка детского книжного издательства Candlewick Press, говорит, что ее редакционная политика предполагает более сбалансированный путь.

«Мы стремимся к тому, чтобы книги были и окнами, и зеркалами для детей. Чтобы городской ребенок смог увидеть свой мир, отраженный в книге о том, что мальчик хочет купить новый велосипед, и расширенный мир — в счетной книге о львах. Книги, подтверждающие мировоззрение, и книги, расширяющие мировоззрение, одинаково достойны быть изданными» — говорит она.

Что касается книг о кошках в шляпах и мышах с пирожными, то им тоже должно найтись место в редплане, по мнению редакторки. «В художественной литературе мы можем отложить в сторону все виды неверия ради более широкой истины,  — говорит она. — Если в погоне за этой истиной свинья должна будет побрататься со слоном, так тому и быть».

Кажется, животные никогда не покинут детских библиотек. Но, решив сосредоточиться только на экзотичных животных, мы рискуем проигнорировать вместе с детьми то, что происходит у нас под носом.

А вы уделяете внимание тому, о каких животных ваши дети читают книги и как эти животные в них отображены?

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе