Редакция
14 января 2022

«Государство обязано защищать жизнь ребенка с момента его зачатия»: почему в Абхазии действует запрет на аборты по медицинским показаниям

В 2016 году в Абхазии был принят закон, запрещающий проведение абортов даже по медицинским показаниям. Вынужденное его исполнение уже привело к гибели женщин и, вероятно, жертвы еще будут. Это беспрецедентный случай на территории бывшего Советского союза — разбираемся в том, что происходит в кавказской республике.
Фото Depositphotos
Фото Depositphotos

В сентябре 2021 года в Фейсбуке появилась запись пользовательницы Виктории Гулария (позже под давлением пост был удален из Сети — прим. редакции). Женщина писала о двадцатилетней жене своего брата, которой все медики Абхазии отказали в аборте по медицинским показаниям. На ранней стадии беременности у плода были выявлены нарушения, несовместимые с жизнью.

Гулария рассказала о том, что ее родственница даже пришла на прием к депутату Саиду Харазия (инициатору запрета абортов по медицинским показаниям — прим. ред.) и показала ему все справки, на что он ответил: «Все, что дышится, то должно родиться». Многие пользователи выразили сочувствие женщине и возмутились поведением политика.

«Ответственность за смерть беременной женщины должна лечь на тех, кто создал этот закон»

Запрещающий аборты законопроект «О государственной защите жизни матери и нерожденного ребенка» депутаты парламента Абхазии приняли в окончательном чтении 18 декабря 2015 года.

Инициатором закона, как уже было сказано, выступил Саид Харазия. Он аргументировал необходимость запрета пролайферской позицией — то есть убеждением в том, что плод должен быть сохранен, потому что обладает жизнью с момента зачатия.

«Абхазское государство обязано защищать жизнь ребенка с момента его зачатия и до самого его рождения. Принимая во внимание равное право на жизнь матери и ребенка, государство защищает и отстаивает это право. Государство устанавливает ответственность за искусственное прерывание беременности в соответствии с уголовным законодательством за исключением случаев антенатальной, то есть внутриутробной гибели», — приводит цитату из речи политика издание «Эхо Кавказа».


Против принятия поправки высказалась единственная женщина в депутатском собрании — Эмма Гамисония.


Еще один депутат, Вагаршак Косян также выразил скептическое отношение к поправке и спросил коллег-депутатов о том, сколько, по их мнению, после вступления в силу закона будет стоить диагноз «антенатальная гибель плода»? Еще двое чиновников воздержались от голосования, а большинство — 26 депутатов — проголосовали «за».

Заместительница главного врача Республиканской больницы Абхазии по родовспоможению, главная акушер-гинекологиня республики Рита Трапш рассказала журналистам, что мнения медиков при разработке этого закона не спрашивали.


«Если принимать закон о запрете абортов без учета медицинских показаний со стороны матери или плода, то ответственность за смерть беременной женщины должна лечь на тех, кто создал этот закон», — прокомментировала нововведение Трапш.


По ее словам, часто именно врачей упрекают в том, что для них аборты — это возможность дополнительного заработка, тогда как основная проблема лежит совершенно в другой плоскости: женщины, как правило, идут на прерывание беременности из-за социальных условий и крайней бедности. Но о помощи и мерах поддержки никто не думает.

«Мы поторопились»

9 февраля 2016 года закон о запрете абортов в республике Абхазия подписал президент Рауль Хаджимба, и ограничение официально вступило в силу — это теперь 40 статья закона о здравоохранении, пятый и шестой пункт. Правозащитники и медики уже не раз предпринимали попытки указать на недостатки ограничения чиновникам.

В 2016 году Министерство здравоохранения Абхазии предложило ввести перечень заболеваний, при которых аборт можно проводить по медицинским показаниям. В этом ходатайстве им было отказано.

«Во всех странах, где аборты запрещены, есть разрешения по медицинским показаниям. Потому что это противоречит здравому смыслу и, вообще, принципам медицины. К сожалению, услышаны мы не были ни на обсуждениях в профильном комитете, ни в последующем тоже», — отметил заместитель министра здравоохранения Абхазии Батал Кация.

Со временем принятие закона стали признавать ошибочным и другие политики. В 2018 году спикер Народного собрания Абхазии Валерий Кварчия сказал на пресс-конференции, что решение парламентариев было скороспешным: «Мы поторопились, до конца не обдумав последствия этого закона, мы приняли его. Раз мы приняли, мы должны посмотреть, какие трудности возникают на практике и внести поправки, которые позволят женщине с учетом медицинских показаний отказаться от вынашивания ребенка». Но никаких поправок за этим опять-таки не последовало.

Куда приводит запрет: абортивный туризм

Принятый в Абхазии закон не только неэтичен и ограничивает женщин в праве репродуктивного выбора. С точки зрения права в нем также есть определенные недоработки.

Например, юрист Георгий Абшилава, проводивший экспертизу закона в 2017 году, обратил внимание на вот такую несостыковку: «Закон отсылает к Уголовному кодексу Абхазии. Но в нем есть лишь одно упоминание абортов: „наказуемо проведение аборта лицом без высшего медицинского образования“. А дипломированному медику по Уголовному кодексу проводить аборт можно. Таким образом, статья 40 закона „О здравоохранении“ противоречит отраслевому законодательству», — цитирует слова юриста Sputnik Абхазия.


То есть фактически в законе не указано, каким будет наказание за нарушение запрета. Просто нельзя делать аборты по медицинским показаниям, и все.


Бывший министр юстиции Абхазии, Сергей Смыр, также считает закон нелогичным. По его мнению, если уж государство решило контролировать рождаемость, оно обязано дойти до победного конца: на границах установить контроль — аппараты ультразвукового исследования, чтобы проверять каждую женщину, которая выезжает из страны. В случае беременности — по возвращении снова проверять, не сделала ли она аборт.

«Это смех и грех. Но смотрите глубже. В законе не прописана ответственность матери, которая, как мы говорим, убила ребенка за пределами Абхазии. И еще. Почему депутаты не предусмотрели лечение, которое понадобится для детей, рожденных с патологиями, их реабилитацию и материальное их содержание в дальнейшем?», — разъяснил юрист свою саркастическую позицию в комментарии изданию JAM News.

Запрет на аборты в Абхазии действительно привел к так называемому «абортивному туризму» — женщины стали выезжать для прохождения процедуры в соседние государства, особенно часто — в Россию. Но позволить себе такой выезд могут только беременные из обеспеченных слоев населения.

«У меня была внематочная беременность, ранний срок. Было понятно, что сохранять ребенка мы не будем. Врач, который меня вел, сказал, что может дать контакты коллеги в Сочи, которая меня за некоторую сумму примет и сделает все необходимое. Так и произошло», — подтвердила существование абортивного туризма жительница Сухуми Кама в материале «Реалии Кавказа» (организация внесена Минюстом РФ в «реестр СМИ, выполняющих функции иностранного агента»).

Последние дебаты и влияние закона на демографию

В 2021 году общественное обсуждение закона вышло на новый виток. Уполномоченная по правам человека в Абхазии Асида Шакрыл на пресс-конференции 7 октября 2021 еще раз вспомнила обсуждение в Сети поста Виктории Гулария (именно Шакрыл рассказала о том, что на авторку поста было оказано давление и ее принудили удалить запись из интернета).

Шакрыл также рассказала о случае гибели другой женщины после вступления закона в действие — она умерла по дороге в Абхазию из России, где сделала аборт. Асида Шакрыл уже направляла в Конституционный суд республики Абхазия запрос о проверке правомерности закона об абортах. Но ей также было отказано в ее ходатайстве.


Несмотря на высокие ожидания политиков, демографическая картина в Абхазии после принятия закона лишь ухудшилась.


По данным Государственного комитета статистики Абхазии, в 2014 году в стране родилось 2004 ребенка, а в 2016 году — 1768 детей.

В последующие четыре года эта тенденция сохранялась: в среднем в год рождалось только 1545 детей, а в 2019 году — только 1274 (эти данные приводит независимое издание Open Caucasus Media). О том, что аборты и демография — это не переливающиеся сосуды, говорят и эксперты российского здравоохранения. Надеемся, что их не перестанут слышать.

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе