Редакция
13 November 2019

Путешествие в бессмысленный, беспощадный и спасительный мир индустрии детского сна: личный опыт

Любой родитель хоть раз мечтал, чтобы у его младенца была волшебная кнопка, погружающая его в здоровый 10-часовой сон. Трейси Кларк-Флори с сайта jezebel.com рассказала о своих отчаянных поисках способа научить ребенка спать и о том, как устроена масштабная и прибыльная индустрия, зарабатывающая деньги на детском сне (а точнее, на отчаянии переутомленных родителей). Мы перевели для вас самые интересные части этой статьи.

Я помню конкретный момент в один из первых месяцев жизни своего ребенка, когда я внезапно осознала степень своего недосыпа и отчаяния. Это произошло ночью, хотя, возможно, и в середине дня – черные мусорные пакеты, которыми мы заклеили окна нашей спальни, не позволяли точно определить время. Все, что я знаю точно, что в этот момент мы с мужем с двух сторон нависали над вибрирующей чудо-кроваткой, которую купили на сайте объявлений с приличной скидкой – за 250 долларов. В ней лежал сын, закутанный в фирменный спальный мешок на липучках – один из многих спальных мешков самых разных брендов, которые мы заказывали на Амазоне на протяжении многих бессонных ночей.

Я перевернула сына набок, чтобы муж мог «довольно уверенно» похлопать его по спинке, как было написано в последней из поспешно заказанных книг по детскому сну (стопка не переставала расти). В этот же самый момент мы издавали громкий и свистящий звук «шшшш» – такой, как было описано в инструкции: «как свист ветра или звук крана, открытого полностью, а не медленное пыхтение поезда». На тот момент нашим ведущим гуру была назначена Трейси Хогг – она же Заклинательница Детей. Она сказала нам, что так надо делать каждые 7-10 минут – и на моем айфоне был включен таймер. Мы останавливались только для того, чтобы облизать пересохшие губы, а затем вновь продолжали жадно втягивать воздух.

Спустя несколько минут мы совершили роковую ошибку, посмотрев друг на друга в тот момент, когда мы выталкивали последний воздух из наших легких и сгибались над кроваткой, как продырявленные надувные матрасы. Мы не смогли сдержать смешков. Смех разрушил наш консолидированный шипящий фронт – явное отклонение от инструкции, которая диктовала нам «излучать уверенность». Это был какой-то абсурд – механическое похлопывание, фирменное шипение и светящийся таймер, время на котором все не заканчивалось и не заканчивалось. Я рухнула на кровать, а затем на пол, давясь смехом. «Это какая-то хрень», – прокричала я шепотом. В этот момент мне стало совершенно ясно – индустрия детского сна "имеет" нас как хочет.

Однако на следующий день я уже задумывалась о приобретении электронной книги, обещающей чудодейственный график младенческого сна, за 39 долларов, а затем – образовательного курса от женщины, которая называла себя «Леди Сон», за 79 долларов. Я хотела спать, немедленно. А еще я хотела спать правильно. Я слышала множество предостережений – как в форме блогов с советами по детскому сну, так и в форме страшных историй от первого лица – о родителях, чьи дети требовали менять соски всю ночь напролет или о бессонных школьниках, производящих какие-то изощренные пытки над своими родителями. Контекст был всегда один: их родители – как правило мамы – сделали все неправильно. А потому я отправляюсь за очередной электронной книгой очередного эксперта по сну.

На заре своего родительства я знала, что существует огромный рынок книг про сон. До появления ребенка я получала классические рекомендации почитать «Детский сон. Простые решения для родителей» или «Здоровый сон — счастливый ребенок». Но я понятия не имела, что рынок уже давно не ограничивается такими знаменитыми олдскульными гуру, как Харви Карп, Марк Вайсблут или Ричард Фербер. Параллельно существовал развивающийся онлайн-рынок «тренеров по сну», продающих фирменные графики сна, электронные книги, которые стоили как целый учебник для колледжа, и консультации по 500 баксов за пакет.

Как и в случае с популярными книгами о сне, эти эксперты запатентовали свои успокаивающие техники, включая конкретные подходы к похлопыванию и шипению. Одна компания даже продавала альбом с идеальными шумами для укладывания ребенка за 12 долларов 99 центов. Еще были онлайн-курсы и закрытые чаты, и скайп-консультации, и email-рассылки – конечно же, все они стоили прилично. Одна именитая специалистка по сну предлагала услуги личной консультации за 25 тысяч долларов – «только по приглашению или рекомендации».

Практически все это было нацелено на те самые безумные первые месяцы, как раз когда мы с мужем обнаружили себя хихикающими над кроваткой. Но после того, как наш ребенок стал спать всю ночь, а мой мозг вернулся ко мне, я поняла, что существует довольно ограниченное количество стратегий, которые будут эффективны для детей раннего возраста. Большинство из них очень просты и интуитивны, типа: приглушите свет, избегайте излишней стимуляции, старайтесь положить ребенка в кроватку, когда он хочет спать, но еще не заснул, чтобы он постепенно учился засыпать самостоятельно. Есть ли тут что-то про жесткие графики сна, фирменное шипение и запатентованные техники похлопывания? Не очень-то.

Большинство экспертов соглашаются с тем, что обучение сну, направленное на то, что ребенок учится засыпать в своей кроватке сам, и включающее в себя определенное количество слез, можно начинать после шести месяцев. (Впрочем, некоторые говорят, что можно и раньше). В этом возрасте все задокументированные стратегии наконец начинают действовать. А вот первая половина этого года – это лучшее время для того, чтобы застать молодых родителей в состоянии отчаяния, недосыпа и, как было у меня, слабоумия.

Неприятная правда о младенцах, чья продолжительность сна может значительно разниться, заключается в том, что им необходимо часто просыпаться, чтобы поесть. «В начале жизни большинство младенцев спят очень прерывисто и часто просыпаются, чтобы поесть – это не просто часто встречающаяся ситуация, а физиологически обусловленный факт, – говорит Лори Фельдман-Винтер, профессор педиатрии в медицинской школе при Университете Роуэна. – В первые месяцы дети не состоянии проспать больше двух-четырех часов за раз». Но дети растут, и их внутренние органы тоже, а это значит, что они постепенно могут делать все более длинные перерывы между кормлениями, а их родители – получать большее количество непрерывного сна.

Конечно же, это идет вразрез с утверждениями экспертов, которые обещают быстрые результаты – как, например, Сьюзи Джиордино, бейби-коуч и автор книги «Двенадцать часов сна к двенадцати неделям», которую я, конечно же, купила, потому что я лох.

К базовой физиологии младенцев добавляется еще их личный темперамент, который может сделать сон ребенка еще более прерывистым. «Все люди разные, – говорит Фельдман-Винтер. – Среди наших близких друзей и родственников есть люди с разными паттернами сна, и иногда они бывают так же индивидуальны, как и свойства личности». Другими словами, совсем не обязательно проблема заключается в том, что родители не смогли найти правильного гуру по сну.

Но ни один родитель трехмесячного ребенка не хочет услышать, что им надо просто подождать, или что им достался ребенок-сова. Наша педиатр предлагала нам разные способы, которые могли оказаться полезными на ранних этапах, но ни один из них не предлагал быстрого решения проблемы. Каждый прием, когда я зачитывала свой список вопросов о сне, она наклоняла голову набок и спокойно и уверенно объясняла, что со временем все обязательно наладится. Так же она отвечала на мои полуночные электронные письма. Наша врач пыталась донести до меня простые истины доказательной медицины, но мне они были не нужны. Мне нужно было магическое решение.

Тренеры по сну, предлагающие очные и онлайн-услуги могут показаться тем самым магическим решением. Эта область оказалась на пике популярности за последние пару лет и привлекла внимание исследователей сна. «Тренеры по сну не имеют лицензий и не контролируются никем, – говорит Сара Хонакер, ассистент профессора педиатрии в Медицинской Школе Индианы. – Они не будут сильно отличаться по качеству». В качестве примера Сара приводит свою аттестацию как психолога: ее лицензирует независимая комиссия штата, и если она не будет соответствовать нужным критериям, ее лишат лицензии. «Для тренеров по сну не существует ничего аналогичного, – говорит она. – Их никто не контролирует». Подобные опасения не распространяются на консультантов по грудному вскармливанию, которых аттестует независимая комиссия.

В 2017 году коллегия медицинских экспертов опубликовала комментарий в журнале Clinical Pediatrics, выразив обеспокоенность отсутствием формальных гайдлайнов. Годом ранее совет директоров общества бихевиоральной медицины сна обнародовал предостережение, связанное с привлечением тренеров по сну, в связи с неопределенностью их образования и подготовки. Из-за отсутствия строгих гайдлайнов тренеры по сну могут иметь совершенно разный опыт и базу знаний. Исследование сайтов слип-коучей, проведенное в 2015 году, показало, что 44 процента из них вообще не указали никакого образования, а 70 процентов не сообщили о наличии у них медицинской подготовки.

Но это, конечно же, не остановило процесс появления дорогих сервисов. То же самое исследование показало, что средняя цена личной консультации составила 368 долларов, а онлайн-консультации – 314 долларов. Впрочем, оказалось совсем несложно найти личные консультации за 600$ и онлайн-консультации за 400$.

***

В целом не существует ни одного научного доказательства, которое бы поддерживало идею составления жесткого графика сна младенца, говорит Сара Хонакер. «Сама идея того, что существует некое уникальное для всех расписание, кажется мне проблематичной», – утверждает она. Несмотря на существование норм времени бодрствования для младенцев, все они являются довольно гибкими.

Хонакер обращает особое внимание на книгу «Как стать мудрым ребенком: дать ребенку дар ночного сна», в которой говорится о родительском контроле режима игр, питания и сна ребенка как противопоставление кормлению по запросу, рекомендованному Американской ассоциацией педиатров. Сейчас книга продается на Амазоне в разделе «здоровье детей», но ирония заключается в том, что педиатры неоднократно высказывали свою обеспокоенность советами по здоровью, приведенными в этой книге.

Фельдман-Винтер объясняет суть проблемы, которую может вызвать жесткий график сна в первые месяцы жизни младенца: «Если вы не реагируете на признаки голода у ребенка, потому что вы слишком увлечены выстраиванием правильного режима сна, велик шанс того, что у вас возникнут проблемы с кормлением». Другими словами, дети начинают есть меньше, чем им требуется, что может сказаться на запасе молока у мамы. «Серьезно, первые полгода – это не время надеяться, что вы сможете организовать ребенку режим сна», – добавляет она.

После полугода – и тому есть доказательства (и всевозможные гуру-подходы) – можно учить ребенка засыпанию. Существует множество методов: от более жесткого «дать проплакаться» до более мягкого, когда родители постепенно увеличивают время нахождения ребенка одного в кроватке, чтобы он постепенно привыкал засыпать самостоятельно.

После шести месяцев по-прежнему существует множество поводов для родительского отчаяния и множеств способов заработать на нем деньги, однако на этом этапе уже есть и много научно доказанных способов исправить ситуацию.

Проблема с индустрией детского сна – как и с разговорами о нем – заключается в том, что, несмотря на возможную поддержку, она нередко заставляет вас думать, это вы виноваты в том, что ваш ребенок не спит. «Я думаю, что основная проблема заключается в огромном количестве нереалистичных ожиданий и разных видов шейминга, которые встречаются в блогах: “О, мой ребенок уже может проспать столько-то часов, а ты, наверное, просто делаешь что-то не так”», – говорит Фельдман-Винтерс. Хонакер добавляет: «Родители могут находиться в сильном напряжении из-за желания сделать все “правильно”». Однако необходимо добавить, что в самом начале не существует единого «правильного» пути. Более того, слепое следование жестким правилам может привести к душевным расстройствам у их матерей.

Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе