Редакция
20 November 2019

Можно ли чесать нос в общественных местах: зарисовка по следам ГВ-скандала в Третьяковке

Вы наверняка слышали про скандал с кормлением ребенка грудью в зале Третьяковской галереи. Эта история, произошедшая с молодой матерью Полиной Хлыновой, вдохновила нашу читательницу, пользовательницу "Инстаграма" @k_mielke, написать рассказ о публичном чесании носа. С разрешения автора мы публикуем его у себя. Оригинал текста — по этой ссылке.

В прошлое воскресенье я был на выставке современных художников. Я увидел анонс еще в пятницу вечером и тут же купил билет на сайте. Не могу сказать, что я большой любитель живописи, графики и всех этих новомодных вызывающих инсталляций, но мне было любопытно. Рабочая неделя была непростой, планов на воскресенье у меня не было, а получить новые впечатления ох как хотелось, так что все сложилось само собой.

В воскресное утро я, вопреки обыкновению, встал по будильнику. Принял душ, позавтракал, надел любимую флисовую рубашку блекло-синего цвета, почистил кроссовки. Посмеялся сам над собой, что собираюсь, как на свидание. Бросил в рюкзак книжку про Испанию в эпоху вестготов, чтобы было что почитать в метро, бутылку воды и отправился в путь.

Я подошел ко входу в галерею через пятнадцать минут после открытия. Людей было в целом немного, но для утра воскресенья они казались просто толпой. Я прошел внутрь, показал электронный билет кассиру и направился по стрелкам, заботливо нарисованным организаторами прямо на полу.

Первый экспонат. Скульптура. Что-то объемное, разноцветное. Из чего – не знаю, что хотел сказать автор – не знаю, что это вообще такое – понятия не имею. Но захотелось чихнуть. Я читал, что современное искусство как раз и преследует своей целью вызвать неожиданную и неоднозначную реакцию, может, это она и есть? Выудил из кармана упаковку бумажных платков, достал один, приложил к носу и рту. Чихать перехотелось. Эх, значит, не зацепил шедевр! Спрятал платок, перевел взгляд на второй экспонат. Картина. Абстракция. То ли хорек, то ли множество рук, то ли Дева Мария, кормящая Иисуса. Тут есть над чем подумать, вот тут-то и почувствую всю силу искусства…




– Возмутительно! – услышал я совсем рядом недовольный женский голос. Движимый природным человеческим любопытством ко всякого рода возмутительствам, я забыл про кормящего многорукого хорька и обернулся в сторону, откуда, как мне показалось, исходил голос. Позади меня, чуть справа, стояла грузная женщина лет 40-45 в огромном красном платье, подчеркивающем все ее достоинства и недостатки. Женщина смотрела на меня. Она повторила погромче:

– Просто возмутительно!

Я оглянулся, чтобы убедиться, что она обращается к кому-то другому, может, тому, кто стоит за мной, но там никого не было. Я осторожно посмотрел на женщину и спросил:

– Простите, вы мне?

– Тебе, тебе, бессовестный! – тут же начала кричать Красное Платье (да-да, я дал ей такое нехитрое имя). – Совсем стыд потерял, и как таких только в приличные места пускают?

На крики начали оборачиваться другие посетители выставки. Седой мужчина в очках и серой жилетке подошел поближе и поинтересовался, что происходит.

– Он... Он нос почесал! Представляете? – всплеснула руками женщина Красное Платье. – Прямо здесь, сейчас, у меня на виду, позор какой!

– Да что вы говорите? – изумился мужчина в жилетке и тут же встал рядом с Красным Платьем, чтобы получше меня рассмотреть.

Я рассмеялся:

– Вы художники? Это перформанс? Довольно занятный! Мне приятно, что вы обратили…

– Нет, ну вы посмотрите на этого нахала! – начала тыкать в меня пальцем Красное Платье и вертеть головой по сторонам, привлекая к моей нахальной персоне внимание как можно большего количества людей. – Он еще имеет наглость шутить!

– Да, молодой человек, – подключился Жилетка. – Это крайне невоспитанное поведение.

– Почесал нос, правда? – подошел к атакующей меня парочке парень лет 20 в оранжевой кепке. – Вот это поворот!

– С ума можно сойти, – громко вздохнула неподалеку дама неопределенного возраста в сиреневом пиджаке с блестками. – Вот так, на людях…

– Мог и в туалет уйти! – закричал присоединившийся к банде линчевателей мужчина примерно моего возраста с взъерошенной рыжей бородой.

– Мне, например, неприятно на это смотреть! – резко взвизгнула молодая особа в розовых джинсах.

– Еще бы нагадил тут! – брезгливо посмотрел на меня Рыжая Борода.

– Не подсказывайте, мы не знаем, что еще от него ожидать, – поспешила пресечь мою вероятную попытку нагадить прямо здесь и сейчас Пиджак С Блестками.

– Смотрителя можно сюда? Смотрителя! – завопила Красное Платье.

– Да, есть тут кто из главных, эй? – тут же подхватил Оранжевая Кепка.



Подошла смотритель выставки – крошечная старушка с пучком белых волос на голове, в коричневом платье и с очень строгим взглядом. Сразу было видно, что она смотритель со стажем. Красное Платье быстро ввела ее в курс дела, а Серая Жилетка и Розовые Джинсы ей помогли, добавив красочных деталей. Старушка спокойно выслушала их, подошла ко мне, легонько взяла под локоть и мягко, но настойчиво потянула за собой – к выходу. Я не сопротивлялся – у меня и мысли не возникло хоть как-то препятствовать действиям такого маленького существа. Так я и дошел с ней до самых дверей. Там старушка отпустила мой локоть и сказала, глядя куда-то в сторону:

– Я вынуждена попросить вас покинуть выставочный зал.

Я попробовал было объяснить ей ситуацию (хотя что я мог объяснить, если я и сам ничего толком не понял?), но старушка только махнула головой в сторону дремавшего у гардероба охранника, намекая мне на возможное привлечение более грубой силы, и указала на выход. Я и ушел. Смеясь над случившимся и наслаждаясь хорошей погодой.

По приходу домой я поделился этой историей в социальных сетях. Администрация галереи вскоре принесла мне официальные извинения и заявила, что они, разумеется, noses-friendly, а все произошедшее со мной – печальное стечение обстоятельств и простое недопонимание. Что касается пользователей соцсети, то часть из них поддержала меня и мое право чесать нос, если он чешется, в любом месте, конечно, без демонстрации содержимого и углубленного его изучения; а другая часть посоветовала мне чесать нос дома или, если уж мне ну никак не сидится спокойно в четырех стенах, перед выходом как следует начесать нос впрок. Яжечесун.


Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе