Читатели НЭН
13 July 2021

У меня ручной ребенок — и это нормально: монолог читательницы НЭН

Как вы знаете, мы регулярно публикуем ваши письма, в которых вы рассказываете о своем опыте беременности, родов и родительства. Вы пишете о разных проблемах, с которыми сталкиваетесь, рассказываете вдохновляющие истории, делитесь самым сокровенным. Вы делитесь личным опытом, но он оказывается актуальным для многих читателей, ведь вызовы родительства — проблематика, понятная всем.
Иллюстрация Настасьи Железняк
Иллюстрация Настасьи Железняк

Вот и сегодня мы публикуем письмо — оно пришло нам от читательницы НЭН Линары Валиевой. В нем она рассказывает о своем малыше, оказавшимся полностью ручным младенцем. Поскольку дети в такой «комплектации» достаются и многим другим родителям, мы решили, что опыт Линары может оказаться им полезным.

Когда я готовилась к родам, то понятия не имела, какой мамой я буду. Меня больше заботили локальные вопросы в роддоме: какая палата, какой марки подгузники купить, сколько распашонок и так далее. В глобальном плане я размышляла над садиком, школой и университетом для сына. К жизни с младенцем здесь и сейчас меня не готовили.

На первое время приехали бабушки, очень помогли с бытовыми вопросами, прогулками и, конечно же, выражали свою любовь всеми возможными проявлениями, в том числе ношением на ручках. Но месяц прошел быстро, бабушки уехали, муж из отпуска вышел на работу — и я осталась с этим чудом один на один.


Где-то к двум месяцам я столкнулась с крайне тревожной ситуацией: если положить ребенка на горизонтальную поверхность, он начинает плакать.


Начитавшись разных версий про больные ушки, внутричерепное давление, возможную травму и прочее, я стремительно направилась в поликлинику.

Врач внимательно осмотрела малыша, поспрашивала симптомы и с легкой улыбкой взялась заполнять медицинскую карту. В этот момент в кабинете были еще медсестра и мама двух деток, которые одевались после осмотра. На мои дальнейшие вопросы врач отвечала уклончиво и советовала еще понаблюдать.


Первой не выдержала эта мама и четко и уверенно заявила, что у меня просто «ручной ребенок».


В тот момент я испытала целую гамму эмоций: счастье — ребенок здоров, неловкость — из-за своей неопытности, страх — что это навсегда. На всякий случай я поинтересовалась, когда этот «интересный» период закончится и тут они уже все вместе смеялись в голос. Прогноз неутешительный: скорее всего, не скоро, но, возможно, когда научится сидеть.

И тут я поняла, что необходимо изучать вопрос. Мнений была куча. Кто-то говорил, что брать на руки не нужно было изначально, и теперь все потеряно, другие были уверены, что не носить ребенка на руках — это преступление, но ответ для себя я нашла в теории привязанности.

«Если ребенок родился благополучно, то сколько его не носи, он будет легко слезать с рук и самостоятельно себя развлекать и успокаивать. Если ребенок пережил пренатальный стресс и с трудом адаптируется к внеутробной жизни, он будет тревожиться, кричать и требовать носить себя на руках, независимо от того, сколько вы его носите.

Он не станет лучше успокаиваться, если вы начнете откладывать его в кровать. На врачебном жаргоне такие дети называются „слингодети“ — дети, которых невозможно оторвать от мамы. Быть на руках — их потребность, и с этим надо смириться. Со временем они дозреют и научатся стабилизировать себя сами, но пока они малыши, эту потребность надо удовлетворять.

Еще раз: никакие действия мамы не снижают уровень потребности ребенка в пребывании на ручках, но неудовлетворение этой потребности может приводить к усугублению ситуации, большему стрессу, а в итоге — к нарушению привязанности»,  — пишет педиатр Федор Катасонов в своей книге «Федиатрия. Нетревожный подход к ребенку».

Что в итоге я сделала:

Приняла ситуацию как данность и пыталась удовлетворить потребность ребенка в полной мере.

Купила эргорюкзак, который освободил мне руки и разгрузил спину. Первое время она очень болела с непривычки, но через неделю стало полегче.

Ежедневно начала заниматься йогой по 15 минут. После этого прошли судороги, боли в спине и руках.

Старалась максимально вкладываться (эмоционально)в процесс общения с сыном.


Итог: действительно, когда малыш стал переворачиваться/сидеть/ползать, нахождения на ручках стало меньше.


Он понимает, что я почти всегда рядом и вряд ли могу куда-то деться, и нашего общения ему достаточно настолько, что я могу находиться в поле зрения, а он спокойно играет.

Какого-то абсолютно «правильного» решения в этом вопросе нет, ведь если вы со слезами на глазах, ненавидя всех и вся, будете таскать младенца на руках, вряд ли это положительно отразится на его самочувствии. Ищите варианты, подходящие именно для вас, и помните, что безвыходных ситуаций не бывает. А первый год пролетит очень быстро, хотя в моменте так совсем не кажется.

НЭН-курс

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе