Катя Статкус
16 December 2020

«Матка — это не государственная собственность»: почему право на аборт по медицинским показаниям на самом деле касается всех

Общественная реакция этой осенью в Польше показала, что государственное регулирование процедуры проведения абортов способно привести к народному восстанию. В декабре этого года Российская Федерация вышла на новый виток в попытках сократить количество абортов, и тем самым улучшить демографическую ситуацию (ведь всегда проще что-то запретить, чем построить систему адекватной помощи молодым родителям). Оксана Пушкина, замглавы думского комитета по вопросам семьи, женщин и детей, назвала проект нового приказа Министерства здравоохранения РФ об изменении списка медицинских показаний для прерывания беременности «катастрофой». Разбираемся в том, чем опасны подобные законодательные нововведения.

Аборты на территории нашей страны пока официально разрешены и даже входят в перечень медицинских услуг, которые можно получить по полису медицинского страхования. До 12 недели прервать беременность можно по собственному желанию, после этого срока — для прохождения процедуры нужны определенные условия.

До 22-й недели провести аборт можно, если беременность произошла в результате изнасилования (это так называемые «социальные показания»), а также на любом сроке — по медицинским показаниям.

Как раз за редактирование этого медицинского списка и взялись в Министерстве здравоохранения РФ: в новом проекте приказа были убраны некоторые патологии плода. Напомним, что осенью этого года в Польше пытались полностью запретить аборты по подобным показаниям.

Оксана Пушкина в своем заявлении тоже провела параллель с польским сценарием и высказала опасения о том, что сокращение списка медпоказаний приведет к увеличению числа кустарных абортов и предложила вспомнить печальный опыт подпольных операций подобного плана в СССР. Депутат также напомнила, что «решение прервать беременность дается непросто, и за ним чаще всего стоят не этические, а социально-экономические причины — невозможность дать младенцу все необходимое, обеспечить ему перспективы в жизни», — цитирует Пушкину РБК.


На протяжении последних лет в информационном пространстве периодически всплывают предложения изменить законодательство России в области абортов.


Процедуру уже не раз предлагали вывести из системы ОМС, причем подобные идеи исходили как от парламентариев, так и от представителей РПЦ. В некоторых регионах России уже есть так называемые «дни тишины», в которые сделать аборт попросту невозможно. Два года назад стало известно, что, чтобы прервать беременность в Белгородской области, беременная женщина должна принести разрешение священника. А год назад Минздрав Самарской области попросил частные клиники региона не проводить аборты (с формулировкой — «ведомство не может запретить, но может рекомендовать»). Президент Владимир Путин тоже выступил с интересной инициативой и предложил усилить финансовую заинтересованность врачей в отказе от проведения абортов (как именно это все должно работать на практике, правда, не очень понятно).

Некоторые изменения в абортной политике происходили без громкой огласки — под шумок. Во время пандемии в интернете появилась информация о том, что женщинам отказывают в проведении аборта по причине карантина: оказалось, что именно эту отговорку медики часто использовали или, возможно, были вынуждены использовать, чтобы не прерывать беременность пациенток. В таких случаях аборт уподоблялся «плановым операциям, которые можно перенести». Мы приводим все эти примеры (а это лишь малая часть огромного списка) для того, чтобы наглядно проиллюстрировать, насколько зыбка правовая основа у нынешнего закона об абортах и что регулярно и с разных сторон предпринимаются поползновения, чтобы его изменить.

14 декабря 2020 Минздрав ответил на критику законопроекта. Как пишет издание РБК, представители ведомства заявили, что право женщины на прерывание беременности по собственному желанию на сроке до 12 недели не будет ограничено этим законом, а список медицинских показаний будет скорректирован после завершения обсуждения проекта. Так что радоваться пока рано, но и надежду терять не стоит — хотя бы какие-то сигналы из внешнего мира наши политики еще готовы воспринимать.

Мы будем следить за тем, как будет проходить обсуждение проекта об изменении перечня медицинских показаний для проведения процедуры аборта в России — пока дедлайном намечено 23 декабря 2020 года.


Тем временем в Сети набирает популярность хэштег #нетограничениюабортов, используя который многие женщины делятся своими мыслями о запрете на прерывание беременности.


Многие серьезно опасаются, что, один раз изменив законодательство, наши парламентарии и вовсе урежут показания, по которым можно делать аборт. Или все-таки выведут процедуру из системы ОМС, или введут какие-то дополнительные препоны для тех, кто собирается пойти на эту операцию.

Мы уверены, что подобные законодательные инициативы касаются каждого. Даже тех людей, которые считают, что никогда не будут принимать решение о прерывании беременности.


Матка — это не государственная собственность. Мы не выступаем исключительно за аборты и уж точно не считаем эту процедуру достойным XXI века методом контрацепции.


Но мы за то, чтобы у женщин, попавших в сложные жизненные обстоятельства, оставалось право репродуктивного выбора. Чтобы в нашей стране проводилось меньше абортов, нужно концентрировать усилия на их профилактике: сексуальное просвещение, облегченный доступ к контрацепции для людей из неблагополучных слоев общества и, наконец, финансовая и психологическая помощь беременным женщинам и молодым родителям, позволили бы добиться улучшения статистики без запретительных мер. А спасать демографию, заставляя женщин рожать детей и не оставляя им никакого выбора, неприемлемо и негуманно.

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе