Катя Статкус
26 October 2020

Бача-пош: почему в Афганистане девочек заставляют превращаться в мальчиков

Совсем недавно мы писали о том, что в Казахстане есть традиция давать девочкам имена, означающие «пусть следующим родится мальчик», если в семье очень ждут наследника, но пока рождаются одни девочки. В Афганистане семьи, в которых нет сыновей, тоже подвержены социальной стигме. Но здесь проблему пытаются решить другим способом: одну из дочерей на время как бы заставляют стать мальчиком, сделать короткую стрижку, носить мужскую одежду (все это проходит без гормональной терапии). Эта культурная практика называется «бача-пош» (дословно — «одетая как мальчик»). И о ней — наш сегодняшний обзор.

Афганистан — одна из стран с самым жестким разделением населения по половому признаку. Патриархальные устои здесь настолько сильны, что все семьи стремятся во что бы то ни стало обзавестись сыном. Но если этого не получилось, то можно «пожертвовать» одной из дочерей (как правило, младшей) и осуществить ее переход в бача-пош, то есть на время сделать ее мальчиком. На сегодняшний день нет полной статистики о том, сколько именно девочек ежегодно становятся мальчиками в такой ритуальной форме. По одному из исследований, у каждой двадцатой женщины в Кабуле в семье был хотя бы один случай воспитания дочери как бача-пош (а в сельской местности практика встречается еще чаще).

Бача-пош чем-то напоминает конвенцию, к которой мы привыкли в театре: если актер выходит на сцену в костюме льва, зрителям следует воспринимать его как льва, хотя всем очевидно, что это не настоящий лев, а артист.


Так же и с девочками в обличье мальчиков — всем участвующим в этой игре известно, что это лишь временный переход, но на это время существует общественная договоренность воспринимать девочку как мальчика, дать ей те права, которых у девочек нет, и наконец оставить семью без сыновей в покое.


Как было однажды написано в газете Нью-Йорк Таймс, многие в Афганистане, к сожалению, по-прежнему уверены, что беременная женщина может повлиять на пол будущего ребенка (интересно, каким образом?), поэтому именно на мать сваливается основная критика за отсутствие сына в семье, хотя отцам, у которых рождаются одни дочери, тоже дают обидные прозвища.

Азиза Рафаат, занимающая должность в парламенте Афганистана, в интервью BBC рассказала, что даже высокий должностной пост не освободил ее от выслушивания постоянных комментариев о том, как плохо, что у нее в семье есть только девочки и нет сына. Поэтому семья Азизы решила «переделать» свою тогда трехлетнюю дочь в мальчика Мейрана, чтобы хотя бы несколько лет пожить спокойно.

В документальном фильме BBC рассказывается история этой семьи: после своего ритуального перехода — стрижки и облачения в мужскую одежду — Мейран смог играть в футбол с другими ребятами на улице. По рассказу матери, сам ребенок с большим энтузиазмом отнесся к такому изменению, ведь это дало ему больше свободы.

Удивительно, что и родственники полностью сживаются с этой иллюзией: дядя Мейрана все в том же фильме говорит, что для него ребенок — это мальчик (хотя он прекрасно знает, что Мейран был рожден девочкой).


Бача-пош, кстати, освобождается и от «традиционных» в этой культуре женских обязанностей — не должен убирать в доме, не помогает готовить, не учится шить. Зато может не бояться выходить на улицу.


В уже цитированном нами исследовании в качестве одной из причин распространения практики указывается как раз то, что бача-пош может свободно передвигаться по городу и, к тому же, сопровождать своих родственниц женского пола. Поэтому семьям, где много девочек и женщин (в Афганистане, как известно, разрешено многоженство), выгодно иметь хотя бы одного такого проводника, помимо мужа.

Бача-пош — это временный переход, и в какой-то момент «мальчикам» снова нужно становиться девочками. Как правило, подходящее время для этого тоже устанавливают родители. В каких-то семьях обратный переход происходит в десять лет, незадолго до переходного возраста.

Азиза Рафаат говорила, что предпочитает именно такой вариант для Мейрана (скорее всего, чтобы его за наличие груди не начали травить в школе), но заранее начала готовить ребенка к тому, что ему снова придется стать девочкой и что его свобода скоро будет ограничена.


В некоторых семьях переход осуществляют в более позднем возрасте, многим девушкам он дается очень тяжело. Особенно, если радикальная перемена осуществляется в тот момент, когда семья просто организовала свадьбу дочери и она прямиком из бача-пош становится невестой.


Еще в одном документальном фильме (в англоязычной версии, кстати, у него более яркое название: «Она мой сын») об этой культурной практике есть интервью с разными бача-пош (например, интересная история девочки, которая сама захотела стать мальчиком, хотя в ее семье уже был другой ребенок мужского пола, и родители поддержали ее выбор). Другая героиня фильма не собирается полностью возвращаться к женской роли и уж точно не хочет выходить замуж и быть запертой в четырех стенах — сейчас у нее есть офисная работа, после которой по вечерам она ведет тренировки по тхэквондо для женщин.

Невероятно следить за судьбами этих девушек, которым выпало расти в одной из самых неблагоприятных стран для женщин. И удивительно, что в современном мире в каких-то параллельных реальностях существует и практика бача-пош, и обсуждения, как можно максимально упростить трансгендерный переход для подростков, которым некомфортно жить в своем теле.

Бача-пош — к сожалению, не единственная ужасающая гендерная практика, распространенная на сегодняшний день в Афганистане. В этой стране до сих пор существует такое явление, как бача-бази, когда мальчиков заставляют облачаться в женские наряды и танцевать эротические танцы (и во многих случаях фактически склоняют к проституции). Хотя официально бача-бази запрещены и власти активно пытаются замалчивать существование подобных «ансамблей», они все еще активно гастролируют по стране. Если вы готовы спуститься в ад, посмотрите документальный фильм Наджибуллы Кураиши «Танцующие мальчики Афганистана», в 2011 году получивший премию международной правозащитной организации Amnesty International. Никакой цензурной лексики, чтобы описать то, что вы увидите, у нас нет.

Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе