Редакция
17 June 2020

«За время нахождения в роддоме я познакомилась с другими сурмамами, у каждой своя история, свои цели»: монолог женщины, участвовавшей в программе суррогатного материнства

Суррогатное материнство — тема очень сложная. Многие полагают такой способ стать родителями неэтичным и эксплуатационным. Однако пока суррогатное материнство легально (не везде, но в России да), к услугам женщин, готовых выносить ребенка для заказчиков, прибегают тысячи людей по всему миру. Нам написала женщина, которая поучаствовала в программе суррогатного материнства. Она рассказала о своем опыте и подробно описала все, что с ней происходило. Мы публикуем ее историю на условиях анонимности.

У меня двое своих детей: девочка и мальчик. Имею высшее образование, специалист по работе с молодежью. Сейчас нахожусь в декретном отпуске по уходу за ребенком до трех лет. Не замужем.

В программе суррогатного материнства (СМ) решила участвовать из-за денег. Мои поиски информации о СМ начались в мае 2019 года. Гугл помог найти нужные номера телефонов, сайты.

Я заполнила короткую анкету, на следующий день мне позвонила девушка, представитель агентства, она отправила по WhatsApp подробную анкету, попросила мои свежие фотографии и фотографии детей. После обработки анкеты меня пригласили на УЗИ органов малого таза. С маткой все в порядке, противопоказаний к беременности нет.

Назначили день подсадки эмбриона. До этого дня мне надо было сделать ЭКГ, пройти осмотр нарколога и психиатра. Куратор попросила врачам на смотре говорить, что я участвую в ЭКО, а не в СМ. Принести свежую флюорографию. Осмотры специалистов оплачивала сама, сохранила чеки, агентство вернуло потраченные деньги. Подписала договор кандидата в СМ с агентством.

В день подсадки приехала в клинику, подписала договор о медицинском вмешательстве, переоделась и пошла в процедурный кабинет. Перенос эмбриона занял не больше 10 минут, не больно, эмбриону 5 дней. Потом оделась и поехала домой. Через 10 дней сдала кровь на ХГЧ, но результат был отрицательным, эмбрион не прижился, началась менструация. Потом повторное УЗИ в клинике и новая дата подсадки эмбриона.

В этот раз беременность наступила. В офисе агентства подписала договор о вынашивании ребенка. Куратор мне объяснила, что каждый новый перенос эмбриона это новые генетические родители, а не одни и те же заказчики, которые ждут наступления беременности у конкретной выбранной сурмамы. Никто не ждет месяцами, пока беременность наступит. Если эмбрион не приживается, следующая подсадка — уже другой эмбрион у других биологических родителей. Так было и у меня. Всего дают три попытки, если после трех переносов беременность не наступает, кандидата в СМ исключают из программы.

С самого первого дня программы я принимала медицинские препараты, которые поддерживают беременность, в том числе витамины. Все лекарства назначала гинеколог, которая вела мою беременность. Препараты выдавали в достаточном количестве в офисе агентства.

Спецпроект

Беременность протекала хорошо, без токсикозов и прочих неприятностей. Врач вела пристальное наблюдение за моим состоянием, я регулярно сдавала необходимые анализы, выполняла все назначения гинеколога. Каждый прием гинеколог фотографировала меня на фоне настенного календаря, фотографию отправляла куратору, а она пересылала родителям. Это для того, чтобы показать родителям, что я прихожу на осмотры в назначенный день, за мной наблюдают врачи.

Вскоре после наступления беременности открылось кровотечение, не слишком много и не больно. Я позвонила гинекологу, она сказала, что нужна срочная госпитализация. Вызвала скорую помощь, меня повезли в больницу. Сделали УЗИ, плод на месте, срок четыре недели. Уколами сохранили беременность. Куратор просила сделать селфи в палате— родители беспокоятся и им нужно знать, где я и все ли хорошо. Выписали через четыре дня, потом отправила куратору еще селфи с улицы — знак того, что меня выписали, я еду домой.

После госпитализации на осмотре у своего гинеколога выявили гематому в матке, назначили капельницы, я приезжала в офис на каждый день на процедуры. Дома принимала таблетки и ставила сама себе уколы внутримышечно, через несколько недель гематома прошла, угрозы больше не было.

От куратора во время первого скрининга я узнала, что мои заказчики из Восточной Азии, и я вынашиваю девочку. Возраст родителей я не знаю, род их деятельности тоже не знаю. Программа анонимная. ПДР – апрель 2020 года, куратор сказала, как правило, сурмамы рожают раньше ПДР и мой срок родов – конец марта.

Зимой была плановая госпитализация в роддом. Госпитализировали с целью укрепить шейку матки и предотвратить угрозу невынашивания беременности, срок беременности тогда составлял 25 недель. Лечение состояло в ежедневной капельнице магнезии и покое. Лежала в платной двухместной палате. Выписали. Новый год отметила дома.

Через пару недель — установка пессария. До этого дня я не знала, что такое пессарий. В свои две беременности проблем с шейкой матки не было. Врач не объяснила принцип работы кольца, как я себя буду чувствовать во время и после установки, как выглядит кольцо, на мои вопросы не отвечала. На гинекологическом кресле я не могла расслабиться, врач обращалась грубо, кольцо вставила силой, резко, было очень больно. Потом сказала, что ей жалко ребенка, которого я вынашиваю, мол, будет страдать в родах, потом добавила: «Как ты будешь рожать, если не можешь потерпеть установку пессария?»

Когда я слезла с кресла пошла надевать трусы, врач велела мне мыть руки и идти ложиться на кушетку. Но я все равно сначала надела трусы и только потом подошла к раковине и стала мыть руки. Врач была недовольна тем, что я надела трусы. А мне было неловко стоять голой и мыть руки в присутствии куратора и медсестры. Помыла руки с

мылом, вытерла, подошла к кушетке, сняла трусы и легла. Врач села мне на ступни и стала объяснять, как правильно вставлять свечи при пессарии. Свечу я взяла в левую руку, мне удобнее свечи вставлять именно левой рукой, не правой. Я волнуюсь, мне еще больно от установки кольца, на моих ногах сидит злая врач и смотрит, как я пытаюсь вставить свечку во влагалище.

Говорит мне: «Чего ковыряешься? В собственном влагалище разобраться не можешь?». Я разволновалась еще сильнее, мне очень неприятно от такого обращения, смотрю на куратора, на медсестру, они молчат, может бояться что-то сказать столь гениальному врачу. В итоге мне удалось вставить правильно свечку, обогнув задний край кольца и глубоко засунуть свечку. Пишу с подробностями, потому что это важно для меня. С таким грубым врачебным отношением я столкнулась впервые. Это было унизительно и больно. Потом оделась и вышла из кабинета. В коридоре, конечно же, разревелась — я не ожидала такого хамства по отношению ко мне, очень обидно и неприятно, еще и пугает сложными родами. Куратор попыталась успокоить меня, ссылаясь на профессионализм врача — она заинтересована в рождении здорового ребенка.

От этого случая два дня приходила в себя. Пессарий перестала чувствовать через пять дней. Кольцо надо промывать каждые 7-10 дней, я ездила к своему гинекологу. И уже она рассказала принцип работы кольца, рассказала каких оно бывает форм и материала. Теперь мне стало понятно, почему сразу не получилось вставить правильно свечку. Пессарий в форме бабочки с пятью отверстиями и надо свечку пропустить через край кольца по задней стенке.

Куратору сообщила свое недовольство врачом, выразила желание поменять ее, так как попросту боюсь рожать с ней. На что куратор ответила, что смена врача — очень непростая процедура, так как именно с ней заключен договор у агентства, и родители-заказчики тоже подписали со своей стороны договор с этим же врачом, а поскольку они иностранцы, договор переписывать никто не будет. Но куратор обещала поговорить с врачом, чтобы та относилась ко мне добрее.

Весной я сходила на два сеанса у штатного психолога, встречи были бесплатны для меня. Психолог молодая интересная девушка, в основном я рассказывала о себе, о планах на будущее, беременность особо не обсуждали. Как хорошо, когда тебя слушают, задают вопросы, участвуют в беседе. Давно у меня такого общения не было. Приятно вспомнить те две встречи.

Вскоре я планово поехала в роддом, уже на роды. ПДР приближалась. Последние дни-недели сурмамы проводят в роддоме в дородовом отделении. Меня определили в палату люкс, там две комнаты, отдельный просторный душ, туалет, холодильник, микроволновка, мягкий диван, шкаф с посудой, шкаф под одежду, два больших окна с жалюзи, телевизор с тремя каналами, большое зеркало, DVD-проигрыватель и диски с фильмами, высокая койка, тумбочка. Через день состоялся консилиум врачей, решали вопрос о способе родов, так как у меня была низкая плацентация и на последнем УЗИ в мозгу ребенка обнаружили новообразование, решали, как рожать и не повредит ли мозгу ребенка прохождение через родовые пути с учетом низко расположенной плаценты. Решили начать естественным путем, а если будет угроза, то прооперируют.

Меня отправили на МРТ головного мозга плода. Опухоль не подтвердилась, с мозгом ребенка все в порядке. Я спокойна, родители тоже. После МРТ водитель отвез меня обратно в роддом.

28 марта 2020 года президент объявляет режим самоизоляции по всей стране, границы закрывают из-за коронавируса. Но я и так в роддоме, никуда не выхожу, жду начала родовой деятельности. Ничего не происходит, даже не было тренировочных схваток.

2 апреля 2020 года в роддоме, на 4 этаже (я лежала на третьем) у одной беременной обнаружили ковид, ее перенаправили в инфекционную больницу, подключили к аппарату ИВЛ, а нас всех кто находился в роддоме, закрыли на строгий карантин. Три раза брали у персонала и пациентов анализ на вирус. Медработники жили в отдельно выделенной для них палате. Врачи, медсестры, санитарки теперь жили вместе с нами, пациентами. Карантин на две недели, роддом в эти дни никого не принимал. Выписка с малышами проходила на улице, никаких фотографов, шариков, цветов и подарков в холле первого этажа. Все встречающие родственники в роддом не входили, ждали, пока молодая мама с ребенком выйдут на улицу, около роддома фотографировались и уезжали. На карантине нельзя было покидать отделение. Сиди в палате и ходи в столовую. Пациенты подписали бумагу, что с правилами карантина ознакомлены, за нарушение режима грозит уголовная или административная ответственность, штрафы.

Родители через куратора просили мои фотографии и видео. Я фотографировалась в зеркале, снимала для них палату, комментировала свою обстановку. Куратор общается только с переводчиком, самих родителей не знает, или мне говорит, что не знает, кто они.

Каждый день ко мне в палату приходила добрая врач, смотрела и слушала живот через деревянную трубочку, роды не начинались. За время нахождения в роддоме я познакомилась с другими сурмамами, у каждой своя история, свои цели. Знаю девушку, у которой трое своих детей и три суррогатные беременности и родов.

11 апреля в 6:30 утра начались интенсивные сильные схватки, я пошла на пост к медсестре, осмотр на кресле, идет раскрытие шейки, потом КТГ, около 8:00 за мной приходит акушерка и вместе с вещами отводит меня в индивидуальный родзал, отделение «Семейные роды». Там рожают только платно, по договору, с партнером. Родзал просторный, светлый, чистый, с современным оборудованием, мягкая широкая кушетка и кресло-трансформер для родов. Акушерка все время находилась со мной рядом, показывала как дышать, я дышу, терплю боль схваток, стою, хожу, дышу. Опять КТГ, смотрят раскрытие шейки матки, в 10:00 я перелезла на кресло, приходит врач, говорит, как надо дышать. Но ее методика дыхания отличалась от того, как меня научила дышать акушерка. Кричит на меня во время потуг, хлопнула рукой по моей щеке из-за того, что дышу не по ее правилам. Акушерка кричит свое, врач кричит свое, я не знаю, кого слушать, ребенок лезет, мне одновременно больно и уже все равно, усталость накрывает и опять терплю хамство врача. Она кричит на меня, комментирует, что я дышу как утка, как собака.

Звонит при мне куратору, говорит, как плохо я дышу. Во время схваток и потуг я не кричала, не стонала, родила быстро, естественным путем. Ребенок здоровый, со мной все хорошо, я в сознании. Девочка живая, здоровая, 8-9 баллов по Апгар. Ребенком занялись неонатологи, а ко мне пришел мужчина анестезиолог, сделал укол, это общий наркоз минут на 20, чтобы зашить разрезы. Очнулась в том же родзале на кресле, дали подкладную, переложили на каталку и повезли в послеродовую палату.

Ребенка я больше не видела, знаю, она лежала в этом же отделении в отдельной палате под присмотром врачей. Со слов медперсонала, с девочкой все хорошо, анализ крови отличный, аппетит есть, все в порядке. Я наконец-то смогла полежать на животе, сходить в душ, отдохнуть. Послеродовая палата была маленькая, но уютная, на одного человека. Еду приносили из кафе, очень вкусно и разнообразно.

Вскоре пришла нотариус и юрист агентства, я подписала нотариальный отказ от ребенка в пользу биологических родителей. Успела заметить, что в документе фигурирует только мужчина-папа. Женщины не было указано. Возможно, заказчик одинокий папа. Нотариус не ответила на этот вопрос.

Швы заживают, чувствую себя хорошо, ничего не болит. В день выписки собрала вещи и спустилась вниз, там меня встречает юрист, мы выходим, садимся в его машину, он передает мне деньги — около миллиона рублей наличкой, я пересчитываю, ставлю подпись за получение гонорара, выхожу из машины и еду домой.

Очень соскучилась по детям. Деньги переведу в доллары, в рублях хранить не буду.

Из-за пандемии и закрытия границ, родитель не сможет забрать своего ребенка. Как правило, новорожденных из роддома сразу забирают биологические родители. Девочку после выписки отправили в дом от агентства, там уже ждут своих родителей два других ребенка. Малышам оказывают круглосуточный уход няни и медсестры. Когда девочку смогут забрать, неизвестно, но мысленно я ей посылаю лучи добра.

К агентству у меня претензий нет, медсестры, гинеколог, куратор, водители все доброжелательные, уважительно относятся к сурмамам. А вот врач застряла в совке со своими методами ведения родов, потеряла человечность, стала злой. За каждые роды сурмамы она получает больше ста тысяч рублей, ходит в золоте, в мехах и вот так смеет обращаться к сурмамам. Оправдывая это тем, что в программу идут не от хорошей жизни.

Самое сложное во время беременности для меня оказался поиск няни для своих детей, срочно найти няню для двух малышей не просто. Бабушек нет, а няня, которой я доверяю, легла на операцию и не смогла помочь. Во время госпитализации меня выручали подруги, им огромная благодарность.

Если я еще и буду участвовать в программе СМ, то за большее вознаграждение, за большую ежемесячную оплату, хочу чтобы на родах присутствовали родители-заказчики и контролировали процесс родов.

Я получила огромный опыт, не жалею о своем решении. Помогла обрести счастье родительства, подарила жизнь новому человеку. Пусть эта семья живет счастливо.

Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе