Нет, это нормально
Кому на самом деле принадлежит женская грудь?
Мнения

Кому на самом деле принадлежит женская грудь?

Катя Локшина, консультант по грудному вскармливанию и мама троих детей, по просьбе НЭН написала колонку, в которой попыталась разобраться — кому же принадлежит грудь современной кормящей матери. Обществу? Ее ребенку? Мужу? Ей самой и только? Оказывается, это вопрос похлеще «Кому на Руси жить хорошо?».


Моя профессия — консультант по лактации, а я, если говорить русским языком, — помогаю женщинам при проблемах с кормлением грудью.

Как приложить ребенка к груди, чтобы было небольно, как сесть (или лечь), чтобы мама не уставала во время кормления, как убедиться, что ребенок получает достаточно молока, что делать при воспалении в груди, как продолжать кормить, если мама или ребенок болеют, — все эти вопросы для меня скорее из области техники кормления, здесь все логично, и при соблюдении нескольких простых правил редко когда возникают сложности.

Однако с годами я заметила, что «техника» грудного вскармливания не всегда работает. Есть еще какие-то неуловимые вещи, которые как будто не позволяют женщине строить отношения с ребенком при помощи кормления грудью.

Мы встречаемся с женщиной в период самой значительной трансформации в ее жизни, не знаю даже, что может затмить значительность этих событий — рождение ребенка и одновременно рождение матери. Изменения в теле, в ощущениях во время беременности, невероятный по эмоциональному накалу опыт родов (кого-нибудь это оставляло равнодушным?) и совершенно новая жизнь с ребенком.

Когда я говорю, что кормление грудью — это социальный навык, я всегда ловлю несколько удивленных взглядов. Мы мало осознаем, насколько огромно влияние общества на этот процесс. Мало знать о физиологии лактации и профилактике лактостазов, эти знания не сильно помогают, когда в руках новый человек, кажущийся очень хрупким, когда тело, скорее всего, болит и ощущается непривычно, в эти моменты хорошо понимаешь, насколько суха теория.


Если опыт о том, как выглядят и ведут себя обычно младенцы, основан только на услышанных когда-то рассказах и увиденных когда-то фильмах (где малыша после кормления кладут в кровать и уходят из комнаты, выключая свет), неизбежно чувство неуверенности.

В этот самый момент, на этой новой территории выступают на первый план все собранные нами за предыдущую жизнь страхи, все клише о кормящих. Общество, где мы росли, одновременно идеализирует и демонизирует матерей. Мы и почти небесные создания с одухотворенными лицами, «дающие новую жизнь», мы — матери будущих членов общества, а также мы — это те, кто «слишком мало кормила» (читай: испортила здоровье ребенку), и еще те, кто «слишком долго кормила» (испортила ребенку психику), мы раздражающие элегантных людей «яжматери» и просто «мамашки» (и это слово используется как синоним ограниченности).


Профессор Стенфордского университета и мама четырех детей Мэрилин Ялом в своей книге «История груди» задается вопросом: «Кому принадлежит женская грудь?». Женщине, частью тела которой она является? Или мужчине, который прикасается к этой груди? Или художнику, который изображает «идеальное» женское тело? Или модному дизайнеру, который решает, будет в новом сезоне силуэт с подчеркнуто большой грудью или наоборот — с маленькой? А может, младенцу, сосущему молоко матери? Или гостям ток-шоу, решающим, можно ли демонстрировать в общественных местах лактирующую грудь, или же это возможно только для нелактирующей груди определенной формы? Врачу, решающему, как часто обследовать грудь и какими методами?

В разное время на протяжении человеческой истории общество использовало женскую грудь в своих целях. Интересно, что в древнем мире женской груди не уделялось столько внимания, сколько уделяли уже, например, в Средние века. Женщина как символ плодородия ценилась в своей детородной функции в первую очередь, а вопросы груди волновали общественность исключительно в разрезе кормления детей. Если боги кормили детей молоком, то это молоко даровало бессмертие. В древние времена грудь ассоциировалась с изобилием и сытостью, а своих детей грудью кормили пока что женщины всех сословий.

То, что происходило с грудью дальше, в Средние века и практически вплоть до середины XX века, мы можем видеть лишь глазами мужчин: мужчины были поэтами, воспевавшими красоту женской груди, художниками, изображавшими «идеальную грудь» (кстати, тогда «красивой» грудью считалась широко расставленная и небольшая), священники решали, какой вырез на платье целомудренный, а какой нет. Позже государственные мужи издавали свои декреты, вдохновившись Жан-Жаком Руссо, который «вернул женщин к их обязанностям, а детям возвратил счастье», поощряя женщин кормить своих детей самостоятельно, без помощи кормилиц. Спрашивал ли кто-то женщин тогда, хотят ли они кормить?


Как за несколько столетий грудь из инструмента для кормления маленьких детей и символа плодородия превратилась в эротический символ, предназначенный исключительно для того, чтобы доставлять удовольствие мужчинам?

В XX веке женская грудь помогала продавать товары и воевать, сегодня она помогает получать прибыль производителям белья и врачам эстетической медицины. Эфемерные идеалы красоты (потому что идеалы никогда не бывают объективными) настолько глубоко проникли в нас, что естественные изменения тела в беременность или во время кормления не радуют никого.

Я регулярно слышу от женщин после родов ремарки типа «мой ужасный живот», «это не грудь, а вымя» — это они так о послеродовом нагрубании груди. Мамы чувствуют себя «дойными коровами», если ребенок часто просит есть. Прибавим к недовольству своим внешним видом ощущения боли в теле после родов, нарушение привычного ритма сна и, скорее всего, недосып, множество страхов о состоянии ребенка, и в таком состоянии женщина на момент нашей с ней встречи находится не один-два дня, а иногда уже несколько недель, когда усталость накопилась, живот все еще большой и сходить в душ — большая проблема.

Обычное, нормальное желание — прекратить «все это» как можно скорее, иногда — «я готова потерпеть, если это нужно ребенку» и очень редко, почти никогда — принятие себя и происходящего как нормы. «Простите за мой внешний вид», — я слышу на каждом втором визите к женщине после родов. Это значит, что подсознательно женщина считает: «Так выглядеть нельзя».


Общество дает разрешение, как «можно» выглядеть женщине, и довольно агрессивно принуждает нас прятаться, когда мы выглядим недостаточно приемлемо для общества. Недавняя история с кормлением ребенка в «Кофемании» вылилась в целый парад социальных клише в СМИ: «кормление это же таинство» (то есть спрячься дома и не выходи), «она может кормить в общественном месте, ЕСЛИ это выглядит эстетично» (особенно радует то, что кто-то может вообще выдавать взрослым женщинам разрешение на такие вещи или запрещать их!), ну и классическое — «вывалила свои сиськи» как обвинение в эксгибиционизме.

Но знаете, очень трудно совершать каждый день по много раз «таинство» в своей светелке, в то время как ВОЗ наказал всем кормить по требованию и «до 2 лет и более». И при этом быстро «вернуть форму». Не быть «домашней клушей». «Выглядеть сексуально». Вести красивый инстаграм. Что там еще, заниматься «саморазвитием»? Я не знаю, кто это выдержит и останется в своем уме.

Кстати, есть антропологи, которые утверждают, что в традиционных обществах практически не существует такого явления, как послеродовая депрессия. Мне интересно, насколько молодые матери в традиционных сообществах довольны собой и своим телом, что-то мне подсказывает, что ответ опять не в пользу нас.

Что нужно для преодоления страхов, неврозов по поводу своей внешности и своей функциональности? Раз я консультант по грудному вскармливанию, давайте хотя бы с груди начнем — какая грудь «достаточно хорошая», как вообще должна выглядеть нормальная грудь?


Кларисса Пинкола-Эстес, автор книги «Бегущая с волками», пишет: «Вопрос не в том как выглядеть, а в том как себя ощущать. Грудь любой формы имеет функцию: кормить и быть чувствительной. Она дает молоко? Она дает ощущения? Значит, это хорошая грудь!».

Поскольку естественная передача опыта о том, как выглядит грудь женщины и как ее использовать по назначению, нарушена, можно сделать несколько простых шагов для того, чтобы немного откалибровать собственный взгляд на понятие нормы.

Для начала — просто осознать, почему я маскирую ту грудь, что у меня есть, при помощи специального белья — косточки, поролон, силиконовые вставки, пластические операции — откуда взялись мои понятия о том, что такое «красивая грудь»? Реклама? Кино? Журналы? Понятно, что и мужчины формируют свои представления о женском теле при помощи СМИ и порнографии, получается, действительно как в анекдоте, «женщинам нельзя смотреть фильмы о любви, а мужчинам — порно, ведь и там, и там неправда».

Тело, с одной стороны, спрятано, редко кто из современных молодых людей ходит в общественные бани, например, и редко кто в детстве успевает понянчить несколько младенцев и увидеть в домашней обстановке, как ведет себя кормящая мать, как часто она дает грудь, как спит ребенок, нормально ли, что он стащил со стола картофелину и потом запил грудным молоком, или что обильно срыгнул в возрасте трех недель. Все это спрятано от нас, всего этого нет на улицах, почти нет в кафе, в ресторанах, в общественных местах. Первый ребенок, которого мы берем в руки, — это наш собственный.


Как заполнить этот пробел в социальных навыках по выращиванию детей, по кормлению грудью? Интернет, лекции, книги и так далее — это хорошая идея для усвоения теории, но социальный навык все же лучше всего тренируется в социуме. Сегодня нам приходится немного искусственно создавать это общество, но оно того стоит. И даже если вы социофоб и не любите встречаться с незнакомыми людьми (например, будучи беременной, прийти в группу мам, кормящих грудью) — стоит попытаться. Окружить себя людьми, которые успешно кормят или кормили своих детей — это тоже работает. Точно так же работает это с любой другой областью нашей жизни: переедание, вредные привычки, большой процент которых мы приобретаем именно благодаря социальному давлению.

Так давайте использовать это давление нам на благо, пусть общество делится не только вредными, но и полезными привычками, такими как беспроблемное кормление грудью и ощущения своего тела на всех стадиях жизни как нормального, красивого, не требующего постоянной корректировки.

Поделись статьей с друзьями