Тамара Высоцкая
20 декабря 2021

«Местные люмпены, называющие себя авторками»: за что наши читатели нас ненавидят

Собрали цитаты, в которых наши читатели признаются нам в ненависти к нам.
Иллюстрация Настасьи Железняк
Иллюстрация Настасьи Железняк

Наши издания — «Нет, это нормально» и Chips Journal — публикуют материалы только в интернете. У этого есть свои плюсы — например, мы находимся в плотном контакте со своей аудиторией, узнаем в лицо постоянных комментаторов, мониторим читательские боли и стараемся быстро на них реагировать.


Но есть и минусы — например, в том, что анонимность и доступность интернет-пространства деперсонализирует авторов и развязывает руки комментаторам.


Мы часто публикуем колонки о том, что важно для нас самих — как редакторов и как родителей — и о том, что непременно находит отклик у других родителей. Мы пишем о своем опыте, делимся мнениями, размышлениями, иногда даже открываем некоторые подробности своей личной жизни.

Это важно — искренние тексты лучше читают, они всегда выглядят выгодно на фоне стандартных пластиковых «советов» и «лайфхаков», написанных копирайтерами.

Однако каждый раз перед написанием очередной колонки или разбора я ловлю себя на том, что застываю и набираю в легкие побольше воздуха как перед прыжком в ледяную воду. Потому что знаю — найдутся те, кому этот текст понравится и покажется полезным, правильным, созвучным. Они об этом напишут (спасибо!), а некоторые — нет.


И найдутся те, кому этот текст не понравится, и они не поскупятся на оскорбления, обвинения и разоблачения, воспользовавшись все той же развращающей анонимностью социальных сетей.


Я сомневаюсь, что если бы мы встретились лицом к лицу, эти люди смогли бы сказать то, что они пишут в комментариях, вслух. Но интернет все стерпит — а потому в нем можно отбросить приличия и жалость и хаять «авторок этого паблика» так, как хочется.

Если вы думаете, что медиа для родителей — это бесконечные пюрешки, подгузники и розовые пони, то вы ошибаетесь. Ежедневно мы получаем столько хейта и некорректно высказанной критики, сколько не снилось многим блогерам. Но давайте к конкретике.

Вы плохо пишете

Первую категорию комментариев, которые недовольные читатели оставляют под нашими постами, можно назвать «филологической». Несмотря на наличие у нас главного редактора, нередко наши читатели берут на себя эту роль и начинают критиковать тексты: «безграмотные авторки», «купите учебник русского языка», «душный текст», «читать невозможно», «какая-то хрень» и другие ценные правки.

Использование феминитивов (о котором мы, кстати, открыто заявляли в НЭН) и заимствованных слов (простите, славянофилы!) тоже нередко становится поводом для критики — даже после того, как мы неоднократно, обстоятельно и подробно объясняем, с чем связан выбор того или иного слова.

Я говорю вот о таких материалах (однако, судя по комментариям, их редко читают дальше первого абзаца):

Пиши через «ка»

Кто такой этот ваш тоддлер?

Неужели нельзя по-русски? Переводим «тоддлера», «сиблинга», «мамшейминг» и другие слова с английского на родительский

Не читал, но осуждаю

Отдельная категория комментариев от людей, которым высказать свое мнение намного ценнее, чем услышать чужое. Яркие примеры — комментарии к посту про значение слова «тоддлер» или к посту про «тайм-ауты».

В первом случае мы доходчиво объясняли, откуда взялось слово «тоддлер», для чего оно используется, и почему существующие альтернативы ему несостоятельны. В ответ мы получаем: «А как раньше называли детей от года до четырех? Никак?» и «А чем слово „ребенок“ вам не угодило?»

Во втором случае мы не менее доходчиво разжевывали, почему метод тайм-аута в современном прочтении — не про удерживание ребенка в углу, не про игнор и не про психологическое насилие, но при этом нам стабильно прилетают упреки в том, что мы пропагандируем абьюз и издевательства над детьми.

Такие комментарии обидны сразу по двум причинам — во-первых, потому, что чаще всего они написаны некорректно и невежливо, а во-вторых, потому что они разом перечеркивают труд редактора, собиравшего и писавшего материал — ведь, оказывается, никто его не читал (но осуждает).

Мамский паблик

Мы регулярно напоминаем нашим читателям о том, что мы — медиа, представленное в разных соцсетях. У нас есть редакция, главный редактор, редакционная политика и план публикаций — но в глазах многих наших читателей мы до сих пор выглядим как «мамский паблик» и «портальчик».

Поиск информации, написание текстов, размещение их в соцсетях — это полноценная работа, которой мы занимаемся минимум 40 часов в неделю — и да, мы делаем это не на голом энтузиазме, а за деньги, которые зарабатываем на размещении рекламы на наших платформах (хотя есть и другие теории).

Все проплачено

Переходим к самому соку хейтерских комментариев. Иногда складывается ощущение, что в воображении отдельных наших читателей день в редакции НЭН и CJ выглядит так: утром мешки с деньгами заносят агенты Запада, в обед — рептилоиды из Бигфармы, к вечеру — ЛГБТ-лоббисты, размахивая радужными флагами. Редакция эти горы золота благосклонно принимает и садится за очередные «пропагандистские текстики».

Понятное дело, что сторонники теорий заговора вряд ли мне поверят, но никто отдельно не платит нам за тексты про прививки и толерантность (учитывая количество хейта, которое мы за них получаем, становится даже немного обидно, что мы делаем это бесплатно).

Увы, это всего лишь наша искренняя позиция (личная позиция редакторов или общая позиция редакции — зависит от материала), которой мы делимся в своих изданиях.

Мы и правда считаем, что прививки способны останавливать эпидемии и защищать от тяжелого течения опасных болезней (и не считаем это личным выбором каждого, простите), мы правда убеждены в том, что ЛГБТ-семьи — это такие же семьи, как и любые другие, и они заслуживают таких же прав, как и все остальные.

Мы действительно верим, что ребенка можно воспитать без битья и прочего насилия. Мы искренне считаем, что родительство — не единоличная женская обязанность, а мужчины далеко не всегда должны быть добытчиками в семье.

В общем, все те вещи, которые, как правило, вызывают больше всего негатива и хейта, мы пишем совершенно искренне, без «указки сверху», «брошюрок», «заказов», «кукловодов» и прочих биллгейтсов.

Понимаю, что это признание делает нас совсем последними людьми в глазах адептов теорий заговора, но увы, в нашей работе никакой мистики нет — и никаких фантастических денег от богатых покровителей тоже.

Интересное по теме

Письмо про рекламу (без которой нам не жить)

Неправильные феминистки

Впрочем, даже те комментаторы, которые уже как будто бы приняли нашу искренность в выражении своей позиции, все же считают, что мы говорим на проблемные темы с каким-то умыслом. Точнее, не с каким-то, а вполне конкретным — разрушить семейные ценности, попрать традиции и настроить женщин против мужчин своим феминизмом.

В общем, если нас не контролирует зло, значит — зло мы сами, о чем нам регулярно сообщают в комментариях. Мы портим все своим феминизмом, который постоянно «не в тему» пытаемся куда-то засунуть, да еще и делаем это совершенно неправильно. В общем, грех не оскорбить таких бестолковых людей.

Обиженки, фрикессы, матери аутистов

Ну и вечная классика интернет-срачей — переход на личности. Недавно на редакционной летучке мы обсуждали возможность добавления на наши сайты фотографий сотрудниц редакции — чтобы люди видели, с кем имеют дело.

Мы довольно быстро поняли, что тема это скользкая — с одной стороны, хорошо и правильно, когда читатели видят в редакции людей, а не безликих авторок, а с другой — многие из нас не чувствуют себя достаточно безопасно, чтобы публиковать свои личные фотографии.

Наша главред Лена Аверьянова знает об этом не понаслышке — ей уже не раз говорили о том, что человек с такой короткой стрижкой и татуировками как у нее, не может говорить о родительстве (это я вам максимально корректно пересказала).

За время работы в НЭН и Chips Journal мы наслушались о себе (и о своих детях, если мы писали о своих непридуманных и вполне настоящих детях) многого. О том, что мы «белопальтовые», невежественные, безграмотные, «обиженки», «люмпены», пациентки психбольницы и предатели России.

Нам писали, что мы в глаза не видели детей и своих у нас точно нет, а еще нам писали о том, что у наших детей аутизм, СДВГ и задержка развития. Именно поэтому каждый более или менее личный текст дается каждой из нас непросто — написав его, как будто заходишь в клетку с тиграми, которые готовы растерзать тебя за любое резкое движение.

Зачем вам обо всем этом знать?

Обсуждая этот текст на редакционной летучке, мы боялись, что он окажется совсем не предновогодним — накануне праздника не очень приятно читать гадости (да и писать о них — тоже). Но потом решили: оголтелый хейт и оскорбления в комментариях — это то, от чего нам в новом году хотелось бы избавиться.

Высказывать непопулярное мнение (а, как показывают нам наши комментаторы, многое из того, о чем мы пишем, все еще не популярно) — и без того тяжело и граничит с активизмом, а когда тебя ежедневно используют в качестве «девочки для битья», становится совсем невыносимо.

Мы не против конструктивной критики и аргументированных мнений, и да, мы иногда допускаем грамматические и стилистические ошибки (мы тоже люди), и благодарны, когда нам о них сообщают, но нам совершенно не нравится то, какие формы регулярно принимает критика в наших соцсетях.

Интересное по теме

Feel the feelings: письмо читателям

Мы искренне благодарны тем, кто пишет нам слова поддержки, и тем, кому хватает сил и самоконтроля пройти мимо вместо того, чтобы кинуть в окошко комментария что-то про «сдуревших фемок». Мы, может быть, и такие, но искренне хотим, чтобы российское родительство из священной коровы и социального проклятия превратилось в нечто гуманное, инклюзивное и общечеловеческое. И без вас нам никак не справиться.

Понравился материал?

Поддержите редакцию!

Понравился материал?

Поддержите редакцию!
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе