«Мы не молочные»: консультантки по ГВ рассказали НЭН, что такое травма некормления

Неудачный опыт лактации может стать тяжелым переживанием для молодой матери, а боль оттого, что с ГВ все сложилось не так, как хотелось бы, многие женщины чувствуют в течение многих лет.
13 декабря 2021
Редакция
Иллюстрация Настасьи Железняк
Иллюстрация Настасьи Железняк

Мы поговорили с сертифицированными консультантками по ГВ Полиной Лыковой и Катей Локшиной о том, у кого есть риск развития травмы некормления, о том, как общаться с женщинами, у которых лактация не сложилась, и о непростой внутрисемейной динамике.

Что вообще такое «травма некормления» и насколько употребительно это понятие?

Катя Локшина:

Я услышала об этом определении несколько лет назад, по-английски «травма некормления» — это breastfeeding grief, о ней написала книгу Хилари Джейкобсон. Но еще до того, как появилось это устойчивое выражение на русском языке, консультанты по грудному вскармливанию обсуждали между собой сложно объяснимые острые реакции в разговорах о грудном вскармливании (особенно заметны они в социальных сетях, на всяческих родительских форумах и в чатах) от матерей, у которых кормление не сложилось.

Полина Лыкова:

Травма некормления — один из вариантов посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), определенная эмоциональная реакция, возникающая в результате болезненного для психики опыта грудного вскармливания.

Она может возникнуть в ситуациях, когда женщина кормила не так, как ей хотелось, не столько, сколько ей хотелось, когда не удалось получить необходимую помощь и поддержку, когда кормление сопровождалось проблемами (боль, дискомфорт, лактостазы, травматичное сцеживание, нехватка молока).

Термин «травма некормления» (breastfeeding grief) появился в начале 2000-х годов. Женщины, которые столкнулись с проблемами в кормлении детей, хотели обозначить с помощью него свои чувства. Сейчас этот термин вполне распространен среди тех, кто интересуется психологическими аспектами грудного вскармливания.

Лактация — часть репродуктивного процесса, и по идее, можно не уточнять, что конкретно привело к переживаниям, а назвать то, что происходит с человеком, общими словами — ПТСР в результате репродуктивных трудностей.

Интересное по теме

«Мы выбились из сил»: пост-напоминание о том, что не у всех мам получается кормить грудью (и это нормально)

Но конкретизация травмы позволяет более точечно с ней работать и использовать максимально подходящие для этого инструменты. К сожалению, пока не так много специалистов умеют бережно работать с травмой некормления, поэтому как раз и имеет смысл максимально конкретизировать проблему, чтобы женщина, пришедшая за помощью, не столкнулась с непониманием и обесцениванием от специалиста.

И чем больше мы говорим о том, что кормление или некормление — не просто выбор, а важные решения, которые женщина принимает в имеющихся обстоятельствах, тем больше будет реальной помощи и поддержки в области грудного вскармливания.

Есть ли травма некормления, на ваш взгляд, у каждой матери, которая не смогла кормить грудью?

Какие факторы влияют на то, что у женщины, у которой был неудавшийся опыт кормления, останется травма?

Полина Лыкова:

Причины некормления всегда разные, и конечно же, не всегда за ними следует травма. Травмы скорее всего не будет, если решение о кормлении или некормлении ребенка принято женщиной самостоятельно — взвешенно, с учетом своих потребностей и возможностей, с использованием современной информации, с уверенностью в правильности своего решения.

Если же завершение лактации произошло раньше, чем планировалось, и было связано с давлением, обесцениванием, отсутствием помощи и поддержки от близких и медиков, травма более вероятна.

По статистике, ПТСР возникает у 25–35 процентов людей, переживших травмирующее событие. Женщины, которые не смогли кормить так и столько, сколько хотели, по мнению Мириам Лэббок, проходят те же стадии, что и люди, переживающие горе.

Грудное вскармливание вызывает у женщин много эмоций. Если кормление сложилось не так, как ожидалось, возникает чувство вины, стыд, горечь, сожаление. Нельзя игнорировать их, пытаясь поддержать родителей обесцениванием их усилий, в частности, и ценности грудного вскармливания в целом.


Слова про то, что «и на смеси дети прекрасно растут», «нет смысла кормить после года» — псевдо-поддержка.


В этот момент женщина получает посыл «ты переживаешь по несущественному поводу», «твои чувства ничего не значат для меня». Мы знаем, что репродуктивные трудности с зачатием, вынашиванием беременности, родами затрагивают и эмоциональную сферу человека. Лактация — не менее значимая для женщин область жизни.

Если женщина планировала кормить определенное время, но что-то не сложилось, псевдо-поддержка звучит так, будто женщина неправильно чувствует — подумаешь, кормить не смогла! Или кормила не шесть месяцев, а четыре! «И достаточно, всю пользу ребенок и так получил» — эти слова прозвучат обесцениванием чувств матери.

Настоящей поддержкой будет признание, что не всегда складывается так, как планировалось, что можно получить помощь от специалистов. Можно сказать, что вам жаль, что так сложилось, что так бывает, что вы не знаете, что сказать. Это будет намного честнее и более поддерживающе, чем обесценивание.

Интересное по теме

«Что же все другие женщины — они не матери?». Колонка Наташи Ремиш о противостоянии ГВ и ИВ

Катя Локшина:

Не думаю, что каждая женщина, которая не кормит грудью, горюет по этому поводу или же имеет травму некормления. Все очень индивидуально. Уверена, профессиональные психологи могут дать более точные ответы на этот вопрос.

По моему опыту в профессии, наиболее остро несложившееся кормление переживают женщины, которые имели какую-то очень четкую картинку того, «как правильно», и у которых реальная жизнь очень сильно не совпала с тем, как все представлялось до рождения ребенка. Из факторов риска: перфекционизм мамы; давление родственников и друзей.


Становясь родителем, мы водружаем себе на плечи такое огромное чувство вины, что особо-то и поводы искать не нужно.


Все, что хоть немного «не», уже наша вина в том, что чего-то недодали ребенку, испортили в нем что-то. Есть мамы, которые кормили грудью довольно длительное время, но иногда приходилось давать смесь, и некоторые из таких мам тоже будут очень сильно переживать, что их грудное вскармливание было «не таким», «ненастоящим».

Как можно вылечить травму некормления? Какие практики или варианты терапии вы можете посоветовать?

Катя Локшина:

С травмами, на мой взгляд, лучше всего работают специалисты в области психологии, психотерапии. Иногда нужен психиатр и лекарственная поддержка. Ближайшее окружение может постараться хотя бы не усугублять состояние женщины своими бесконечными вопросами про грудное вскармливание, как оно идет, комментариями, как нужно и как было бы лучше.


На мой взгляд, вопрос «ну как, молочка хватает?» вообще надо официально запретить задавать молодым родителям и придумать какой-то другой сигнал проявления заботы.


Иногда ко мне обращаются родители в ожидании следующего ребенка, чтобы обсудить неудачный опыт предыдущего кормления — на мой взгляд, это тоже может стать терапевтической практикой, потому что консультант выслушивает безоценочно, не перебивая, и не вдаваясь в рассказы «а вот у меня», как это обычно делают во время подобных разговоров друзья.

Такая беседа позволяет выявить страхи, которые есть у родителей по поводу процесса грудного вскармливания, проговорить какие-то острые моменты, чуть лучше подготовиться к новому опыту.

Полина Лыкова:

За избавлением от психологических травм стоит обращаться к психологам. Важно, чтобы специалист помог разобраться с эмоциями и чувствами, а не оценивал бы сам способ вскармливания и ухода за ребенком.

Грудное вскармливание — очень эмоциональная область и соприкосновение с чужими историями может быть соблазнительным для работы с собственным травматичным опытом. Если вы не просили поделиться своей историей, а вам рассказывают про личный опыт кормления («я тоже кормить не смогла, ну и что?»), возможно, ваш помощник захотел «полечиться» о постороннего человека. Это может быть неосознанно, подсознательно, но означает, что для решения вашей проблемы лучше искать другого специалиста.

Хорошие результаты будут при работе с когнитивно-поведенческим терапевтом, могут помочь практики mindfulness, EMDR (десенсибилизация и переработка с помощью движений глаз).

Сегодня молодые женщины осведомлены о пользе ГВ, и в роддомах маму и ребенка не разлучают в первые дни, и многим ГВ удается наладить с самого начала. У поколения современных бабушек (которые сами рожали детей, например, в 1970-1980-е годы) часто не было достаточных знаний о ГВ и строгость правил кормления нередко приводила к тому, что не было и длительной лактации.

Можете ли вы дать какой-то совет, как общаться молодой кормящей женщине с собственной матерью, у которой осталась боль оттого, что она не смогла кормить (или не смогла кормить долго)?

Катя Локшина:

О, какой хороший глубокий вопрос! Опыт кормления других женщин в семье влияет на то, как складывается кормление у более молодых ее членов, и это влияние женщина испытывает на себе на протяжении всей жизни, с самого детства, слушая рассказы ее мамы, бабушки, тети или старшей сестры о том, как они кормили (или не кормили) грудью, слушая маленькие ремарки и замечания, которые эти женщины делают в сторону других.


И, конечно, с появлением нового младенца в семье, особенно если он первый спустя долгий период, оживают все страхи старших родственниц и очень мало кто в состоянии отделить свои личные истории от того, что сейчас происходит у их дочери или внучки.


Все это накладывается на стресс от адаптации к изменению состава семьи, к новому своему статусу (рождение ребенка не только нас делает мами, но и наших мам превращает в бабушек).

Целый коктейль эмоций бурлит в этот момент в семье. И дальше еще очень много зависит от того, как в конкретной семье принято общаться друг с другом.

В мои задачи не входит помощь старшим родственникам — максимум, что я обычно делаю, это провожу информационный ликбез по тому, какие существуют современные взгляды в науке о грудном вскармливании.

Обычно я концентрируюсь именно на маме малыша, на вопросах грудного вскармливания, и могу лишь дать мимолетно небольшой комментарий, в каком ключе вести беседы про кормление с родственниками, чтобы эти беседы минимально травмировали. Но, конечно, я понимаю, что этого совершенно недостаточно, чтобы в корне изменить внутрисемейную ситуацию, у меня нет никаких иллюзий на этот счет.

Полина Лыкова:

На моих консультациях нередко присутствуют бабушки. И я встречаюсь с тем, как сильно женщины расстраиваются от осознания недостаточного объема информации, отсутствии подходящих условий для кормления в своем материнстве.


Мне кажется, важно признать, что человек делал в тот момент все, что мог,  — исходя из имеющейся у него на тот момент информации и возможностей.


Если ваша задача поддержать и не усугублять чувство вины, благодарите бабушку за то, что она смогла тогда сделать. Что кормила целых три месяца, что сцеживалась и сохраняла молоко, что терпела боль — потому что изо всех сил хотела сделать так, как надо, так, как будет лучше для ее ребенка.

Не стоит ждать оправданий, не нужно манипулировать чувством вины, но в то же время совершенно нормально, если у вас нет сил на поддержку вашей матери. Как вариант — договориться не обсуждать вопросы, которые вызывают сложные чувства у кого-то из участников диалога.

Некоторые бабушки с большим удовольствием интересуются современной информацией — можно делиться с ними новыми данными и сведениями.

Использование собственной стратегии ухода, отличной от той, которая была у наших родителей, может показаться обесцениванием их опыта.


В этом проблема современных родителей — мы не можем полностью опереться на опыт предыдущего поколения.


Было бы здорово найти что-то полезное и важное в том, что делает, говорит или советует вам мама и потом благодарить ее за эти советы. Такая тактика позволит сгладить острые углы в межпоколенческих отношениях.

Получается, что вы сталкивались в своей практике с таким аспектом, как ревитализация травмы некормления у женщин, которые становятся бабушками и видят, как кормят их дочери? Как можно помочь этим женщинам?

Полина Лыкова:

Очень неприятно узнать и осознать, что ты сделала не все, что было можно и что было нужно твоему ребенку, что делала вообще что-то не то (опасное или вредное). Как бы вы чувствовали себя при этом? Гнев, обида, злость, раздражение — сильные эмоции, которые могут сопровождать наших прародителей.

Ретравматизация может выражаться в обесценивании, сомнении в успехе кормления, настойчивых попытках использовать тот опыт, который был у бабушки.


«Мы не молочные», «я тоже не смогла кормить, ну и что — ты прекрасно выросла!», «он плачет, потому что голодный», «зачем так часто кормить, дай соску» — все это говорит о недостаточных знаниях, недоверии к своим детям в качестве родителей, страхе за состояние ребенка.


Опыт предыдущего поколения очень важен, но, к сожалению, 30–40 лет назад использовались не самые подходящие для младенцев стратегии ухода и кормления. Современным родителям доступно намного больше информации, данные доказательной медицины, профессиональная помощь и поддержка.

Моя мама, вспоминая свою историю кормления, как-то сказала: «Как мне не хватало тебя с такой помощью, когда я вас с сестрой кормила»! Какие горькие слова — нашим мамам действительно не хватало помощи, и мне очень грустно от этого. Признание того, что что-то было не так — первый шаг в избавлении от травмы. Всегда важна поддержка близких.

Интересное по теме

Молочные речи: 7 полезных блогов консультанток по грудному вскармливанию

Есть книги специалистов про травму некормления, они могут помочь разобраться с тем, что происходит. Смело могу рекомендовать книгу Эми Браун «Why Breastfeeding Grief and Trauma Matter» — к сожалению, она доступна только на английском языке.

В 2020 году был издан перевод книги Хилари Джейкобсон «Healing Breastfeeding Grief» (в русском переводе «Неудачное грудное вскармливание: исцеление психологических травм»). О травме некормления и работе с ней пишет в своем блоге @mamavnorme психолог Ольга Родичева.

Для того, чтобы понять, почему так больно от разговоров про грудное вскармливание, можно использовать материалы этих авторов. Если вопросы грудного вскармливания вызывают сильные эмоции, возможно, имеет смысл обратиться за профессиональной помощью к психологам.

НЭН-курс

Новости Сорвала джек-пот: американка родила и выиграла сто тысяч долларов в один день
Она получила сто тысяч долларов через несколько часов после рождения дочери.