Редакция
6 February 2020

«Слушайте, я знаю, что раздражаю вас, но, положа руку на сердце, какие варианты у меня есть?»: монолог матери, которая разрешает своему ребенку бегать по самолету

Дети в самолетах стали такой же вечной темой для обсуждений, как и ГВ в общественном месте: кто-то яростно протестует, кто-то игнорирует, кто-то жалуется, но они продолжают существовать, и это неизбежно. Недавно на портале Scary Mommy появилась кколонка матери, которая разрешает своим детям носиться по проходу самолета, и вот почему. И да: берегите свои холиварометры!

Путешествия с детьми — одна из величайших загадок жизни. Вы хотите, чтобы ваша жизнь не заканчивалась с появлением детей, а потому вы берете их в поездки. Вы хотите, чтобы они набирались опыта, заводили друзей, строили отношения с бабушками, дедушками и другими родственниками. Но доставить их из пункта А в пункт Б — невероятно сложно, а иногда и вовсе невозможно.

Первое время я пыталась сопротивляться. Я заставляла сына сидеть у меня на коленях все время, неважно, как громко он при этом кричал. Я пыталась подкупить его бесконечными вкусностями и перекусами, молоком, игрушками, даже пыталась заставить его смотреть что-нибудь (что угодно!) на телефоне.


Каждое новое отвлечение работало не больше пары минут, а потом он снова начинал кричать (очень громко, должна признаться).

Как бы я ни хвалила себя за то, что взяла его любимый поильник, самую любимую машинку и самую любимую на данный момент плюшевую игрушку, ему всегда чего-то не хватало. Целая сумка игрушечного арсенала переставала его радовать уже спустя несколько минут после взлета, если не раньше. Затем я начинала его укачивать, пела песенки ему на ухо, пыталась его успокоить, чтобы он дал мне и всему остальному самолету немного отдохнуть. Но пытаться укачать разъяренного тоддлера — это как пытаться запеленать осьминога и щенка одновременно. Ничего не выйдет.

Затем мы переключались на журналы в кармане сидения спереди. Их так весело вытаскивать и швырять на пол. Да, я знаю, что он пинает и толкает ваше сидение, когда делает это. Поверьте мне, я и так уже смотрю на своего ребенка самым злобным взглядом и приказываю ему перестать самым безапелляционным шепотом, но все мои угрозы не действуют на могущественного тоддлера — они просто отскакивают от него. Игрушек недостаточно, снэков мало, угрозы не работают. И в этот момент я поняла: их всегда будет недостаточно.

Истина заключается в том, что единственное, чего ему хочется в самолете, — это бегать. Бегать взад и вперед по проходу, взад и вперед, взад и вперед, до тех пор пока вы не начнете переживать, что он протрет дыру в полу, и дно самолета отвалится. Как только я это осознала, он стал значительно счастливее, но это была лишь половина битвы.


Дело в том, что тоддлер хочет бегать повсюду. Он не понимает, что ему нельзя забегать за людьми в туалет или стучаться в кабину пилота (мой сын пытался сделать и то, и другое).

Так что нам пришлось ходить за ним по пятам. Близко, чтобы он всегда был на расстоянии вытянутой руки на тот случай, если он решит устроить нам экстренное приземление. Но тут есть одна большая проблема — другие пассажиры. Вы же знаете, какие узкие проходы в самолетах: невозможно ходить взад и вперед, не задев ничью руку, ногу, а иногда и голову. Это неизбежно.

И тогда они начинают смотреть. Другие пассажиры начинают злобно на тебя смотреть, потому что ты ходишь взад и вперед и задеваешь их. На меня уже миллион раз так смотрели, и я всегда стараюсь улыбаться в ответ, но если честно, мне хочется плакать. Слушайте, я знаю, что раздражаю вас, но, положа руку на сердце, какие варианты у меня есть? Заставить моего тоддлера сидеть спокойно? Мы уже выяснили, что это не работает. Так что делайте выбор, господа пассажиры: крики и пинки или я, сто раз проходящая мимо, врезающаяся в вас и извиняющаяся каждый раз — и так весь полет. Выбор за вами.

Когда казалось, что пассажиры уже не способны ненавидеть меня больше, чем сейчас, мой ребенок решил, что он хочет давать всем пять. ВСЕМ. Если вы сидите у прохода, вам этого не избежать. У вас перед лицом непременно появится маленькая пухлая ручка. И он не уйдет, пока вы не дадите ему пять. Вы можете игнорировать его, притворяться спящим или делать вид, что не понимаете, что ему надо. Но мой ребенок упрям как осел — можете поверить мне на слово.

Да, я понимаю, что вы не хотите трогать его маленькую липкую руку, покрытую микробами, но и здесь у вас есть выбор: потрогать руку или оказаться в осадном положении, настойчивости которого позавидуют именитые генералы. И да, я вижу, как вы закатываете глаза.


Все, что я могу сказать тем, кто летит на самолете вместе с тоддлером: «Простите».

Это извинение для всех, кто слышит его крики, ощущает его пинки или вынужден давать ему пять. Пожалуйста, знайте, что я стараюсь. И если во время этого полета я пройду все свои десять тысяч шагов, то это только потому, что я знаю, что альтернатива еще хуже. Поверьте мне.

Так что сидите спокойно, наслаждайтесь шоу, может быть, купите родителю выпить (ему еще сложнее, чем вам сейчас), и дайте уже пять этому ребенку.

Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе