Редакция
15 October 2019

Пять беременностей и двое родов: откровенный рассказ читательницы НЭН

НЭН продолжает серию публикаций в рамках месячника информирования о перинатальный потере. Сегодня мы знакомим вас с историей нашей читательницы Алены, которая пережила несколько замерших беременностей, но все же дважды стала матерью. Вот ее рассказ.

Я бы хотела поддержать всех, кто терял беременности. Просто не сдавайтесь и не опускайте руки. Я знаю это отчаянье и как хочется просто отключиться и забыться.

Я счастливая мама двух чудесных девочек. И они действительно чудо. История их появления не из легких.

Когда мне было 28 лет, я познакомилась с их отцом, и мы решили создавать семью. Я долго не могла забеременеть, и когда это случилось, нашему счастью не было границ. Мы взяли отгул на работах и пошли в ЖК. Вердикт гинеколога: беременность есть, угрозы нет. Эти слова спустя десять лет стоят звоном у меня в голове. Мы выпорхнули из кабинета как две счастливые птицы.

Через пару недель живот начал поднывать и появилась коричневая мазня. Я вызвала скорую.

Далее — туман. Замершая на сроке девять-десять недель. Чистка. Общая палата с сохраняющимися и послеабортными. Я плакала сутки или двое навзрыд. Меня не успокаивали даже уколы. Мне зачем-то ставили в пример девушку, которая была беременна «последним шансом», но ребенок родился очень раньше срока прямо на кровати в палате и умер через несколько минут. Это случилось в ночь перед моим поступлением. С девушкой работали психологи. Она не плакала.




Я вышла из роддома другая. Будто бы с ребенком умер кусочек меня. Мне отдали пробирку с яйцом, отвезти на гистологию. Я не выпускала ее из рук. Как бы там ни было — это мой ребенок.

Потом были доктора, лечение и подготовка. И вот заветное — можно. Снова потянулись месяцы. Я не беременела. Однажды была задержка 15 дней и полосатый тест. А потом — чистота. Сколько таких срывов было у меня — уже никому не сосчитать. Через несколько циклов я снова забеременела.

Счастливая и окрыленная я несусь на УЗИ к своему доктору. И его вердикт: наша цель не ребенок, а здоровый ребенок, тебе нужно сделать аборт сейчас или он умрет позже. Это было жестоко. Я плакала неделю. Я видела, как бьется его сердечко. Я не могла его убить.

Через неделю уже второй доктор после УЗИ грустно мне сообщил: замершая семь-восемь недель. Я не помню, плакали ли. Но несколько суток я не разговаривала. Только отвечала на вопросы при поступлении на чистку. Помню, за мной поступила девушка с ужасным кровотечением. Она была буквально в крови. Забрали с работы. Беременная и с двурогой маткой. Ей сказали ждать, так как я первая. Помню, выдавила из себя: "спасайте ее ребенка, моего уже не спасти". Спасли. Она осталась сохраняться.

В третий раз я не ждала чуда. Стало понятно: со мной что-то не так. Но гистология упорно ничего не показывала. И произошло чудо. Третью беременность я скрывала, пока могла. Но живот был огромный. Мне даже говорили, что двойня. Доченька родилась 4,7 килограмма и 58 сантиметров. Здорова.




Из-за кесарева доктор не разрешал спешить со вторым. Только через три года. Беременность на удивление наступила быстро. Но ХГЧ был предательски низкий. И яйцо не по срокам мало. Замершая. В этот раз все было без эмоций. На автомате: больница, анализы, чистка — и в тот же день, через три часа после общего наркоза, я уехала домой. Это была точка. Но муж настоял. А доктор заставил пройти спецобследование. Диагноз: генетическая невынашиваемость. Прогноз: негативный. Третья успешная беременность: маленькое чудо. Доченька и правда особенная. Не такая, как все. Все, кто ее знают, говорят так.

Пятая беременность наступала под строгим контролем и на лекарствах. Ровно в 39 недель родилась моя вторая доченька с весом 3,3 килограмма и ростом 49 сантиметров. Здорова. Полная противоположность старшей.

Обе беременности прошли легко и чудесно. Я не знаю, что такое токсикоз. Ноги отекали только в самом конце, так как, шутка ли, оба раза я набирала по 33 килограмма веса. Потом вес исчезал. Во время беременностей я чувствовала себя прекрасно, даже здоровей, чем обычно. Немного тянул живот — только в те три замершие.

Сейчас моим детям семь и почти три. И знаете, что? Нет ничего невозможного.


Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе